home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Потребовалось всего десять минут на то, чтобы добраться до стройки на патрульной машине Нейта. Шон открыл дверцу прежде, чем она остановилась. Он поспешил к зданию, чтобы оценить нанесенный ущерб, и столкнулся с одним из охранников, Роджером, который разговаривал с патрульным Кларком.

– Вы успели их хотя бы рассмотреть? – спросил Шон, зная, что он не получит желаемого ответа.

Роджер покачал головой.

– Извини, Шон. Джерри и я преследовали их до моста, – охранник махнул рукой в сторону реки. – К тому времени, как мы добрались туда, они нас опередили. Мы услышали, как завелся грузовик, и они на огромной скорости укатили.

– Черт! – С Шона было достаточно. – Для чего они это делают? Какой в этом смысл? Мы думали, они хотят украсть что-то ценное, но, выходит, их цель – лишь навредить.

К ним подошла Мария.

– Когда рассветет, возможно, Нейт сможет добавить что-нибудь определенное, – произнесла она.

Шон кивнул.

– Думаю, нужно оценить ущерб.

Они двинулись к двухэтажным домам. Шон взял у Роджера большой фонарь и направил луч света на фасад, чтобы обнаружить выбитые стекла и испорченные рамы. Часть облицовки тоже пострадала.

– О черт! Этот дом должен был стать нашим первым объектом для показа. На следующей неделе должен приехать специалист по интерьеру, а в следующем месяце дом необходимо сдать. Чем нам заменить эти окна? Их делали по заказу. На это ушли многие недели, – пробормотал Шон себе под нос.

– Я могу позвонить кое-кому, – предложила Мария.

– А смысл? Они вернутся и устроят что-нибудь еще. Черт, я не могу постоянно все тут заменять! В конце концов, это очень дорого!

– А как насчет страховки?

– Объяснения и сбор документов займут больше времени, чем имеется в нашем распоряжении. Время нам так же дорого, как деньги, – Шон повернулся к Нейту. – Что еще я могу сделать? Как остановить этих ублюдков?

– Ну, ты уж точно не можешь гоняться за ними по городу с ружьем. Придется тебе оставить это дело закону.

– Без обид, брат, но пока ты ничем помочь не смог, – Шон сразу же пожалел о сказанном. – Извини.

Нейт кивнул.

– И ты меня. У меня недостаточно людей, чтобы патрулировать всю стройку. Остается надеяться только на то, что эти мерзавцы совершат какую-нибудь ошибку.

Раздался звук мотора, и на стройку въехала машина, из которой вышел Курт Истон.

– Отлично, именно его нам и не хватало, – простонал Шон.

Внезапно Мария вырвала руку и пошла навстречу отцу. Даже не поздоровавшись, Истон забрал фонарь у Шона и повернулся к дому. Через полминуты он произнес:

– Шериф, что вы собираетесь делать?

– Сейчас я сделать ничего не могу, – ответил Нейт. – Как рассветет, мы проверим мост, откуда уехал грузовик. Надеюсь, преступники стали более беспечными и оставили какие-нибудь следы.

Истон взглянул на Шона.

– Это твоя вина. Ты должен был сосредоточиться на этом проекте, а не рыскать в поисках другого проекта в Лас-Вегасе.

Шон больше не мог сдерживаться.

– Да ты просто этим наслаждаешься, да, Истон?! К тому же ты можешь обвинить во всем меня, и это еще лучше!

Истон пожал плечами.

– Я не виноват в том, что ты не можешь справиться с работой!

– Думаю, вам обоим следует немного остыть, – вмешался Нейт.

– Шон здесь ни при чем! – добавила Мария.

– Но он не смог предотвратить этого.

– Можно подумать, я не пытался! – произнес Шон, пытаясь обуздать гнев. – Я нанял охрану, добавил освещения. Все выглядит так, будто у них на руках вся информация. Они явно знают расписание работы наших охранников. – Они всегда на шаг впереди меня, добавил он про себя. – Это становится уже подозрительным. Как будто кто-то хочет меня уничтожить.

– Ты сам к этому идешь! – презрительно фыркнул Курт.

– Черт возьми, Истон, я буду удивлен, если окажется, что ты к этому не причастен.

Мария ахнула:

– Шон, отец ни за что бы этого не сделал! Ему тоже есть что терять.

Шон переводил взгляд с Истона на Марию. В сердце словно вонзился нож, когда его жена выступила против него заодно с отцом.

– Но не то, что могу потерять я, – произнес он.


– Шон, подожди! Я хочу поговорить с тобой, – Мария бросилась за мужем, но он не остановился.

– Зачем? Ты уже объяснила свою позицию, – бросил он через плечо.

– А чего ты ждал, когда обвинил моего отца?

– В моем обвинении хотя бы есть смысл. У кого еще на меня зуб? Кто еще бы с радостью посадил Хантера в лужу? Что ж, моя дорогая, я уже достаточно соблюдал нейтралитет.

– Отец никогда бы не зашел так далеко. – Мария молилась, чтобы это оказалось правдой.

– Когда речь идет о Хантерах, твой отец пойдет на все.

– Шон, я знаю, что он почти все вложил в «Парадайз».

– Так же, как и я. Это начало моего пути, Мария. Это наше будущее. По крайней мере я думал, что у нас есть будущее, – голубые глаза, которые она так любила, стали холодными. – А теперь я уже в этом не уверен.

Мария почувствовала боль оттого, что он в нее не верит. А чему она удивляется? Ей следовало к этому привыкнуть, Шон уже ранил ее однажды.

– И я тоже.

Внезапно она услышала, как ее зовут, и оглянулась на отца, прислонившегося к машине. Он выглядел совсем вымотанным.

– Мне нужно отвезти отца домой, – она замолчала, надеясь, что сейчас Шон извинится и обнимет ее.

– Мы ошибались, Мария, когда думали, что наша свадьба остановит семейную вражду. Этого никогда не будет. Курт Истон ни за что не примет меня, – Шон отвернулся, когда отец снова позвал Марию. – Тебе пора идти.

Ее сердце вздрогнуло от боли.

– Прощай, Шон.


Рано утром на следующий день Шон и Нейт встретились на мосту. Они исследовали каждый дюйм и нашли несколько чехлов для винтовки. Нейт забрал вещественные доказательства с собой, чтобы проверить отпечатки пальцев. Однако если у вандалов был криминальный опыт, то это напрасная трата времени.

– Этого мало, но, возможно, нам повезет, – произнес Нейт.

– Я больше не собираюсь полагаться на удачу. И перееду в трейлер до тех пор, пока этот проект не будет закончен. Я не позволю кому-то отнимать то, что принадлежит мне, – продолжил Шон, думая не о проекте, а о Марии.

– Все еще считаешь, что Курт Истон приложил к этому руку?

– Вряд ли он сам стал бы пачкать руки, но можно нанять кого-нибудь, – Шон вздохнул. – Если бы это были подростки, они давно бы уже угомонились.

Брат посмотрел на него.

– Будь осторожен. Если эти парни – профессионалы, они могут играть в довольно жестокие игры. – Нейт замолчал на мгновение. – Конечно, это не мое дело, но я готов спорить, что у вас с Марией все серьезно.

Да уж, серьезней некуда! Он на ней женился.

– Двадцать четыре часа тому назад я тоже так думал.

Брат похлопал Шона по плечу.

– Если хочешь поговорить, я всегда рядом. Нейт улыбнулся, сел в патрульную машину и уехал.

Шон снова взглянул на поврежденный дом. Строители уже начали работать над панелями. Да, не этим должны были его люди заниматься сегодня. Он повернулся к тому месту, где обычно парковалась Мария, но там было пусто.

После всего, что Шон ей наговорил вчера, ее нельзя было винить в том, что она не приехала. А он так хотел, чтобы его жена была рядом с ним. Неужели это слишком много? Да, должно быть, ведь он вел себя как полный идиот.

Шон вошел в трейлер и обнаружил на своем столе конверт. Послание от Марии.


«Шон,

я связалась с «Эксклюзив Виндоу Компани» и заказала новые окна для двух домов. Они гарантируют доставку заказа через три недели. Я уже имела с ними дело, их продукция превосходного качества. И они всегда держат слово. Если тебе не по нраву мое самоуправство, заказ можно отменить в течение двадцати четырех часов.

Какое-то время меня на стройке не будет, но не волнуйся, свою работу я выполню. Я чувствую, что нам обоим нужно время, чтобы все обдумать и решить, какой путь следует выбрать. Пожалуйста, не пытайся связаться со мной.

Мария».


Шону стало нечем дышать, и он опустился на стул. Как получилось, что все так запуталось? Мужчина потер лицо руками. Все, что ему нужно, – это Мария.

У него сердце разрывалось от воспоминаний о том, что было между ними в Лас-Вегасе. Ему принадлежал тогда весь мир: Мария стала его женой и они занимались любовью... Те двадцать четыре часа они словно провели в раю.

Мысли Шона снова вернулись к прошлой ночи и к тому, какой измученной казалась Мария. Он хотел, чтобы она никогда не пожалела о том, что вышла за него замуж. Если это значит, что сейчас придется ненадолго оставить ее в покое, он это сделает.


Мария просидела дома целую неделю. За это время Шон ни разу не зашел к ней и даже не позвонил.

Благодаря ноутбуку и Роду, который сообщал, когда Шона не было на стройке, девушка стала приходить в трейлер, чтобы работать. Последнее, чего ей хотелось бы, – это наткнуться на Шона. Слезы навернулись на глаза, когда знакомая боль сжала сердце. Все так запуталось. Почему она влюбилась в Шона? Почему поехала с ним в Лас-Вегас? Значило ли для него это хоть что-нибудь? Слеза покатилась по щеке. Значила ли она для него хоть что-то?

– Разве утро не удалось? – Голос матери прервал ее размышления.

Мария быстро вытерла слезы.

– Оно было чудесным, мама.

Они съездили сегодня в Тусон, чтобы развеяться. Походили по магазинам. Мария даже купила себе новое бледно-сиреневое платье. Прежде чем вернуться домой, они остановились пообедать в кафе.

– Мы уже целую вечность не выбирались вместе за покупками, – Шерил Истон взяла дочь за руку. – Хотела бы я избавить тебя от всех неприятностей.

– Сомневаюсь, что ты можешь заставить папу принять Шона.

Ее мать вздохнула.

– О, милая, я пытаюсь сделать это уже много лет. Я знаю, что эта глупая вражда отразилась на нем, особенно на его здоровье, – женщина подняла бровь. – А теперь это отражается на тебе. Снова.

Мария открыла было рот, но возразить не смогла.

– Я беспокоюсь о Шоне, – она покачала головой.

– И ты все еще его любишь, – добавила Шерил.

– Да, но это не меняет дела. Шон и отец ненавидят друг друга. Как я могу выбирать между ними?

– Возможно, тебе придется это сделать.

Было бесполезно отрицать очевидное. Мария покачала головой, по ее щеке скатилась слезинка.

– О, мама, что же мне делать? Как я могла предположить, что, вернувшись сюда, я смогу работать с Шоном, словно между нами никогда ничего не было? Это так больно!

Шерил взяла дочь за руку.

– Хотела бы я ответить на твои вопросы... Поверь мне, после стольких лет жизни с твоим отцом я могу сказать только одно: тебе придется принимать хорошее вместе с плохим. И тебе придется любить мужчин, несмотря на то что они упрямые и глупые.

– Именно. Я люблю Шона. И я несчастна.

– Могу поспорить, что Шон чувствует себя не лучше. Не волнуйся, милая. Если суждено, то все рано или поздно наладится.


Шон вошел в кафе и сел возле стойки. Он не хотел есть, но его мать попросила встретиться с ней в кафе.

Толпа, которая всегда собирается к обеду, уже схлынула. Он не был в настроении с кем-либо общаться. Чего бы ему действительно хотелось – это пойти домой и дня два спать мертвым сном. Но это вряд ли получится до тех пор, пока он не поймает вандалов. Может быть, тогда все встанет на свои места.

Шон повернулся на стуле к двери, когда чьи-то каштановые кудри привлекли его внимание.

Он не отрываясь смотрел на столик, который заняли Мария и миссис Истон. Голодный взгляд Шона не отрывался от лица жены. Бледная кожа, чудесные волосы. Он помнил, как эти кудри рассыпались по подушке, когда они занимались любовью. У мужчины перехватило дыхание, когда он посмотрел на ее губы и вспомнил, как они касались его разгоряченной кожи.

Словно почувствовав его взгляд, Мария подняла голову и посмотрела в его глаза. Внутри у Шона все сжалось. Господи, как же он скучал по ней! Боль сдавила грудь, когда в автомате зазвучала песня «То ли рай, то ли боль». К нему подошла мать.

– Шон, ты пришел.

Он моргнул и поднялся, чтобы помочь Бетти сесть на стул рядом с собой.

– Приятно знать, что, сколько бы неприятностей я тебе ни доставлял, ты все равно меня любишь.

– Что ж, это так. Но вы уже многого достигли, сынок. Ваш отец гордился бы вами. Не позволяй, чтобы все пошло прахом из-за одного человека.

Они не называли Курта Истона по имени.

– Но этот человек может уничтожить меня.

– А ты ему не позволяй этого! Ты замечательно делаешь свою работу, и остальные инвесторы знают об этом.

К ним подошла официантка и взяла заказы. Когда она ушла, Шон продолжил:

– Я уже потерял очень много времени и денег в этом проекте. Я не могу позволить себе нанимать еще больше охраны.

– Поэтому ты собираешься там поселиться? Как ты собираешься следить за строительством без сна? – Бетти покачала головой. – И как к этому относится Мария?

Шон огляделся. У его матери слишком хорошо получалось читать его мысли.

– В последнее время она все больше тянется к отцу.

Бетти вздохнула.

– Похоже, Курт использует свою болезнь, чтобы держать дочь подальше от тебя. Может, я смогу как-нибудь помочь?

– Мам, мы с Марией вообще не видимся сейчас.

– А с каких это пор ты перестал добиваться того, чего тебе хочется? Ты такой же упрямый, как твой отец. Все, что тебе нужно, заслуживает того, чтобы за это бороться. И как сильно тебе нужна Мария?

До боли.

– Я не думаю, что Хантер и Истон смогут ужиться.


ГЛАВА ВОСЬМАЯ | Ключи от рая | ГЛАВА ДЕСЯТАЯ