home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава XXII

НА «БУРЕВЕСТНИКЕ»

Семен Иванович Трофимов вышел из каюты и поднялся на мостик, по которому из угла в угол прохаживался вахтенный начальник. Увидев командира корабля, вахтенный остановился и хотел доложить, что за время вахты ничего особенного не случилось, но капитан-лейтенант кивнул ему головой и, отвернувшись, подошел к фальшборту. Опершись руками на планшир, он устремил взгляд на море, куда вышли на ночную прогулку «Колумб» и две шлюпки «Буревестника».

На эсминце, как обычно, в это время было тихо. Большинство краснофлотцев после весело проведенного дня улеглись спать. Часть была в море — на шлюпках и на шхуне. Вахтенные стояли на своих постах. Семен Иванович любовался ночью и думал о завтрашнем походе в свой порт, об учебной стрельбе из торпедных аппаратов, которая должна была состояться послезавтра. Лунная ночь мешала ему сосредоточиться на будничных заботах и вызывала желание перекинуться с кем-нибудь словом. Командир обернулся к вахтенному, собираясь спросить, как тому понравился рыбацкий праздник, но увидел, что вахтенный всматривается в прибрежную полосу бухты, и последовал его примеру. Вскоре он рассмотрел три черные точки. Они приближались к эсминцу. К кораблю подплывали какие-то люди.

— Это что еще за манера по ночам так далеко заплывать? — громко проговорил командир.

Вахтенный повернулся и доложил, что это, вероятно, купальщики из выселка.

— По-моему, плывут они совсем не из выселка! — сердито заметил командир.

Трое пловцов быстро приближались к кораблю. Вахтенный и командир внимательно следили за ними. Пловцы обгоняли друг друга. Но вот кто-то вырвался вперед и продолжал плыть, не уменьшая скорости.

— Что это еще за состязание? — снова спросил командир. И, помолчав, добавил: — Предупредите, согласно уставу.

Вахтенный подтянулся, набрал в легкие воздуха и закричал:

— Эй, там! Не под-плы-вать! Держи сто-ро-но-ою!

Пловцы не обратили внимания на окрик. Один из них что-то кричал, но пока невозможно было разобрать, что именно. Вахтенный, прислушиваясь, приложил ладони к уху.

— А ну-ка, пошлите шлюпку, — сказал Семен Иванович. — Пусть задержит этих молодцов. Надо проучить… Знают же, что около корабля плавать нельзя!

Распоряжение командира еще не было выполнено, когда первый пловец отчетливо прокричал:

— Скорее поднимите на борт! Скорее!

Стало ясно, что это не обычные купальщики. Что-то случилось. Командир корабля резко скомандовал:

— Последнее предупреждение, чтобы ближе не подплывали! Немедленно спустить шлюпку! Подготовить сигнал тревоги!

В один миг шлюпка отошла навстречу пловцам. Через несколько секунд первый из них схватился за борт и ловко вскочил в шлюпку. Это был Марко. На этот раз он обогнал Люду.

— Товарищ командир, немедленно на корабль! «Колумб» сейчас взлетит на воздух. Надо спасать людей!

Младший командир на шлюпке ничего не понимал. Он знал, что надо забрать пловцов, и шлюпка шла за остальными, находившимися приблизительно в ста метрах. Но оттуда доносился девичий крик:

— Плывите на корабль! На корабль! Не задерживайтесь!

Марко так горячо требовал немедленно плыть на корабль, а двое других пловцов так настойчиво его поддерживали, что командир шлюпки приказал возвращаться. Краснофлотцы изо всей силы налегли на весла.

Через минуту Марко взбежал по трапу на палубу корабля. Его повели на командирский мостик. Но он не шел, а с такой быстротой бежал впереди провожатого, что тот едва поспевал за ним.

— Кто такой? — резко спросил командир.

— Юнга со шхуны «Колумб», Марко Завирюха!

— Что случилось?

Марко торопливо рассказывал, в чем дело. От волнения и поспешности выходило несколько путано, но капитан-лейтенанту сразу стало ясно, что «Колумбу» угрожает опасность.

— Коротко, — сказал командир: — что там?

— Адская машина! Сейчас произойдет взрыв.

— Когда?

— В десять часов сорок пять минут!

Командир взглянул на часы. Было двадцать два часа двадцать семь минут. Оставалось восемнадцать минут.

В двадцать два часа тридцать одну минуту «Буревестник» снялся с якоря и пошел из бухты, развивая наивысшую скорость. В бухте чернели две точки. Это двое пловцов медленно плыли параллельно берегу, следя за ходом эсминца. Казалось, они неохотно возвращались на берег.

За кормой корабля тянулся бурнопенный след. От бортов его широко расходились волны. Машины в недрах стального корпуса работали в полную силу, равную мощности большой электростанции. Корабль рассекал морской простор, луна и электричество освещали напряженные лица моряков. Казалось, на всем эсминце оставались спокойными только хронометры и лицо капитан-лейтенанта Трофимова.

Возле командира стоял Марко и рассказывал о том, что узнал от Находки, и о своих наблюдениях за Ковальчуком. Рассказ юнги часто прерывался: скажет несколько слов и замолкнет, стиснет руками планшир и напряженно всматривается в море, точно измеряет на глаз скорость корабля. Потом вспомнит о своем слушателе и снова продолжает.

«Буревестник» прошел широкую горловину бухты и очутился в море. Вдали виднелись огоньки шхуны. Напрягаясь, можно было уловить звуки музыки. Корабельные часы показывали двадцать два часа тридцать шесть минут. До взрыва оставалось девять минут. Командир крикнул вахтенному:

— Полный боевой!

Приказ был мгновенно передан старшему механику. Струя встречного воздуха с удвоенной силой ударила в лицо Марку. Корабль мчался с такой скоростью, с какой он подходит во время торпедной атаки к вражеским линкорам или мчится на выглянувшую из воды вражескую подводную лодку, чтобы протаранить и потопить ее. И все же Марку казалось, что время опережает их.

Оставалось восемь минут. Яснее слышались звуки музыки, но вдруг они сразу стихли, и вот уже в ушах шумел только ветер. Очевидно, на шхуне и на шлюпках заметили эсминец и в удивлении затихли. В таком молчании прошла еще минута. Оставалось семь минут. До шхуны было не многим больше километра.

Оркестр снова заиграл бравурный марш, приветствуя эсминец. Очевидно, там считали, что командир «Буревестника» решил присоединиться к ним.

С мостика в машинное отделение прозвучала какая-то команда, и Марко почувствовал, что дрожание палубы прекратилось. Машины приостановили работу, эсминец шел по инерции.

Луч прожектора метнулся на шхуну, и на корме «Колумба» Марко узнал профессора и Грицка.

На эсминце гремела команда:

— Штормтрапы за борт! С левого борта спустить шлюпки!

Миноносец на сравнительно медленном ходу поравнялся со шхуной. Там гремел оркестр и раздавались крики «ура». Часы показывали двадцать два часа тридцать девять минут. Командир эсминца пробовал кричать, но на шхуне ничего не слышали… Марко взглянул на шхуну, подпрыгнул, выгнулся ласточкой и бросился в море между «Буревестником» и «Колумбом».

— Человек за бортом! — прозвучало на обоих судах.

Оркестр оборвал игру.

— Эй, на «Колумбе!» Немедленно всем оставить шхуну! Даю три минуты! — несся приказ с командирского мостика «Буревестника».

К шхуне подплывал Марко. Он тоже кричал, чтобы люди немедленно покидали шхуну. Там в первый момент все оцепенели и молча слушали приказ. Но шлюпки уже отходили от эсминца к шхуне. Корабль удалялся от «Колумба». Весь освещенный электрическими фонарями, он звал пассажиров и команду «Колумба» на свою палубу. Стах Очерет спросил было, в чем дело, но когда услышал голос Трофимова, который кричал в рупор «Две минуты!», приказал Андрию и Левку готовить посадку на шлюпки.

— Кто плавает — в воду! — закричал он.

Несколько человек прыгнули в море и поплыли к ближайшей шлюпке.

Марко поднимался на борт. Кто-то подал ему руку и помог влезть на шхуну.

— Что случилось? — спросили Марка.

— Через две минуты шхуна взлетит на воздух! — ответил юнга и бросился на корму.

Первая шлюпка стала борт о борт с «Колумбом». Люди прыгали в шлюпку. Первым туда бросили испуганного Грицка, потом помогли спрыгнуть профессору. Последними прыгали музыканты, не выпуская из рук инструментов.

На эсминце следили за часами. Было двадцать два часа сорок две минуты. Шлюпка еще не отходила от «Колумба». На шхуне оставалось трое людей. Командир шлюпки приказал им скорее садиться. Это были Стах Очерет, Левко Ступак и Андрий Камбала. Когда сошли пассажиры, Стах сразу размяк, стоял под мачтой и задумчиво, с отчаянием в голосе, повторял:

— «Колумб», «Колумб»!..

Моторист и матрос почти силой пересадили своего шкипера в шлюпку.

На сорок третьей минуте шлюпка отошла от шхуны. Гребцы работали, не жалея сил. С каждым ударом шести весел шлюпка отскакивала все дальше. Теперь внимание всех сосредоточилось на опустевшем «Колумбе». Освещенная луной шхуна стояла неподвижно. На мачте едва заметно светил огонек. Для командного состава эсминца наступила минута успокоения. Люди с «Колумба» были сняты своевременно.

В ужасе смотрели на шхуну Стах Очерет, Левко и Андрий. Эти трое теряли близкого друга. Они не знали, почему «Колумб» должен погибнуть.

Командир шлюпки громко сказал:

— Осталось пятьдесят пять секунд. Налягте, хлопцы!

Шлюпка отъезжала от шхуны все дальше. Командир шлюпки боялся, как бы ее не задело взрывом. Все, у кого были часы, следили за секундной стрелкой, чтобы отметить последний миг «Колумба».

Часы показывали сорок четыре минуты и пятьдесят секунд. Шлюпка находилась на значительном расстоянии от опасного места; гребцы сидели неподвижно, с поднятыми вверх веслами. Наступила напряженная тишина. Луна выплыла из-за легкой, как веночек, тучки. На пятьдесят первой секунде на палубе покинутой шхуны заметили человека. Он выскочил из кормовой рубки. Никто не знал, кто это. Все замерли. Человек на шхуне двигался необычайно медленно. До страшного события остались последние секунды.

— В воду! В воду! — раздалось несколько голосов.


Шхуна «Колумб»

Человек на шхуне подошел к противоположному борту и сделал такое движение, как будто бросал что-то в море. В то же мгновение раздался взрыв. «Колумб» бросило в сторону, рядом поднялся невысокий столб воды и обрушился на шхуну, заливая ее. По морю кольцами расходилась вызванная взрывом волна.


Глава XXI ЛОГОВО В ЧАЩЕ | Шхуна «Колумб» | Глава XXIII ПЛАТА НАЛИЧНЫМИ