home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 10.

ШУТНИК

Однажды на Стренде Тони остановился у газетного киоска.

— Верните мой шиллинг, сэр!.. — Позади раздался веселый голос, и чья-то рука опустилась ему на плечо. И в этот момент из рукава Тони выпала монета и со звоном упала на землю.

Тони так растерялся, что выронил газеты. Он резко обернулся и увидел перед собой высокого русоволосого юношу. Молодой человек спокойно нагнулся, поднял шиллинг и положил его в карман.

— Благодарю вас! — улыбнулся он.

Так началось знакомство Тони с Лаймором Грином. Как и многие лондонцы, Тони был наслышан о проделках юноши. Лаймор был старшим сыном лорда Леттертона, пэра Англии, обладавшего крупным состоянием.

Любимым занятием Лаймора, его страстью были всевозможные шутки и розыгрыши, далеко не всегда безобидные. Он бывал счастлив, как ребенок, если удавалось кого-нибудь оставить в дураках.

Весь Лондон помнил его недавнюю выходку. Как-то перед окончанием театральных представлений он явился с целой бригадой землекопов на Пикадилли и, якобы по приказу муниципальных властей, велел разрыть ее, остановив таким образом все движение в центре города в самый оживленный час.

— Вы слышали о моей последней проделке в Гринвиче? — спросил Лаймор после взаимных приветствий. — Я подкупил маляра, который в отсутствие астрономов намалевал пятна на стенках телескопов… Вот уж получились «солнечные пятна»!

Он громко расхохотался.

Тони улыбнулся: Лаймор вызвал у него симпатию.

Разговор они продолжили в номере Тони, удобно расположившись в креслах.

— Пора остепениться, Лаймор, — наставительно заметил Тони. — Вам не надоело тратить ваши недюжинные силы, ум, изобретательность и деньги на эти, мягко говоря, «шутки»?.. Почему бы вам, к примеру, не жениться?.. Не начать серьезную жизнь?..

— Ни за что!.. — замахал руками Лаймор Грин. — Все женщины внушают мне ужас… Я почему-то уверен, что был бы рабом своей жены… Я наслышан о том, как хотели женить вас и как вы оставили в дураках и невесту, и ее мамашу, и какого-то жулика-адвоката. Слышал и о том, как вы «прокатили» этого прохвоста Лонгвирта… Я убежден: вы именно тот человек, в котором я нуждаюсь. Не сердитесь на меня за дурацкую выходку… Поговорим лучше о деле.

Лаймор помолчал мгновение и с воодушевлением продолжал:

— Дело в том, дружище, что у меня родился план одной совершенно изумительной проделки. Мои шутки с Пикадилли и с Гринвичем в сравнении с ней — чепуха.

Тони внимательно слушал.

— Вероятно: вы слышали о богаче Девидсоне, который нажил миллионы на маргарине? Теперь у него чудесное поместье в Окстоне. Да! Да! Благодаря крупному пожертвованию он сделался «сэром». Самое же замечательное у него — это его дочь… Бр-р!.. Никогда еще не видел подобного страшилища… Крашеные волосы, огромные ножищи!.. Прямо пугало огородное! И старик вбил себе в голову, что она должна сделать блестящую партию, выйдя замуж только за аристократа… Вы меня понимаете?..

Тони изумленно посмотрел на юношу. Он предполагал, что во всех проделках у Лаймора Грина бывали сообщники, но не думал, что когда-нибудь на его долю выпадет честь быть одним из них.

Предложение Лаймора Тони заинтересовало: если Лаймор Грин занимался шутовством развлечения ради, то Энтони готов был помочь ему ради денег.

— Лаймор, я польщен вашим доверием, — заметил Тони. — Каков же ваш гениальный план?

Лаймор Грин бросил испытующий взгляд на своего собеседника и, придвинув поближе кресло, понизив голос, сказал:

— Старый Девидсон помешан на лордах. Он как-то рассказывал в кругу друзей, что отдаст за дочку полмиллиона, если она выйдет замуж за лорда. План мой таков: в сопровождении секретаря (это будете вы, Ньютон), я отправлюсь на автомобиле в Окстон. Где-нибудь поблизости от имения Девидсона произойдет автомобильная катастрофа… Вы отправитесь в замок за помощью и в разговоре как бы нечаянно бросите «его высочество». Вы меня понимаете?.. Старик тотчас пригласит нас к себе… Кстати, я буду говорить с сильным иностранным акцентом… Старик решит, что я какой-нибудь заморский принц, и подумает: «Чем не жених для моей дочурки?». Далее — я заявлю, что свадьба должна состояться в строго семейном кругу… Вы меня понимаете?..

— Конечно!.. — ответил Тони улыбаясь. (Он так живо представил себе свою встречу с Верой Монсар, как будто это было вчера).

— Затем мы всей компанией отправимся в какой-нибудь домик в деревне или в лесу, где нас будет ожидать пастор. На эту роль вам придется пригласить кого-нибудь из ваших друзей… После венчания я бесследно исчезну, а в газетах появятся красочные описания таинственной свадьбы: «Загадочная свадьба»… «Таинственное исчезновение сказочного принца»… А? Что же вы скажете на это? Недурно придумано? Так вы согласны?

С языка его уже готов был сорваться отказ: у Тони было врожденное чувство уважения к женщине, даже к девушкам «с огромными ножищами», и в глубине души он осуждал молодого аристократа за его жестокую выдумку.

Однако вдруг, что-то задумав, Тони воскликнул:

— Хорошо, я подумаю над вашим планом!

На следующее утро, когда Лаймор Грин явился за ответом, Тони сказал ему, что охотно берет на себя роль «секретаря».


Сэр Джон Девидсон жил в Окстон Манор, роскошном поместье, принадлежавшем некогда одному нормандскому барону. Король маргарина приобрел исторический замок отчасти из снобизма.

Дочь его Матильда была рослая краснощекая девица лет двадцати девяти. Внешне она была воплощенное добродушие. На самом же деле у нее был весьма острый и злой язычок, чему немало способствовало ее долгое сидение в девицах. Женихов у нее было хоть отбавляй, но она была тщеславна и мечтала о браке только с аристократом…

В замке Матильда изнывала от безделья и часто жаловалась отцу:

— Не лучше ли нам было остаться в Хемпстеде?.. Ты ведь там был большой персоной, особенно с тех пор, как сделался «сэром». Здесь же с нами по соседству живут только лорды, и никто из них не хочет с нами знаться…

— Ничего, Тилли, — утешал ее отец, — здесь нам тоже может подвернуться какой-нибудь обедневший отпрыск… А в Хемпстеде кто тебе встречался? Только клерки да лавочники?

Разговор между сэром Девидсоном и его дочерью происходил в гостиной, окнами выходившей в парк, и Матильда вдруг удивленно вскрикнула. Она увидела в окно гостиной, как через лужайку по направлению к дому элегантный молодой человек.

— Кто бы это мог быть? — спросила она у отца.

— Право, не знаю, — ответил сэр Джон и поспешил вниз встречать посетителя.

— Простите, что беспокою вас, — учтиво промолвил Тони, отвесив глубокий поклон, — но его высочество, то есть, я хочу сказать, мой патрон, слегка травмирован при столкновении нашего автомобиля с грузовиком… Не разрешите ли вы перевезти его на время к вам в дом?..

— Конечно, конечно, — просиял сэр Джон. — Передайте его высочеству…

— Что? — смущенно пробормотал Тони. — Разве я сказал «его высочество»?.. Какая оплошность!.. О, нет!.. Нет… Моего патрона зовут мистер Смит…

— Отлично, — улыбнулся хозяин. — Передайте мистеру Смиту, что я буду счастлив принять его в своем доме…

Как только Тони исчез, сэр Джон поспешил обратно в гостиную.

— Тилли! — вскричал он. — Сейчас мы будем принимать у себя принца, настоящего принца!.. Его высочество!.. Сюда заходил его секретарь… Принц слегка ранен при столкновении автомобилей…

Матильда побежала переодеваться.

В это время к дому подъехал роскошный лимузин, За рулем сидел Тони, а рядом с ним виднелась статная фигура молодого щеголя, закутанного в дорогую меховую шубу.

Тони помог ему выйти из машины. Лаймор Грин учтиво поклонился девушке и сказал с сильным акцентом:

— Я никогда не забуду вашей доброты и любезности…

— Вы нам оказываете большую честь, ваше… мистер Смит, — запинаясь, ответила она.

Высокому гостю отвели самую лучшую комнату.

Через четверть часа Тони спустился в гостиную.

— Боюсь, что нам придется злоупотребить вашим гостеприимством и остаться здесь на ночь! — озабоченно произнес он. — Он заснул, и я не решаюсь потревожить больного… Нет, доктора звать не нужно… — испуганно прибавил он, угадав мысль сэра Джона. — Больному нужен только покой.

Для восстановления сил «мистер Смит» был вынужден остаться в историческом замке еще на несколько дней. Для сэра Джона они были днями надежды, для его дочери — днями радости.

— Не знаю, действительно ли он принц по крови, — сказала она как-то отцу, — но я не сомневаюсь в том, что он аристократ… У меня теперь уже глаз наметан. И какой красавец! И характер у него прямо ангельский!

В то же время Лаймор жаловался Тони:

— Эта Матильда просто несносна. Нет, нужно поскорее назначить «венчание». Мне эта шутка начинает надоедать.


— Послушайте, мистер Ньютон, — доверительно начал Девидсон, когда они с Тони после обеда остались в библиотеке одни. — Я простой человек и люблю откровенность. Скажите мне, кто ваш патрон?

Тони сокрушенно покачал головой.

— К сожалению, не имею права открыть вам его имени, — произнесен.

— Но, он действительно… аристократ?

Тони утвердительно кивнул.

— Это все, что мне хотелось узнать, — заметил сэр Джон. — А, кстати, он… богат?

— Очень…

Последнее известие огорчило сэра Джона.

— А я-то надеялся, что он захочет позолотить свой герб, — признался он. — Дело в том, что дочь моя без памяти влюбилась в него. Ведь он холост?

— Да.

— Послушайте, мистер Ньютон, ведь вы имеете на него некоторое влияние?

— Думаю, что да…

— Прошу вас: посодействуйте его женитьбе на моей дочери… Это принесет вам несколько тысяч фунтов…

Тони пристально посмотрел на Девидсона, прежде чем ответить.

— Я деловой человек, — произнес он наконец, — и потому хотел бы иметь от вас расписку.

Сэр Джон одобрительно воскликнул:

— Люблю деловых людей!

Затем он подошел к письменному столу, набросал несколько строк и протянул листок Тони. Тот прочел его, аккуратно сложил и спрятал в карман.

— Надеюсь, вы понимаете, — продолжал «секретарь его высочества», — что свадьба должна быть тайной… Быть может, даже моему патрону придется венчаться под вымышленным именем мистера Смита…

— Я уже все обдумал, — ответил сэр Джон. — Я знаком с законами и знаю, что брак действителен даже в том случае, если вы венчаетесь под вымышленным именем. Я действую не вслепую. Я знаю, что ваш патрон — важная особа: не далее как вчера я приказал своему лакею порыться в его письмах (не сердитесь на меня за эту маленькую вольность), и он нашел в них письмо с короной, начинавшееся словами: «Мой дорогой сын»…

Тони на минуту был выбит из колеи: сэр Джон оказался вовсе не таким уж дураком, каким представлял его Лаймор Грин.

— Итак, устройте побыстрее этот брак, мой друг… — продолжал счастливый отец Матильды, — и вы заработаете две тысячи фунтов.

Тони откланялся и поспешил к своему «патрону».

Лаймор в постели что-то писал.

— Вот будет потеха! — воскликнул он при виде своего «секретаря». — Тотчас же после свадьбы разошлите это в утренние газеты… Надеюсь, вы уже сговорились с «пастором»?..

— Конечно, — быстро ответил Тони. — Я даже выбрал и церковь…

— Церковь?.. — испугался шутник.

— Ну, да… В двенадцати милях отсюда находится маленькая забытая часовня… Пастор бывает там лишь раз в неделю… У моего друга случайно есть ключ от этой церкви… Вы меня понимаете?

Лаймор Грин откинулся на подушки и расхохотался до слез.

— Никогда еще у меня не было более толкового помощника! Это гениально! Что моя шутка на Пикадилли по сравнению с этой проделкой?..

— Я лишь хотел задать вам последний вопрос, — совершенно серьезно начал Тони. — Не думаете ли вы, что игра ваша зашла слишком далеко? Что вы издеваетесь над девушкой, не сделавшей вам ничего дурного?

— Как, то есть, ничего дурного?.. — искренне изумился Лаймор Грин. — Да она все время стремится женить меня на себе. И какое властолюбие! Она распоряжается мной, как рабом… Никогда еще не встречал более властной особы.

Тони молча вышел.

На следующий день он нарочно устроил так, что Лаймор Грин остался с девушкой наедине в оранжерее.

— Ах… мисс Девидсон, как я буду вспоминать эти счастливые дни!.. — вздохнул он.

— О да… Это были счастливые дни… — закатив глаза, ответила мисс Девидсон.

И озабоченно прибавила:

— Не шевелите ногой… Вы сомнете этот стебелек… Мистер Смит, отчего вы не причесываетесь на пробор? Я не люблю зачесанных назад волос.

Лаймор Грин содрогнулся. «Хорошая из нее выйдет жена»! — невольно подумал он.

— Ваш пиджак надо сегодня вычистить, — продолжала между тем счастливая влюбленная.

Лаймор Грин вновь содрогнулся: эта женщина начинала его раздражать.

— Матильда… — нежно прошептал он. — Неужели нам суждено расстаться?..

— О нет! О нет! — торопливо выкрикнула она и звонко чмокнула его в щеку.

Тони деятельно занялся приготовлением к «свадьбе».

— Я предсказываю этому секретарю блестящее будущее… — заметил сэр Джон.

— У него слишком властный характер… — скорчив недовольную гримасу, ответила дочь. — Почему он устроил так, что мои муж должен уехать тотчас после свадьбы?

— Ведь ты же знаешь, что он поедет за фамильными драгоценностями… — раздраженно возразил отец.

— Все равно, после свадьбы я постараюсь с его секретарем как можно меньше видеться, — заявила Матильда.

Между Лаймором Грином и Тони в это время происходил такой диалог:

— Энтони, пожалуйста, не оставляйте нас одних… — просил счастливый жених. — Она уже поцеловала меня!.. Не отходите от меня ни на шаг до самой свадьбы… Я обещал вам сто фунтов, теперь обещаю вам двести, только оградите меня от этой фурии!

— Не волнуйтесь… — успокаивал его Тони. — У «невесты» есть известные права… Отчего бы ей и не поцеловать вас, если это доставляет ей удовольствие?


В церковь «жених» и Тони приехали, как и полагалось, за четверть часа до «невесты». Мисс Девидсон была в дорогом, но столь безвкусном платье, что «жених» тотчас же от нее отвернулся.

Лаймор был в восторге от своего секретаря: «пастор» казался с виду настоящим пастором. Ряса его была стара и потерта, как у истинного деревенского пастора, руки посинели от холода. Было заметно, что он с нетерпением ожидал конца церемонии. Сразу после венчания, когда молодые прошли в ризницу, Тони приблизился к сэру Джону.

— Мне нужно сейчас же уехать… — прошептал он. — Неотложные дела…

Сэр Джон вместо ответа вынул из бумажника заранее приготовленный чек и поспешил к «молодым».

Между ними происходила первая семейная сцена.

— Ваше имя Джон Лаймор Грин… — говорила новоиспеченная леди Грин. — Не возражайте. Пастору известно ваше имя. Да! да! Подпишитесь вашим настоящим именем!

Лаймор Грин был бледен, как полотно. Рука его, державшая перо, сильно дрожала.

— Простите, — обратился он к пастору. — Вы… действительно… пастор?..

Пастор кивнул.

— Да, я пастор здешнего прихода, — ответил он. Лаймор Грин чуть не лишился рассудка.

— Значит я… действительно… женат?! — прошептал он.

— Конечно! Лишь без обычного в таких случаях оглашения… Ваш друг устроил все это…

Новобрачный помолчал, тяжело вздохнул и процедил сквозь зубы:

— Он мне больше не друг!


Глава 9. ВЫБОРЫ В БЕРСТЕДЕ | Бандит | Глава 11. КАТО