home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Эпилог

– Когда надоест понемножку кофейно-диванный комфорт, обуй свою правую стройную ножку в высокий пиратский ботфорт! – с грубоватой жизнерадостностью распевали звонкие девичьи голоса. – Придуманных песен не хватит для жаждущих пламени губ – и левую стройную ножку охватит фестончатый жесткий раструб!

Нельзя сказать, что Люс так уж любила эту песню, подарочек ехидной Зульфии, ее скорее привлекал азарт, с каким песню исполняли будущие хронодесантницы.

Песня доносилась из-за окна, и Люс слушала ее, рассеянно поглядывая, что творится в зале. А поскольку был перерыв в занятиях, то там и творилось черт знает что. Молодым, здоровым, отлично тренированным девчонкам такое приходило в голову – не раз бывавшие в десанте преподавательницы только ахали.

Вот и теперь разыгралось лихое побоище на алебардах, мавританских саблях и – для разнообразия – нунчаках. Выхватить нунчаками алебарду и сразу же, развернувшись, метнуть ее в противницу – такие трюки во времена, когда Люс осваивала боевые искусства, еще в девятнадцать лет не проходили.

Люс поглядела на часы и нажала кнопку звонка. Это было мощное устройство вроде сирены, только малость помелодичнее, потому что девчонки в перерывах бегали купаться на озеро, а озеро находилось в пяти километрах от школы.

Ее группа собралась на удивление скоро. За окном пели, не обращая внимания на сирену.

– Томящая душу отвага вокруг никому не нужна – и, значит, надежная звонкая шпага оттягивать пояс должна!…

– Ну?! – сурово спросила Люс. – Что будем делать с зачетом по жиму лежа?

Девицы потупились. Люс зловеще достала из декольте сантиметровую ленту.

– Всех перемерю! – мрачно пригрозила она. – О чем я вам толкую уже целый семестр? А? Ну, кто мне скажет, на чем горели наши первые десанты?

– На несоответствии физических кондиций местному колориту! – бодро отрапортовала ее любимица Гюльнара, младшая сестра Зульфии.

– Я – ветеран десанта, и то тренируюсь, улучшаю свою форму! – с упреком сказала Люс. – Посмотрите на себя! Эрика! Разве это грудь? У тебя бюст все еще как у четырнадцатилетнего мальчишки! Эмильена! Твою грудь тоже не найдешь без микроскопа! С такими формами вас отчислят за неуспеваемость!

Группа приуныла.

– Ваше счастье, что зачет только на следующей сессии, – проворчала Люс.

– И лучшее в мире богатство найдешь ты в конце-то концов – ночное, шальное, крылатое братство испытанных в деле бойцов! – пели за окном.

В зал вошла Зульфия, ведя за руку синеглазого мальчика, крепкого и кудрявого. Вся группа покосилась на первого десантного сына.

Под мышкой А-Гард-Семнадцатая держала здоровенный фолиант.

– В последний раз показываю вам упражнения, – объявила Люс. – Я-то занимаюсь по схеме, каждые два месяца меняю комплекс, и за этот семестр, что вожусь тут с вами, прибавила полтора сантиметра. Главное – поставить цель!

И она вспомнила свою ненаглядную цель…

– Ватага бродяг своенравных, созревших в гульбе да в борьбе, они тебя примут, подруга, на равных и выбор доверят тебе! – уже не пели, а вопили завтрашние выпускницы, предчувствуя, какой замечательный они сделают выбор.

Люс легла на скамью. Две девицы подали ей штангу, и она приняла гриф на вытянутые руки.

– Классический жим лежа! – провозгласила Люс. – Единственный надежный способ заполучить роскошный естественный бюст! Хирургия – не для нас! Итак – руки сгибаю в локтях до предела, спина прогнута. Работает только большая грудная мышца. И работает с полной амплитудой! Делаю вдох. Штанга идет вверх на выдохе…

Люс сделала несколько академически правильных жимов, девицы приняли штангу, и она встала.

– А вот и результат! – сказала она, резко напрягая грудь и скосив при этом глаза на Зульфию.

Но результат оказался неожиданным для нее самой.

Узкая майка, и без того стеснявшая ее движения, лопнула в двух местах, и роскошная, упругая, сильная грудь, мечта всего Шервудского леса, выглянула наружу через две прорехи.

– Ого! – так и ахнула группа.

– Понятно? – как будто событие было запланировано, с ехидным спокойствием спросила Люс.

Она гордо прошла сквозь строй девиц, давая каждой возможность осмотреть плоды трудов своих, и оказалась у зеркала.

Отражение победно улыбнулось ей.

Но из того же зеркала смотрела на нее и Зульфия.

А-Гард-Семнадцатая не задавала вопросов вслух. Но Люс читала эти самые вопросы в ее глазах.

– Раз ты такая великолепная, то почему ты не возвращаешься ТУДА? – спрашивала Зульфия. – Вот ведь даже Свирель подумывает о втором визите. Я сама побывала ТАМ и починила хрономаяк. Все готово! Передашь привет этой несостоявшейся карьеристке Маргарет… Так в чем же дело?

Песня за окном, набирая силу, подошла к последнему куплету. Его полагалось петь негромко, но внушительно, чуточку зловеще, с особым презрением и угрозой выкрикнув хором повторное «навеки». Девчонки так и спели – со всем азартом профессиональных десантниц, спасительниц человеческого генофонда.

– А если влечет хоть немножко диванно-кофейный уют, навеки – НАВЕКИ! – закрыта дорожка туда, где мужчины живут!!!

– Так в чем же дело? – повторили вопрос черные внимательные глаза в зеркале.

Люс не знала. Очевидно, она ждала, пока в душе запоет сигнальный рожок «зеленых плащей». А он что-то молчал, окаянный.

Мэй отравила-таки всю радость, которая могла ждать в Шервудском лесу. Месть была суровая. Но не Мэй же, в самом деле, наколдовала, чтобы всякий закат наводил Люс на мысли о феях, объезжающих свои владения на огненных боевых конях. И не она позаботилась о том, чтобы пять призрачных всадниц вели в поводу свободного коня. Это сделал совсем другой человек.

Люс не могла признаться Зульфии, что влипла в какой-то диковинный любовный треугольник, где все и для всех было невозможно.

В зеркале трудно было разобрать, что золотыми буквами выдавлено на обложке того бархатно-синего тома, который принесла Зульфия. Люс разглядела только маленький золотой парусник. Очевидно, подруга пришла не упрекать ее за бездействие, а предложить что-то совсем другое. И желательно без поэзии…

Люс, уже понемногу возвращаясь к хорошему настроению, оглядела себя в зеркале с головы до ног. Особенно придирчиво изучила свой бюст. Да, пожалуй, редкий флибустьер отказался бы от такой роскоши… не говоря уж о корсарах…

Недаром эту женщину звали Люс-А-Гард!

Она решительно повернулась и протянула руку за книгой.


Рига, 1990—1996


Глава шестнадцатая Победы, которые мы выбираем | Люс-а-гард |