home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава V

ВЕДРО НА ВОЛНАХ

Шхуна быстро шла на юг. На том месте, где ее захватили пираты, осталось только большое черное, слегка поржавевшее ведро. Оно плавало вверх дном, легонько покачиваясь на волнах. Не один год служило оно рыбакам для мытья, палубы, для растворения каустической соды, для переноски рыбы и для других надобностей. Словом, оно ничем особенным не отличалось от любого другого рыбачьего ведра.

На расстоянии двухсот метров его уже почти нельзя было различить, да захватчики и не придали ему значения. Однако внимательный наблюдатель наверняка заинтересовался бы им. Оно было погружено в воду значительно глубже, чем обычное ведро в подобном случае. Покачивалось оно тоже меньше обычного, как будто какая-то сила заставляла его точно сохранять вертикальное положение.

В тихую погоду, глядя на поплавки, всегда можно определить направление и скорость течения. Внимательный глаз заметил бы, что пока «Колумб» стоял на месте, ведро также не двигалось, но как только он отошел, поплыло и ведро. Оно направилось в противоположную сторону, словно течение сразу подхватило его и понесло на север. Затем ведро задрожало, из-под воды показалась голова. Пловец, очевидно успокоенный тем, что шхуна уже далеко, вынырнул на поверхность. Это была Зоря Находка.

Стоя на палубе около Марка, с заложенными за голову руками, девочка сперва не собиралась бежать со шхуны. Но во взгляде, брошенном на нее Анчем, она прочла смертельную опасность для себя, и мозг ее лихорадочно заработал: как вырваться, как убежать от захватчиков? Еще выходя из рубки, Зоря заметила на воде опрокинутое ведро. Вспомнив слова Левка, что Лебединый остров близко, она решила незаметно для пиратов спрыгнуть в воду и поплыть к острову. Но подходящего случая не было — пираты внимательно следили за своими пленными. Возможно, она долго ожидала бы удобного момента для бегства, но когда Анч обратился к ней, она прочитала в его глазах свой приговор. Она бросилась в воду с левого борта, сама еще не зная, что будет делать дальше.

Уже в воде Зоря решила отплыть от шхуны, показаться, а потом под водой вернуться назад. Всплыв, чтобы передохнуть, она тотчас же нырнула снова: ее обстреливали. Она нырнула прямо вглубь, на том же месте, надеясь, что захватчики будут ожидать ее дальше, и пока они переменят прицел, она успеет передохнуть. Расчет оправдался, и поэтому она убереглась от пуль, пущенных в нее минутой позже.

Погрузившись в третий раз, она повернула назад, намереваясь снова проплыть над водой пройденное уже расстояние, нырнуть под киль «Колумба» и только после этого снова высунуть голову на поверхность. Даже для такого пловца, как Зоря, это было опасно. Когда впереди показались мутные очертания киля шхуны, она почувствовала, что задыхается. Ее охватило непреодолимой желание открыть рот, но она знала: достаточно одного глотка воды, чтобы уже не всплыть на поверхность. Зоря крепилась. Последнее напряжение — и она плывет, почти касаясь головой пологого днища шхуны. Девочка осторожно вынырнула под самым бортом. Прошло около минуты, пока она отдышалась. Дольше она боялась оставаться на поверхности. Каждый миг кто-нибудь из пиратов мог заглянуть через борт и заметить ее. В двух метрах от нее на воде покачивалось ведро. Зоря знала: надо нырнуть и всунуть в него голову, тогда можно три — пять минут не показываться, если только держать ведро в вертикальном положении. Так она и сделала. В продолжение нескольких лет она тренировалась с ведром и без него, плавала по воде и под водою. Никто не заставлял девочку делать это, но никто и не мешал ей. Она самоучкой овладела этим искусством в совершенстве. Попади она к хорошему тренеру, из нее вышел бы со временем выдающийся мастер водного спорта.

Ведро служило ей водолазным колоколом. Однако выдыхала она не в ведро, а прямо в воду, и потому количество воздуха в ведре уменьшалось, но углекислота не попадала в него. Труднее всего в таких случаях держать под водой тело. Когда она, упражняясь, глубоко ныряла с ведром, то обычно брала какую-нибудь тяжесть, подобно водолазам, которые берут свинцовые грузила. В случаях же, когда приходилось плавать под ведром, находящимся на воде, Зоря старалась держать ноги перпендикулярно поверхности моря.

Зоря понимала, что воздуха в ведре ей надолго не хватит. Поэтому она старалась не двигаться под ведром. Минуты через три, оставив свой «колокол», она поплыла под водой к нависающей корме, высунула голову, глотнула свежего воздуха и услышала разговор, из которого узнала, что на шхуне ее считают потонувшей. Потом вернулась назад, под свое ведро. Она быстро перевернула его, пополнила чистым воздухом и вновь спряталась, ожидая ухода шхуны. Этого момента она и ждала и боялась. Ее могло ударить винтом, борт шхуны мог зацепить ведро и перевернуть его, наконец одному из пиратов могло придти в голову вытащить ведро. Но, на счастье Зори, ничего этого не случилось. Шхуна отошла, не коснувшись ее. Она же не выглядывала из воды, крепко держа ведро за дужку и тем самым сохраняя его в неестественной неподвижности на волнах. Наконец, когда дышать стало совсем нечем, она вынырнула и поплыла, прикрываясь ведром, прочь от шхуны.

Очутившись одна в море, без единого спасательного прибора, кроме неудобного и ненадежного ведра, Зоря растерялась. У нее не оказалось ни резиновой подушки, ни пробкового пояса, и, главное, собираясь плыть к берегу, она не знала, где именно он находится. Даже стоя на шхуне, она не заметила его на горизонте, хотя и помнила слова Левка, что берег близко. Оставалось ориентироваться по солнцу да по шхуне. Шхуна несомненно пошла прочь от острова, а солнце показывало, где запад. Девочка должна была плыть на север, но определить точно, где этот север, она не могла.

Между тем всякое отклонение на запад грозило увеличить ее путь до семидесяти — восьмидесяти километров, а маленький поворот к востоку делал его равным сорока — пятидесяти километрам. Девочка поплыла так, что солнце было от нее слева. Она не знала, что в этом направлении ей придется плыть до берега сто двадцать километров. А это непосильно даже для лучшего в мире пловца. Лебединый остров оставался чуть в стороне от ее пути, и она непременно проплыла бы мимо, не заметив его.

Солнце коснулось горизонта, когда Зоря перевернулась на спину, чтобы отдохнуть. Утомление от пережитых приключений еще давало себя знать. Девочка чувствовала, что сил у нее теперь меньше, чем три дня назад, и должна была их беречь. Лежа на спине, она смотрела вверх, в темную синеву неба, и вдруг заметила двух белых чаек. Птицы после дневной охоты возвращались с моря на берег. Они летели ровно, не снижаясь, не поднимаясь, никуда не поворачивая; должно быть, они спешили к своим гнездам. Вероятнее всего это были чайки с Лебединого острова. С высоты они видели остров и направлялись прямо к нему. Зоря проводила птиц взглядом. Девочка завидовала им — они ее быстро опережали. Следя за птицами, она обратила внимание, что летят они не в том направлении, в котором она плыла.

Зоря повернула за чайками. Вскоре они скрылись из глаз. Тогда она стала ориентироваться на солнце. Впрочем, ей трудно было определить необходимый угол между своим курсом и солнцем. К тому же солнце скоро зашло, и пришлось определять направление по луне. Но луна двигалась по небосклону. Только когда высыпали звезды и Зоря нашла среди них маленькую Полярную, к девочке пришла уверенность, что теперь у нее точный ориентир и она уже не собьется с прямой линии.

Время от времени она поднимала голову и смотрела на маленькую неподвижную светящуюся точку, вокруг которой вращается небосвод.

Небо было чисто и как будто не собиралось покрываться тучами. Но, к сожалению, так только казалось. Если бы Зоря разбиралась в погоде, как разбирался в ней Стах Очерет, она, взглянув на небо после захода солнца, могла бы предвидеть кратковременный, но сильный ветер.

Девочка плыла «по-лягушечьи», то есть брассом, она двигалась медленно, чтобы не утомляться.

Спускалась ночь. Ярко горели звезды.

Зоря плыла и плыла, ничего не видя, кроме своей Полярной звезды, точно собиралась доплыть до нее. Ложась на спину отдохнуть, она не смотрела на звездное небо, а закрывала глаза и прислушивалась, не раздастся ли шум парохода или рыбацкие голоса. Но до нее не долетали никакие звуки, кроме шепота волн, и девочке казалось, что в мире нет ничего, кроме нее и моря, что время тянется бесконечно и волны всегда будут нашептывать ей свой непонятный рассказ. Потом она переворачивалась и плыла дальше. Но вот стали подниматься волны, и вскоре девочку нагнал ветер, а по небу пронеслась какая-то дымка, затемняя звезды и луну. За дымкой с моря ползло черное покрывало. Оно загораживало звезды и сгущало тьму.


Глава IV НА ЮГ | Шхуна «Колумб» | Глава VI ШКВАЛ