home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 30

Новый дворецкий показывает зубы

События развернулись вскоре после утреннего завтрака.

Беллами прошел к собачьим конурам и выпустил на прогулку трех оставшихся псов. Случилось так, что его путь лежал мимо парадной двери. Как раз в это время новый дворецкий учил одну из служанок натирать ручки дверей. Вдруг одна из собак отбежала от хозяина и прыгнула прямо на девушку. Та вскрикнула и упала. Собака бросилась на нее и начала рвать ей плечо.

Тогда дворецкий нагнулся, без труда поднял пса и отшвырнул его на несколько метров в траву. Собака, злобно ворча, бросилась теперь уже на него.

Беллами не делал попытки вмешаться. Он, как зачарованный, следил за собакой. И вдруг на его глазах произошло невероятное. Когда животное приготовилось к прыжку, дворецкий нагнулся и так ударил его рукой, что попал собаке в нижнюю челюсть. Раздался глухой звук – вторым ударом кулака дворецкий отбросил пса на несколько шагов.

Тот упал и растянулся неподвижно.

– Что вы сделали с собакой? – сердито спросил Беллами. – Вы ее убили…

– Не убил, а всего лишь оглушил, – спокойно сказал дворецкий, – но мог бы с такой же легкостью и убить.

Старик с удивлением смотрел на него.

– Как у вас хватает дерзости бить мою собаку? – проговорил он наконец.

– А как у вас хватает дерзости спрашивать об этом после того, как она напала на ни в чем не повинную девушку? – ответил дворецкий. – Если бы вы этого не хотели, собака не бросилась бы!

Беллами слушал, пораженный.

– Вы знаете, с кем говорите?!.

– Мне кажется, я говорю с мистером Беллами, – ответил дворецкий. – Вы нанимали меня для того, чтобы смотреть за прислугой, а не за тем, чтобы нянчиться с вашими собаками!

С этими словами он круто повернулся и прошел в переднюю успокаивать испуганную и плачущую девушку.

Старик хотел последовать за ним, но передумал и продолжал прогулку. В дом он вернулся сердитый и немедленно послал за Савини.

– Где Филипп?

– Он с девушкой, которую укусила собака, сэр. С ней случилась истерика.

– Прогоните ее! – заорал Беллами. – И можете сказать этому болвану Филиппу, что я ему плачу не за то, чтобы он вертелся около девушек. Пришлите его сюда!

Юлиус повернулся и вышел. Старик подошел к окну и увидел, как дворецкий сопровождает двух девушек к воротам. Они несли с собой свои вещи. Беллами догадался, что служанки уходят насовсем.

Дворецкий прошел в ворота и исчез из вида. Поэтому Абель не увидел, как он подошел к двум машинам, стоявшим у ворот. В них сидели полицейские, а сержант Джексон медленно прогуливался возле машин.

– Ну, как дела, Джексон? – окликнул его дворецкий.

– Хорошо, – с улыбкой взглянул тот на него. – Полковник был не особенно доволен, он говорит, что мы рано затеяли все это дело, но я сказал ему, что Беллами готов вас уволить… Это его убедило.

– Отлично! – обрадовался дворецкий, он же Джим Федерстон.

Комиссар проводил людей в ворота замка и, стараясь идти под деревьями, вернулся к главному входу.

В это время Беллами прошел в библиотеку, сел за стол и задумался.

Через несколько минут дверь открылась и в комнату вошли Федерстон и Джексон.

– Что за черт?.. – начал Беллами, но, заметив постороннего, замолчал.

– Мистер Беллами, ознакомьтесь с ордером на обыск вашего дома! – невозмутимо сказал Федерстон.

– Ордером на обыск?.. – опешил старик. – Кто дал право проводить у меня обыск?

– Прокуратура округа, сэр.

Беллами лихорадочно схватил бумагу, предъявленную сержантом Джексоном, и прочитал ее. Потом отложил ордер:

– Боже мой! Где я нахожусь, в Англии или где-то у папуасов? Что же вы собираетесь искать?

– Мы будем искать все, что сможем найти? – ответил ему Федерстон. – Но главная наша задача, выяснить, не находится ли здесь женщина…

– Какая женщина? – спросил Беллами угрюмо.

– Элаина Хельд.

– Элаина Хельд… Ну, что ж, ищите. Однако я должен предупредить вас, что буду жаловаться!

– На что? Все, что мы будем делать, подкреплено необходимыми документами.

– Вы оскорбляете звание эсквайра! – патетически воскликнул Абель.

– Бросьте, Беллами, вы такой же эсквайр – как я герцог! Вы стали называть себя эсквайром после покупки замка, не имея на это никакого права… Однако хватит нам препираться! Прошу вас дать мне ключ от несгораемого шкафа.

– А если нет?

– Тогда я прикажу обыскать вас и забрать его силой.

Старик не двинулся. Он взвешивал, как ему поступить. Затем вытащил из кармана ключ и бросил на стол.

Федерстон спокойно взял его, подошел к камину и потянул за один из выступов деревянной обшивки стены. Кусок обивки размером с обычную дверь откинулся, обнаружив блестящую металлическую поверхность.

Комиссар вставил ключ в отверстие, дважды повернул его и, потянув дверь на себя, открыл ее. В сейфе оказалось несколько полок со стальными ящиками. На одном из них лежал кожаный мешок.

– Есть у вас ключи от ящиков?

– Они не заперты.

Федерстон поставил один на стол и открыл его. Он был наполнен бумагами.

– Я думаю, вам лучше пройти в вашу комнату! – сказал комиссар. – Мне придется провозиться с этим несколько часов… Считайте, что все это время вы находитесь под арестом!

Он ожидал сопротивления со стороны старика, но тот не был глуп.

– Когда вы кончите, может быть, дадите мне знать?.. Я надеюсь, что как полицейский вы лучше, чем дворецкий!

С этим ядовитым замечанием хозяин вышел из библиотеки. Один из полицейских проводил его до дверей спальни.

Федерстон опустошал ящики один за другим, внимательно изучая их содержимое. Вынув одну из папок, в которой не было ничего, кроме документов, относящихся к разным выгодным для Беллами строительным подрядам, он вдруг позвал своего помощника.

– Джексон, идите-ка сюда.

Сержант шагнул к своему начальнику.

– Что это такое? – спросил Федерстон.

Это была палка длиной около двенадцати дюймов, обтянутая тремя широкими войлочными лентами, такая толстая, что он с трудом мог охватить ее пальцами. С одного конца ее свисали длинные, тонко переплетенные ремни, вдвое длиннее ручки. Конец каждого ремня был перевязан желтым шелком.

Комиссар пересчитал ремни, их было девять. На них можно было заметить какие-то темные пятна.

– Что это по-вашему, Джексон?

Сержант взял плеть в руки.

– Это «кошка», сэр, – сказал он.

На конце палки виднелась выцветшая красная наклейка с короной и надписью: «Собственность тюремной администрации».

– Подарок Кригера! – задумчиво сказал Федерстон.

Он еще раз внимательно осмотрел плеть. Пятна были очень застарелые. Наметанный глаз полицейского по складкам на ремнях сразу определил, что «кошка» была в употреблении всего один раз.

Отложив в сторону свою находку, Джим принялся изучать другие ящики. Федерстон надеялся найти какой-нибудь след миссис Хельд, но в бумагах Беллами не оказалось ни малейшего намека на ее существование.

По-видимому, старик хранил всего одну пачку личных писем. Они были подписаны именем «Майкл» и отправлены из различных городов Соединенных Штатов. Три из них посланы из Чикаго, большинство – из Нью-Йорка.

Вначале автор писал об испытываемых им трудностях. Он был школьным учителем. Ясно было также, что он приходился братом Беллами.

Первые по времени письма были написаны в дружеском, ласковом тоне. По этой корреспонденции прослеживалась не только карьера автора, но и перемена в его отношениях с братом. Майклу, очевидно, одно время везло, и он преуспевал. В Кливленде был агентом по продаже недвижимости, а потом сделался маклером.

С течением времени тон писем переменился. Майкл Беллами испытывал трудности и рассчитывал на помощь брата. Затем вдруг обнаружил, что брат, которому он доверял и у которого искал сочувствия и поддержки, стоит за спиной организации, разоряющей его.

Самым существенным было последнее письмо:

«Дорогой Абель!

Я поражен полученным от тебя известием. Что я сделал тебе такого, что заставляет тебя хладнокровно стремиться к моей гибели? Ради моего мальчика прошу тебя помочь мне покрыть обрушившиеся на меня крупные долги».

После трехчасового осмотра писем Джим положил их назад в сейф. К этому времени все самые потайные уголки замка были обысканы его людьми. Нигде, даже в подвалах, не было найдено ничего подозрительного.

Джим послал за Савини. Зеленоватое лицо секретаря было бледно, губы его дрожали.

– Пропал я! – стал жаловаться он Федерстону. – Теперь старик может подумать, что я знал, кто вы такой.

– Ничего он не подумает. Да ведь вы и не знали этого, – улыбнулся Джим. – Не беспокойтесь. Если он станет говорить что-нибудь подобное, можете сказать ему, что я сильно запугал вас и заставил молчать. Вам придется только реабилитировать себя в глазах Спайка Холленда. Насколько мне известно, вы поклялись ему, что новый дворецкий – не я. Должен сказать, что вы поступили благородно!.. – иронически прибавил он, хлопая секретаря по плечу. – А теперь бегите к Беллами и можете ему сказать, что на этот раз он вышел сухим из воды…

Через несколько минут Абель Беллами ленивой походкой входил в библиотеку. В глазах его было торжество, и какое-то подобие улыбки играло на огромном багровом лице.

– Ну, что ж, нашли вы… Миссис… Ах, да, как ее звали?..

– Нет, ее здесь нет. Разве только план замка неверен и где-то есть потайная комната, которую мы не обнаружили.

– Как же тогда быть? – усмехнулся хозяин. – Вы, наверное, начитались детективных рассказов, мистер Федерстон. Это плохо влияет на вас – забивает голову вздорными идеями. Вы своевременно получите извещение от моего поверенного.

– Очень рад слышать, что у вас есть поверенный! – сказал Джим. – Вот ваши ключи…

Его рука протянулась над столом, и он уже собирался бросить ключи на стол, как вдруг, услышав крик, сразу замер. Его слышали все – Беллами, Юлиус Савини и Джексон. Это был тонкий писк, похожий на жалобный плач ребенка, перешедший из крика в судорожное рыдание. Неясно было, откуда он исходит, но он наполнил тихую комнату отчаянием женской души.

– О… О… О!..

– Что это? – хрипло спросил Джим Федерстон.


Глава 29 Рассказ | Зелёный Стрелок | Глава 31 Джим объясняет