home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 12.

ОБРУЧЕНИЕ

Тони любил бродить в районе Сохо, пристанище лондонского уголовного мира, «дна».

Однажды вечером он угощал обедом одного из представителей этого мира Джека Геддита.

Геддит был его давним знакомым и порой оказывал Тони небольшие услуги. Тони умел ценить расположение «людей Сохо», и изредка они проводили время с пользой для них обоих.

В этом маленьком грязноватом ресторанчике Геддит отлично знал всех его завсегдатаев.

Джек указал ему на высокого брюнета с точеным профилем аристократа.

— Но чисто работает! — в тоне его голоса прозвучало восхищение. — С «женами» он знакомится обычно в круизах. Он никогда не попадался, ибо никто не подавал на него в суд: женщины, которых одурачили, редко сознаются в своей глупости…

Через несколько дней после этого обеда Джек пропал. Его приятели сообщили Тони, что он «уехал в деревню». А дня через три Тони получил от него письмо:


«Ньютон! Думаю, ты поймешь меня. Я угодил под суд за лжесвидетельство. Конечно, я невинно пострадал. Когда меня забрали, я был на мели и оставил Молли без гроша. Быть может тебя не затруднит зайти к ней и помочь ей немного, если в том встретится надобность».


Тони поехал по указанному в письме адресу.

Ему открыла дверь статная красивая женщина лет двадцати семи. Сначала она недоверчиво покосилась на Тони, но, узнав о цели его посещения, пригласила войти.

Тони очутился в маленькой, уютной, хорошо обставленной гостиной. Он был поражен спокойствием и самоуверенностью миссис Геддит.

— После всего, что я сделала для Джека, с его стороны, было свинством оставить мне всего сто пятьдесят фунтов, — усмехнулась она.

— Сознайтесь, вы ожидали увидеть меня в слезах. Пустяки. Ведь мой Джек не впервые отправляемся «в деревню». Что касается денег, то я, право, в них теперь совершенно не нуждаюсь. Я работаю с одной подругой, и мне вполне хватает этого на пропитание. И если бы этот негодяй Седбюри не подвел меня, я была бы даже богата…

— Седбюри? Многоженец? — переспросил Тони.

— Я вижу, что Джек уже рассказал вам о нем, — улыбнулась она. — Да, Седбюри поступил со мной отнюдь не как джентльмен: после того, как я «провозилась» над ним пять дней, он бесследно исчез, не заплатив ни пенса.

Тони привык не задавать вопросов ни представителям «дна», ни их женам и мог лишь гадать о том, что за «работу» проделала миссис Геддит над многоженцем…

Он узнал об этом гораздо позже…

В свой отель он вернулся совершенно спокойный за участь «несчастной» жены преступника.


Вскоре после этой встречи у Тони произошла другая. Он никогда бы не решился связать их воедино…

Выйдя из отеля, он неторопливо шел по Риджент-стрит. Вдруг кто-то негромко окликнул его. Он обернулся и увидел перед собой… улыбающуюся Веру Монсар. В первый момент Тони подумал, что она по ошибке приняла его за своего знакомого.

— Здравствуйте, мистер Ньютон! — весело воскликнула девушка, приветливо протягивая руку.

Ошеломленный, Тони не мог вымолвить ни слова.

— Мы с вами виделись приблизительно год назад, — непринужденно произнесла она. — С тех пор вы ни разу нас не навестили…

Губы ее подрагивали от сдерживаемого смеха. Тони посмотрел на нее с упреком.

— Я… все это время… был очень занят… — смущенно пробормотал он.

— Вероятно, вы стали управляющим Национального банка или чего-нибудь в этом роде? — лукаво улыбнулась Вера. — С папой мы часто вспоминали о вас. И знаете, он находит, что вы умнее многих…

Тони густо покраснел: он понял, что под «многими» подразумевались те нещепетильные молодые люди, которые хотели познакомиться с мистером Монсаром не совсем обычным путем.

— Отец очень хотел повидать вас, — призналась Вера.

Тони уже вполне овладел собой.

— Быть может, у мистера Монсара возникла потребность послать меня в Брюссель? — ехидно улыбнулся он.

— О нет, не думаю, — ответила Вера серьезно и, помолчав, добавила: — Сейчас он по горло занят приготовлениями к моей свадьбе.

— К вашей свадьбе? — удивленно переспросил Тони.

Вера кивнула.

— Ну да, к моей свадьбе. Я выхожу замуж за своего двоюродного брата… и думала об этом все уже знают. О нашей помолвке сообщалось во всех газетах.

Известие об этом неожиданно больно кольнуло Тони.

— Я и не знал, что у вас есть двоюродный брат, — пробормотал он.

— Кстати, позвольте вас познакомить с моим женихом Филиппом Лессингером, — и девушка с нежной улыбкой обратилась к своему спутнику.

Тони с интересом взглянул на счастливца, который станет мужем Веры Монсар. Филипп Лессингер оказался высоким, стройным, необычайно красивым блондином.

— Я много слышал о вас, мистер Ньютон! — улыбнулся жених Веры, крепко пожимая руку Тони.

Тони был явно не в своей тарелке.

Девушка почувствовала это, и ей стало жаль его.

— Вы позавтракаете с нами, мистер Ньютон? — предложила она.

Умом Тони понимал, что ему следует отказаться от этого любезного приглашения, но в то же время ему так хотелось подольше побыть в обществе Веры, что он согласился.


Джеральд Монсар ожидал дочь в зимнем саду «Карлтона». При виде Тони лицо его расплылось в улыбке.

— Вот это сюрприз! — воскликнул он, приветствуя Тони крепким рукопожатием. — Если не ошибаюсь, вы мне задолжали шестьсот фунтов?

— О нет, мистер Монсар. Я получил только то, что мне причиталось за причиненное беспокойство… — нашелся Тони.

— Ловко же вы меня надули! — добродушно рассмеялся мистер Монсар. Он улыбнулся своему будущему зятю.

Тони понял, что Монсар души не чает в нем. За завтраком он сделал еще одно открытие: этот брак гораздо больше был по душе отцу, чем дочери. За столом Вера избегала обращаться к своему жениху, лишь вежливо отвечая на его вопросы.

— Что вы скажете о моем будущем зяте, мистер Ньютон? — откровенно любуясь Филиппом, спросил Монсар за кофе. — Он страстный путешественник, но в юности был большим шалопаем. И, должен даже сознаться, я не ожидал такой перемены в нем. Да-да! Он очень изменился к лучшему после своих странствований… Очень изменился.

Завтрак с Монсарами оставил в душе Тони неприятный осадок, и он облегченно вздохнул, вернувшись домой.

Тони было грустно.

Теперь, когда Тони вновь увидел Веру Монсар, он понял, что полюбил ее еще тогда, — при первой встрече на липовой аллее. Впрочем, он сознавал это и раньше; но избегал думать о ней, полагая, что дочь миллионера никогда не согласится стать женой «бандита»-авантюриста.

Накануне дня свадьбы Веры Монсар Тони задумчиво брел по пустынной аллее Гайд-парка. Вечер был дождливый и теплый. Неожиданно впереди он увидел Веру. Тони поклонился и хотел пройти мимо, но девушка остановила его:

— Погодите! Давайте присядем вот тут под деревьями. Сторож, конечно, примет нас за влюбленных… Но, надеюсь, вас это не страшит?

— Ради вас я готов на всякие жертвы, — шутливо сказал Тони.

Они уселись на скамейку, и Вера взглянула на него долгим грустным взглядом.

— Я убежала из дому, — помолчав, сказала она. — Я хотела разыскать вас, но не знала вашего адреса… Скажите мне, мистер Ньютон, что вы думаете о моей свадьбе?

— Я стараюсь не думать о ней, — пробормотал Тони.

Ему показалось, что глаза ее при этом как-то странно блеснули.

— О, я так страдаю!.. — воскликнула Вера. — Это ведь отец настоял на этой свадьбе. Конечно, Филипп очень любезен, и мне не в чем упрекнуть его. И все же я чувствую себя, как приговоренный к смерти накануне казни. Я считаю оставшиеся часы и минуты… А время идет так ужасающе быстро, Тони!

Наступило молчание.

— Не знаю, почему я вдруг назвала вас «Тони»… — смущенно прибавила она.

— Быть может, просто потому, что это мое имя. — Он посмотрел на нее с грустью. — Но, если на то была другая причина, в любом случае я охотно прощаю вас… Итак, почему же вы выходите замуж, Вера?

— Я не хочу огорчать отца, — тихо промолвила она.

— Но есть другой человек, которого вы огорчите еще больше, — прошептал Тони.

Вера пристально посмотрела на него.

— Правда? — чуть слышно прошептала она.

Тони молча кивнул.

Она хотела ему что-то возразить, но передумала и порывисто поднялась.

— Не будем больше говорить об этом, Тони, — через мгновение сказала она. — Я же не люблю вас. Разумеется, вы мне приятнее Филиппа, но… Вы не сердитесь на меня за мою откровенность?

И, сжав его руку, быстро пошла прочь.

В канун свадьбы Веры Тони провел ночь без сна. И хотя решил, что не пойдет в церковь на венчание, в одиннадцать часов утра он, тем не менее, уже стоял в толпе любопытных, ожидавших приезда жениха и невесты.

Как и положено, первым прибыл жених.

Когда Филипп Лессингер подъехал к церкви и вышел из машины, Тони услышал в толпе раздраженный голос:

— Вот он — мерзавец!

Тони обернулся и встретился взглядом со стоящей неподалеку миссис Геддит.

— А! Мистер Ньютон! — обрадовалась она. Что вы думаете об этом прохвосте? Об этом проклятом Седбюри?

— Седбюри?.. — удивленно повторил Тони. — Многоженец?

— Ну, да… Неужели вы его не узнали? — У Тони похолодело все внутри. Молнией сверкнула догадка.

— Но ведь он был брюнетом…

— Я же говорила вам, что пять дней «проработала» над ним… Цвет его волос — моя работа; я выкрасила их в русый цвет… А он, мерзавец, не заплатил мне ни полпенса! Это я познакомила его с пьяницей Лессингером…

Но Тони уже не слушал ее… К церкви в это время подъехал автомобиль Монсаров, и Вера, ослепительно улыбаясь в своем свадебном наряде, на мгновение остановилась, пока поправляли ее шлейф. Она заметила Тони и приветливо улыбнулась ему. Тони быстро подошел к Джеральду Монсару. Монсар нахмурился.

— Мне нужно срочно переговорить с вами, мистер Монсар, — негромко произнес Тони.

— Мистер Ньютон, вы отдаете себе отчет?.. Потом, — нетерпеливо бросил Монсар.

— Речь идет о счастье вашей дочери! — настойчиво продолжал Тони. — Дело в том, что ее жених — не ваш племянник Филипп Лессингер, а известный мошенник и отъявленный негодяй. Его фамилия Седбюри…

— Вы с ума сошли! Что за глупые шутки?..

— Отложите свадьбу, мистер Монсар, и я немедленно предоставлю вам доказательства.

— И не подумаю! — воскликнул разгневанный Монсар.

И, обратившись к дочери, мягко добавил:

— Пойдем, дорогая!

Вера не двинулась с места. Она была смертельно бледна.

— Не лучше ли действительно отложить свадьбу, отец? — тихо сказала Вера.

— Это бред! — отрезал Монсар.

В толпе с интересом наблюдали за ними.

Тони решительно встал между отцом и дочерью и повелительно сказал:

— Вера, немедленно возвращайтесь домой!

Минуту девушка колебалась, нерешительно поглядывая то на отца, то на Тони, смело преградившего ей дорогу к алтарю. Затем, не говоря ни слова, стремительно повернулась и, к удивлению всех собравшихся, бросилась назад в автомобиль.

— Домой! — скомандовала она шоферу.

Мистер Монсар, придя в себя от изумления, со сжатыми кулаками кинулся к Тони.

— Вы ответите за это!

— Успокойтесь, мистер Монсар! — невозмутимо остановил его Тони. — Прежде всего я хотел бы поговорить с вашим будущим зятем.

В эту минуту к ним подходил заждавшийся «жених».

— Седбюри, ваша карта бита! — воскликнул Тони, цепко держа его за руку.

«Жених» переменился в лице и покорно сказал:

— Хорошо… Я пойду за вами… только без шума и без рук.


Через месяц Ньютон входил в роскошный особняк Джеральда Монсара. Мистер Монсар еще не вернулся из Сити, чему Тони был искренне рад.

— Негодяй чистосердечно во всем сознался, — сказал он Вере.

— Наконец-то! — вздохнула она.

И, покраснев, спросила:

— А вы говорили… с отцом?

Тони молча кивнул.

— Он был очень… зол?

— Немного… — сознался Тони. — Он грозил и бранился, но в конце концов дал свое согласие.

Вера облегченно вздохнула и, ласково взглянув на жениха, лукаво спросила:

— Тони! А вам было очень страшно идти к моему отцу?

Тони дипломатично промолчал. Ему стыдно было сознаться в том, что в первый раз в жизни присутствие духа изменило ему. У всемогущего Джеральда Монсара Тони просил руки его дочери… по телефону.


Глава 11. КАТО | Бандит |