home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 50

Рассказ Валерии

Джим долго молча глядел на эти вещи. Затем, хватаясь, как утопающий за последнюю спасительную соломинку, постарался по-своему объяснить дело. Хоуэтт говорил ведь, что увидел в лодке пристававшего к набережной человека и спросил, можно ли ему воспользоваться ею.

– Мистер Хоуэтт сказал, что этот человек ничего ему не ответил… Мне тогда уже показалось все очень странным. Как, по-вашему, комиссар Федерстон? – спросил инспектор.

– Не вижу ничего странного, – ответил Джим холодновато. – Ничего особенного нет в том, что владелец лодки испугался, увидев мистера Хоуэтта. Он либо со страху оставил в лодке свои вещи, или сделал это нарочно, чтобы возбудить подозрения против другого человека.

– Гм… – промычал инспектор, не убежденный доводами Джима, – дело, конечно, ваше, и я не желаю вмешиваться, комиссар Федерстон, но вы хорошо сделаете, если примете совет опытного человека, который значительно старше вас. Не оправдывайте мистера Хоуэтта с такой поспешностью – я уверен, что он имеет отношение к смерти Кольдхарбора Смита. В конце концов у него есть оправдание: этот человек похитил его дочь.

– Мистер Хоуэтт?! Нет, это нелепо! – воскликнул Джим.

– Может быть, и нелепо, – невозмутимо ответил инспектор, – но что вы собираетесь предпринять? Вы вызовете Хоуэтта на дознание? Это очень важно. Все, кто в это время был на реке, должны находиться под подозрением и дать объяснения. Мистера Хоуэтта тоже надо вызвать, чтобы показать на суде все, что он слышал и видел.

Джим не знал, на что решиться. Имя Валерии Хоуэтт так или иначе должно было упоминаться при допросе – это было неизбежно… Но ему хотелось, чтобы Хоуэтты как можно меньше фигурировали в деле.

Кто мог быть человеком, которого Юлиус и Валерия видели на реке и которому задали вопрос, оставшийся без ответа?

Был это мистер Хоуэтт, или кто другой?

Он решил расспросить Хоуэтта обо всем при первой же возможности. И так же твердо решил, что не будет вызывать его в суд.

Между тем, надо было как-то объяснять публике это уже второе таинственное убийство, совершенное Зеленым Стрелком. Допрос и следствие нужно было вести с большой осторожностью. Все газеты и так были полны подробностями нового преступления. Снова всплыло имя Кригера. О нем говорили и писали, заметки в газетах сопровождались фотографиями.

Наконец, утром накануне следствия, в газете «Дейли Глоб» был дан подробный рассказ о Зеленом Стрелке. Имя Беллами не упоминалось ни разу.

– Очень трудно, – объяснил Спайк, придя к Федерстону в Скотленд-Ярд, – связать старика с этими убийствами. Единственное, что можно сказать, это то, что мисс Хоуэтт живет в «Леди Мэнор», а «Леди Мэнор» находится в ближайшем соседстве с Гаррским замком, где обитает Зеленый Дух.

Джим кивнул.

– Я, по возможности, устрою так, что и на дознании все сведется к этому. Единственная опасность заключается в…

– Лэси! – закончил за него Спайк. – Он пел мне что-то об ужасных побоях, которые вы ему нанесли, и грозился отомстить.

Да, Лэси был опасен. Джим это великолепно понимал, но на дознание тот не явился. Федерстон почувствовал облегчение, хотя отсрочка дознания лишь отодвигала роковой момент. Джим обязан был поступить так, как поступил. Он выдал распоряжение об аресте Лэси, но того нигде не могли найти.

Через три дня дознание возобновилось, и Спайк Холленд, присутствовавший в качестве репортера при опросе свидетелей, был потрясен ощущением какой-то нереальности всего происходящего. Приговор, вынесенный присяжными, окончательно лишил происшествие его романтической окраски. Он гласил: «Мы выводим заключение, что покойный Генрих Артур Смит был убит на борту шхуны „Контесса“ при помощи какого-то острого предмета неизвестным или неизвестными, против которых мы выносим обвинение в предумышленном убийстве».

О стреле ни слова. Ни слова о Валерии Хоуэтт, которая так тихо давала показания, что слова ее не долетали до стола прессы.

– Идеально! – заключил Джим, вздыхая с облегчением. Он был доволен, что дело так кончилось. – Интересно, что об этом думает Беллами?

Мистер Хоуэтт пригласил Федерстона в «Леди Мэнор» на субботу и воскресенье, и тот с радостью принял желанное приглашение.

Обычно замкнутый хозяин был еще более молчалив. Валерия сообщила об этом Джиму.

– А замок охраняется еще сильнее, чем когда-либо, – рассказывала она. – И мистер Беллами не впускает в него даже рабочих и мальчиков из магазинов. Они оставляют товар у ворот, в сторожке. Савини получил повышение и состоит теперь чуть ли не домоправителем, а его жена…

– Фэй! Как, неужели она тут? – Джим не верил своим ушам.

– Да, прибыла в прошлый вторник и состоит экономкой. Мистер Савини думает, что этот ужасный человек, Лэси, прячется где-то в замке. Я обещала ему, что вам этого не расскажу.

– Вообразите, что так оно и есть! – поспешил заверить ее Федерстон. – Он единственный человек, о местопребывании которого я не желаю знать до тех пор, пока не разоблачу Абеля Беллами во всех его преступлениях…

Они прохаживались по саду, и Валерия машинально разглаживала лепестки хризантемы, которую держала в руке.

– Как вы думаете, могу ли я еще надеяться найти когда-нибудь свою мать, Джим?

Он не решился ответить прямо.

– Надежду терять никогда не следует.

Девушка хотела сообщить ему что-то, нарочно уведя в темный сад. Несколько раз она пыталась начать, но в последний момент умолкла. Секрет ведь принадлежал не ей одной, и если все рассказать, подозрение падет на человека, которого она любит больше всех на свете. А вместе с тем она должна облегчить свою душу.

– Джим, я все это время стремлюсь поговорить с вами, но мне немного страшно. Потому что должна говорить о… О моем отце! Джим, пожалуйста, забудьте на минуту, что служите в полиции, и станьте на время простым смертным. Ведь вы мой друг, не правда ли?

Он осторожно взял ее руку. Девушка не противилась.

– Расскажите, Валерия! – сказал он тихо. – Никогда в жизни не чувствовал себя так, как теперь. С вами я перестаю быть полицейским.

Она уселась рядом с ним на низкую деревянную скамью и, запинаясь, стала рассказывать о той ночи, когда ее разбудили странные вздохи и голоса, и о том, как она слышала плач и женский голос.

– Когда папа сказал мне, что это он в гостиной, я должна была послушно подняться наверх в свою комнату и лечь в постель… Но из любопытства не сделала этого – и… о, Джим! – Я чуть не умерла тогда от страха… У нас в передней я увидела Зеленого Стрелка…

– Кого?..

– Зеленого Стрелка.

Федерстон был сильно озадачен и обеспокоен.

– Вы видели мистера Хоуэтта, когда он поднялся наверх?

Валерия покачала головой.

Он прошел прямо в свою спальню.

– Вы не обратили внимания, как он шел? Спешил?

– Да, очень, – через силу, нехотя ответила девушка.

– Отец не постучал к вам и не пожелал спокойного сна?

– Нет, он прямо пошел в свою комнату и запер за собой дверь.

– А женщина? Вы не видели ее ни в этот раз, ни потом?

– Нет… но мистер Холленд видел ее в автомобиле. Он говорил мне, что фары автомобиля разбудили его.

Однако Джим недоверчиво отнесся к этому заявлению.

– Это было сразу после того, как вы ее заметили?.. Или вернее, услышали ее голос?

– Да, вскоре после того.

– Ну, так я должен вам сказать, что женщина, которая только что находилась в сильной истерике, едва ли была способна управлять автомобилем.

– Вы так думаете?

– Да. Впрочем, женщины иногда очень быстро приходят в себя… Надо признать, что это очень странная история.

– Ну, так я вам расскажу кое-что более странное, – сказала Валерия.

Она помолчала, а потом поведала ему о странных звуках, которые слышала в ту ночь, когда была в парке, и о том, как нашла на кухне зеленую стрелу.

– А где она сейчас?

– У меня.

Валерия принесла зеленую стрелу, и Джим, взяв в руки, тщательно измерил ее длину.

– Самая длинная из тех, что мне пришлось видеть до сих пор! – сказал он задумчиво. – Слушайте меня внимательно! Кригера и Смита убили стрелами, которые по крайней мере на шесть сантиметров короче этой… По-моему, эта стрела из тех, которыми пользовались настоящие стрелки в прежние времена. – Джим попробовал пальцем острый наконечник и стал внимательно разглядывать его под лупой.

– Это ручная работа! – заметил он. – И этим объясняются наши неудачные попытки разыскать, где были приобретены эти стрелы… Замечательная работа.

Федерстон повернул стрелу к свету, чтобы, Валерия смогла ее хорошо рассмотреть.

– На ней с полдюжины отпечатков пальцев. Может быть, это ваши собственные, но все же стоит сделать снимки… Вы позволите мне взять стрелу с собой, в город?

– Нет! – ответила она так решительно, что даже немного напугала его.

Только потом Джим понял причину ее отказа.

Она боялась! Боялась, что отпечатки пальцев укажут на личность Зеленого Стрелка. Тогда он отдал ей зеленую стрелу.

В этот момент дверь отворилась, и в комнату вошел мистер Хоуэтт.

– Моя дорогая… – начал он и внезапно остановился, пристально глядя на стрелу.

– Что это такое?

– Это – стрела, папа… – слегка запинаясь, ответила Валерия.

Мистер Хоуэтт взял стрелу из ее рук. Не сказав ни слова, он повернулся и вышел из комнаты.

Глаза девушки встретились со взором Джима Федерстона.

Ему было больно видеть их выражение.


Глава 49 Находка в лодке | Зелёный Стрелок | Глава 51 Стук в ночи