home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 47

Человек в лодке

Джим немедленно позвал инспектора речной полиции. Прежде чем начать расследование и записать причину смерти, они зажгли лампу в каюте.

Кольдхарбор Смит, видимо, умер мгновенно. Стрела пронзила сердце. Она прошла с такой силой, что пригвоздила мертвое тело к спинке стула.

– Он увидел что-то и схватился за оружие, – сказал Федерстон. – Как давно это произошло?

Руки мертвеца были еще теплыми.

– Его убили, когда мы подходили к шхуне. Абажур лампы был совсем горячим, вы, наверное, обратили внимание?

К этому времени подошла вторая служебная лодка, и все судно кишело людьми в полицейской форме. С кормы до киля шхуну обыскивали, осматривали, но безрезультатно. Девушка точно в воду канула.

Спешный осмотр верхней палубы показал, что к одной из малых мачт была привязана веревка – по-видимому, наспех и притом весьма неумелой рукой.

Кроме того, по показанию капитана, исчезла одна из лодок. Она была спущена в качестве платформы для двух матросов, которые должны были починить разъехавшуюся доску на обшивке судна. Теперь ванты, на которых держалась лодка, болтались в воздухе.

Валерия одна не справилась бы с таким делом – в этом Джим был больше чем уверен.

Где же был Юлиус Савини? И кто убил Кольдхарбора Смита?

– Несчастный Смит запер Савини в каюте, но этот человек сбежал и уплыл на берег, – объяснил капитан.

Оказалось, что один из матросов видел, как Юлиус плыл к берегу, и бросил в него железный лом, но не попал в цель. Он не посмел сразу рассказать Смиту о побеге пленника.

Вернувшись в каюту, Джим приказал принести свечи и стал подробно осматривать помещение.

– Типичное убийство Зеленого Стрелка!.. И стрела вошла в то же место, как и при убийстве Кригера, – заметил он, закончив осмотр. – Невозможно найти ни одной улики против убийцы – или, вернее, палача!

Оставив половину своих подчиненных на борту судна, Федерстон спустился в лодку и стал систематически обследовать реку. Временами он приказывал останавливать мотор своей лодки, и тогда в тишине, прислушиваясь, они старались уловить плеск весел. Но только тогда, когда лодка приблизилась к северному берегу, до них донесся желанный звук.

– Это не моряк гребет! – заметил инспектор. – Одно весло опережает другое…

Вскоре им удалось определить, откуда идут звуки, и лодка медленно пошла в том направлении. Сквозь редеющий туман они разглядели стену одного из сараев, которыми был усыпан весь берег. В то же время Федерстон увидел лодку. В ней греб один человек. Он как раз приставал к берегу.

Тотчас моторная лодка помчалась в этом направлении и подошла, когда гребец только что вылез на берег.

– Стой! – крикнул Джим, подбегая к нему.

Тот обернулся и стал всматриваться в полицейского.

– Да ведь это мистер Федерстон! – произнес голос, который Джим тотчас же узнал.

Перед ним был никто иной, как мистер Хоуэтт.

– Мистер… Мистер Хоуэтт! Что вы тут делаете? – спросил пораженный сыщик.

– Я слыхал, что вы направляетесь на «Контессу», и последовал за вами, – спокойно ответил ему Хоуэтт. – Я нашел эту лодку, или вернее, заметил человека, который причалил в ней к берегу, и попросил дать ее мне.

История эта казалась весьма неправдоподобной. Если бы кто-нибудь другой рассказал ее Джиму, он назвал бы его лгуном.

– Ну что, нашли вы ее? – спросил в свою очередь старик, и голос его при этом был поразительно спокоен.

– Нет, ее нет на борту… А Смит умер!

– Умер? Валерии там нет? Как же он умер?

– Его убил Зеленый Стрелок!

Мистер Хоуэтт молчал.

– Валерия либо сама ушла с корабля, либо ее увезли! – продолжал Федерстон. – Я отправлюсь в Скотленд-Ярд… Вы поедете со мной, мистер Хоуэтт.

Тот кивнул головой в знак согласия.

Несмотря на сильную усталость, Джим проводил мистера Хоуэтта в отель и затем написал подробный отчет о происшедшем.

На всех полицейских участках были предприняты розыски девушки, и пока Федерстон писал, его несколько раз прерывали с разными докладами.

Он закончил дела и собирался уйти домой, когда в комнату вошла Фэй Клейтон. У нее был очень измученный вид, глаза покраснели от слез.

– Вы не нашли Юлиуса? – спросила она.

Джим отрицательно покачал головой.

– Надеюсь, что он в безопасности. Смит держал его пленником на борту «Контессы», но ему удалось оттуда уйти. Скажите мне, Фэй, Савини хорошо плавает?

Фэй устало улыбнулась.

– Мой Юлиус сможет проплыть там, где утонул бы кит! – сказала она с гордостью. – Он один из лучших пловцов на белом свете, Федерстон. Если бы этот человек потерпел крушение в Атлантическом океане, он бы доплыл до берега… Но почему вы меня об этом спрашиваете?

– Потому что он спрыгнул со шхуны в воду. На реке стоял густой туман, но для хорошего пловца это не опасно.

Уверенность молодой женщины мгновенно исчезла, она снова превратилась в обеспокоенную супругу.

– Он утонет! Почему вы не ищете его, Федерстон? Оставлять его так, в воде – да ведь это равносильно убийству!

Комиссару хотелось возразить, Что Юлиусу суждено окончить жизнь не на воде, а, вероятно, совсем в другом месте, и при других обстоятельствах, но, будучи тактичным человеком, он промолчал. В заключение он сообщил ей о кончине Смита.

– Он получил по заслугам! – решительно заявила женщина. – Этому человеку не полагалось жить на белом свете, Федерстон. Он был настоящим зверем… Но ведь вы не подозреваете в этом убийстве моего мужа? – вновь забеспокоилась она. – Он не отличил бы одного конца стрелы от другого.

Джим уверил, что подозрение вовсе не падает на Юлиуса, и отправил ее домой.

Было уже поздно, и движение по затихшим улицам прекратилось. Ни автобусы, ни подземка не действовали.

Фэй шла пешком, с трудом отыскивая дорогу. Подойдя к своему дому, она заметила у подъезда автомобиль и вспомнила, что он несколько минут назад обогнал ее.

В тени колоннады, перед закрытым входом в подъезд, кто-то стоял. Фэй сразу узнала Абеля Беллами.

– Я желаю войти в дом! – грубо сказал он. – Тут живет один мой приятель… Я и не знал, что они запирают парадные двери.

– Вы не войдете сюда, мистер Беллами! – спокойно возразила она ему. – После того, как вы недостойно обошлись с моим мужем, я вообще удивляюсь, что у вас хватает наглости приходить сюда!

Старик свирепо посмотрел на нее.

– Так это вы и есть, а?.. Миссис Юлиус Савини! Не правда ли? Я направляюсь именно к вам. Мне надо переговорить кое о чем с вашим мужем!

– Можете мне сказать, что вам нужно, – объявила Фэй. – Да поживей, пожалуйста, я очень устала.

– Передайте ему, что я обнаружил пропажу трех тысяч долларов из моего…

– При чем тут мой муж?

– Я вам говорю, что обнаружил пропажу из моего сейфа трех тысяч долларов. И добавьте, что я обращусь в полицию.

– Что вы еще придумали?

– Это все, госпожа Савини.

Когда он уходил, она передумала и поймала его за рукав. Старик опять обернулся к ней.

– Погодите, я знаю, что все это нарочно подстроено, но вы достаточно умный человек, чтобы сделать это умело… Войдите и толком объясните мне, в чем дело.

Он прошел за ней наверх и вошел в квартиру.

– Сюда, – сказала она, включая в столовой свет. – Теперь по поводу этой кражи… В чем дело, мистер Беллами?

– Я повторяю, что он украл у меня три тысячи долларов.

– А я уверена, что это сделал не Юлиус… На него это не похоже!

– Не похоже! – презрительно отозвался гость.

– Да, на него это не похоже, и ни один полицейский не станет его преследовать.

– Ну, вам лучше знать! – буркнул Беллами.

– Ни один уважающий себя человек не станет воровать там, откуда его с треском выгоняют!

– Что ж, может, и так. Во всяком случае я не стану его обвинять.

– Но вы только что это сделали.

Беллами оглянулся по сторонам, а затем сказал, понизив голос.

– Ладно, никакой кражи не было… Я только хотел поговорить с вами, сударыня.

– Какое нахальство! – возмущенно воскликнула Фэй. – Так лгать, чтобы пробраться в мою квартиру! Сейчас же убирайтесь – или я позвоню в полицию!

Его жесткие глаза уставились на нее, женщину, и под этим гипнотическим взглядом смелости у нее поубавилось.

– Вы никуда не позвоните! – сказал он с расстановкой. – Сделаете то, что вам говорят. Я желаю поговорить с Юлиусом.

– Говорю же вам, его тут нет.

Старик кивнул головой в направлении комнат.

– Пойдите посмотрите!

Она не решалась сделать это и, не отрываясь, продолжала смотреть на него.

– Я вам говорю, что его нет дома.

– Пойдите и проверьте! – прорычал он, и Фэй повиновалась.

Войдя в коридор, сама не понимая, почему, она первой отворила дверь в комнату своего брата. Может быть, потому что та была ближайшей к столовой. Повернув выключатель, Фэй в изумлении остановилась на пороге.

На кровати лежал Юлиус – грязный, небритый и полуодетый. Он крепко спал.

– Юлиус! – стала она будить его. – Юлиус!

Он не реагировал.

Фэй остановилась и задумалась. Откуда он здесь взялся? И почему так крепко спит?

Она снова принялась его будить, плача и смеясь одновременно, упала у изголовья кровати и обняла мужа.

Юлиус наконец проснулся и тупо огляделся вокруг.

– А, – наконец сказал он, – Фэй… Надеюсь, ты не рассердишься… Я сказал, чтобы она легла в твоей комнате.

Фэй моментально встала с колен и бросилась в свою комнату. Там, на ее кровати, закутанная в пуховое одеяло, лежала девушка.

Валерия дрогнула во сне и вздохнула.

Фэй Клейтон, мошенница и воровка, нагнулась над спящей и нежно поцеловала ее в щеку.


Глава 46 Зеленая стрела | Зелёный Стрелок | Глава 48 Предложение и отказ