home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава XVII

РАСПРАВА С ПЛЕННЫМИ

Когда Марко вернулся в свой карцер, Люды там уже не было. Зоря, увидев юнгу, схватила его за руку и шепотом спросила:

— Что, опять били?

Юнга усмехнулся и отрицательно покачал головой. Задумавшись, они долго сидели молча друг против друга. Яркий электрический свет утомлял глаза, раздражал. Они слышали, как лодка поднималась, как она шла под водой, как всплыла и, очевидно, пошла по воде. Марко обо всем этом догадывался по легким толчкам и дрожанию машин. Друзья перебрасывались редкими фразами — они не были уверены, что их не подслушивают. Юнга думал о том, что будет с ним в эту ночь. «Когда же Анч исполнит свою угрозу и как?» — спрашивал он себя.

Стараясь быть спокойным, Марко погрузился в воспоминания. Перед ним встала буйная трава на Лебедином, пасмурное небо перед дождем. Ветер пронесся над островом, пригибая траву. Вдали, по едва заметной тропке на ветру мелькает женская фигура. Небо прорезает молния, грохочет гром… И вот падают первые крупные капли — вестницы летнего ливня. Над фигурой незнакомки раскрывается зонтик. Дождь стучит по туго натянутому шелку. Незнакомка оборачивается, и Марко видит ее зелено-карие глаза… Потом ему вспомнилась последняя встреча, когда Люда притворялась, что он ее избил… Он тешил себя надеждой, что она останется жива и расскажет обо всем и на Лебедином узнают об их судьбе… Марка угнетало сознание собственного бессилия: он не может ничем повредить этому пиратскому судну, не может дать знать своим… Марко вспомнил о синем пакете. Он засунул руку под сорочку, нащупал пакет и с радостью убедился, что конверт сделан из крепкой пергаментной бумаги, размокающей не так быстро, как обычная. Значит, документы сохранятся некоторое время, и, возможно, когда найдут его труп, советские люди узнают какие-нибудь важные известия… Вдруг до юнги донесся звук отдаленного взрыва. Марко почувствовал, что лодка снова погрузилась в воду.

Марко посмотрел на Зорю. Она спала, положив голову ему на колени. Ее худенькое загорелое лицо стало совсем детским и утратило обычное выражение серьезности. Не до конца заплетенная коса упала на тонкую руку с мозолистой ладонью. Юнга подумал о жизни Находки, которая, с тех пор как помнила себя, почти не испытала ни материнской, ни отцовской ласки. До последнего времени у нее не было друзей и близких. Только после смерти Ковальчука судьба ей улыбнулась. И вот, опять все эти переживания… А может быть, пираты не убьют ее? Может быть, для них достаточно будет его смерти? Нет, эти ночные воры побоятся оставить живых свидетелей! Всех троих ждет одно и то же — смерть. А может, Люде удастся прожить еще день или два? Это увеличило бы ее шансы на спасение. Марко старался придумать какой-нибудь выход, но ничего не получалось.

Зоря спала спокойно, и мальчик несколько раз замечал на ее лице улыбку. Девочке снилось что-то приятное. Марко завидовал ей и жалел, что сам заснуть не может. Всякий раз, когда приближалась дремота, лоб его покрывался холодным потом — в сознании вставали Зоря и Люда, умирающие ужасной смертью.

О себе он уже забыл, передумал все, но судьба подруг волновала его. И всякий раз, вспоминая рассказ Анча о потоплении нового инспектора и рыбака, он сжимал кулаки и бил ими по полу. Но боль в раненой руке возвращала ему рассудительность, и он со страхом посматривал, не проснулась ли Зоря.

Девочка не просыпалась. Только раз она повернулась на бок и, выпустив из рук косу, прошептала: «Мама». Ее лицо осветилось радостью. Марко замер и впервые за все время ощутил на своих щеках слезы. Он вспомнил Левка, моториста с «Колумба», первого человека, искренне привязавшегося к этой девочке.


Шхуна «Колумб»

Внезапно открылась дверь. «Неужели пора?» На пороге появился Анч, за ним стояли матросы. Марку предложили выйти. Он поцеловал Зорю в лоб, осторожно положил ее голову на пол, поднялся и вышел. Как только он очутился в коридоре, Анч зашел в каморку, растолкал девочку и, разбудив, приказал ей тоже выйти. Их повели мимо командирской каюты. Значит, больше допрашивать не будут. Впереди шел матрос, за ним — Марко, за Марком — Зоря, а позади — Анч и еще двое или трое матросов. По трапу поднялись наверх и через раскрытый люк вышли на палубу. Их обдала легкая струя ночного воздуха.

Лодка, всплыв на поверхность, стояла неподвижно. Близился рассвет. В небе уже бледнели звезды, на востоке светлела широкая полоса. Сумерки рассеивались. Черные маленькие волны легко набегали на металлические стены лодки.

Матрос, шедший впереди, пропустил Марка и Зорю, а потом скрылся обратно в люк. Вместо него появился Анч. Он долго восторгался прекрасным звездным небом и тихой погодой. Потом издевательски спросил, почему молодые люди дрожат — ведь сейчас совсем не холодно.

— На вашем море август — чудесный месяц, — сказал шпион. — А вскоре начнутся лунные ночи… К сожалению, сегодня мы можем показать вам лишь звезды. Зато мы предоставляем вам возможность дышать свежим морским воздухом. Это целительный воздух! Врачи говорят, что в нем на расстоянии ста километров от берега нет ни одной бактерии.

Марко и Зоря молчали. Они стояли на палубе, смотрели на море и в самом деле с наслаждением вдыхали морской воздух после долгого пребывания под водой. Они искали глазами хоть какой-нибудь огонек или силуэт. Но тщетно: командир подводной лодки выбрал место, удаленное от всех морских путей, куда даже рыбаки редко заглядывали.

Анч направился к люку, но, остановившись на ступеньках, сказал:

— Может быть, вам показать мешок, в котором провел несколько приятных минут Тимофий Бойчук?.. Молчите? Ну, тогда позвольте пожелать вам всего хорошего!

Он быстро исчез и закрыл за собой люк. Юноша и девочка остались одни. Зоря прижалась к Марку, точно ища у него защиты. В это время в надстройке боевой рубки открылся маленький иллюминатор и оттуда снова раздался голос Анча:

— Эй, там! Сейчас лодка пойдет под воду. Если в последнюю минуту вы согласитесь делать все, что вам скажут, постучите сюда.

Стекло иллюминатора опустилось.

Послышался шум воды за кормой. Лопасти винтов, медленно поворачиваясь, перегребали воду, и лодка двинулась. Движение ускорялось. За лодкой побежали четкие бороздки: она стала погружаться в воду. Юноша и девочка, крепко прижавшись друг к другу, стояли на палубе. Вдруг Зоря вырвала свою руку, бегом бросилась к боевой рубке и застучала кулаками в иллюминатор. Юнга растерянно посмотрел вслед подруге и мигом подбежал к ней. Два противоположных чувства боролись в нем. Он боялся, что Зоря погибнет, но пусть лучше погибнет, чем станет предательницей. Он протянул руки, чтобы оттащить ее от иллюминатора, но не успел этого сделать. Лодка перестала погружаться, иллюминатор открылся, и снова послышался торжествующе-насмешливый голос Анча:

— Одумались? Вы согласны?

— Я хотела вам сказать, рассказать… — заспешила девочка.

— Зоря! — с отчаянием и угрозой в голосе крикнул Марко.

Но девочка не обратила на него внимания.

— Вы никогда ни от кого об этом не узнаете… Это только я могу рассказать. Хотите, скажу, почему вам не удалось никого отравить вашей папиросой? Потому, что я подглядела, как вы ее делали, а потом подменила, а отравленную сожгла… Вот и все. — Девочка расхохоталась.

В то же мгновение иллюминатор захлопнулся. Лодка снова стала погружаться. Марко обнял Зорю. Он гордился своей маленькой подругой. Они снова взялись за руки. Лодка шла вперед, их лица обдувало ветром.

— Прощай, Люда! — крикнул Марко и, держа Зорю за руку, вместе с ней бросился в море.

Волной их отбросило от борта и закружило в водовороте за кормой.

Лодка исчезла под водой, унося с собой Люду. Девушка спала, ничего не зная о судьбе своих друзей и не слыша их прощального привета.

Анч и командир лодки видели в перископ, как прыгнули в воду пленные, но скоро потеряли их из виду.

Кончалась ночь над морем.

…«Буревестник» после безуспешной разведки приближался к Лебединому острову; затерявшись в море, плыла шлюпка с командой «Антопулоса», которой удалось спастись после взрыва. Где-то дрейфовал пароход — база подводной лодки, и радист его принимал шифрованную радиограмму-рапорт об успехах пиратов. Небо светлело, звезды гасли одна за другой, поверхность бескрайного моря колебалась, играя низкими волнами.

Из лузанского порта выходила в море шхуна «Колумб», неся на вершине мачты черный креп.


Глава XVI ВЫСТРЕЛ ТОРПЕДОЙ | Шхуна «Колумб» | Глава XVIII СНОВА В РАЗВЕДКЕ