home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 9

Судья производил впечатление весьма рассудительного человека. Он отвел свой взгляд от мистера Парра, невозмутимо сидевшего на свидетельской скамье, и посмотрел на девушку, сидящую на скамье подсудимых, которая держалась хладнокровно и самоуверенно, как всегда. Ее изящество и красота были особенно заметны в мрачной атмосфере суда.

Судья взглянул в обвинительный акт, лежавший перед ним: — Возраст — двадцать один год, род занятий — секретарь.

Страж закона, немало повидавший преступников на своем веку, все же проникся некоторым сочувствием к этому прелестному созданию.

— Известны ли еще какие-либо неблагонамеренные поступки этой женщины? — спросил он.

— Она некоторое время находилась под наблюдением полиции, ваша честь, — отвечал его помощник.

Судья посмотрел на девушку поверх очков.

— Не могу понять, как вы могли поставить себя в такое положение. Вы, девушка, очевидно, с образованием, обвиняетесь в краже нескольких фунтов, хотя украденный вами предмет имеет гораздо большую ценность, чем та сумма, которую вы нечестным образом получили. Ваш поступок, вероятно, следует приписать тому, что вы поддались искушению. Полагаю, что вы очень сильно нуждались в деньгах. Но это не снимает с вас ответственности за то, что вы совершили. Я готов назначить вам наказание условно, учитывая то, что вы впервые в жизни предстали перед судом. Но я официально предупреждаю вас, что вы обязаны в дальнейшем никогда не повторять подобных ошибок.

Она учтиво поклонилась, и на этом заседание суда закончилось.

Гарвей Фрэйн вышел из зала суда. Он был богатым человеком, имевшим в жизни только одну цель — деньги. Каждый вечер, ложась спать, он подсчитывал доходы, а если уж дело касалось кражи его имущества, он бы отправил за это в тюрьму даже родную мать. Он испытывал сейчас жгучую ненависть к Талии Друмонд за то, что она посмела посягнуть на его собственность, а затем так ловко избежала наказания. К тому же он помнил, с каким удовольствием она передала ему угрожающее послание «Красного Круга». Он еще не успел оправиться от испуга, который испытал тогда…

К Фрэйну неторопливо подошел инспектор Парр, которому интересно было узнать, как чувствует себя после оглашения приговора потерпевший. Фрэйн не пытался скрыть своего разочарования:

— Такая женщина, как эта, представляет опасность для общества, — возмущенно заявил он инспектору. — Почему я должен быть уверен, что она никак не связана с шайкой угрожающих мне вымогателей? Они требуют у меня сорок тысяч… Сорок тысяч! — запричитал он. — Это ваша обязанность следить за тем, чтобы со мной ничего не случилось. Понимаете ли вы? Это ваш долг!

— Да, да, — рассеянно сказал инспектор Парр. — А что касается девушки, то я думаю, что она едва ли слыхала когда-нибудь о «Красном Круге». Она очень молода…

— Молодость? — пробурчал Гарвей Фрэйн. — Это как раз подходящее время для наказания! Уличайте их, пока они молоды, и наказывайте их, только тогда вы сделаете из них уважаемых граждан!

— Может быть, вы правы, — со вздохом согласился мистер Парр и, казалось, без всякой связи с предыдущим добавил:

— Иметь детей — значит возлагать на себя большую ответственность.

Фрэйн процедил что-то сквозь зубы, и, не попрощавшись, быстро прошел к своему автомобилю, ожидавшему его у входа в здание суда.

Инспектор, обернувшись, увидел молодого человека, ожидавшего его у дверей канцелярии.

— Доброе утро, мистер Бирдмор, — сказал он. — Вы ожидаете молодую даму?

— Да. Как долго ее еще здесь продержат? — нервно спросил он.

Мистер Парр равнодушно посмотрел на него.

— Не обижайтесь, мистер Бирдмор, но я все же скажу вам, что вы интересуетесь мисс Друмонд гораздо больше, чем следовало бы молодому человеку с вашим положением.

— Что вы хотите сказать? — быстро спросил Джек. — Ее заманили в ловушку. Эта скотина Фрэйн…

Инспектор покачал головой.

— Мисс Друмонд созналась, что взяла эту фигурку, — сказал он, — кроме того, мы видели ее выходящей из ломбарда. В этом сомнений нет.

— Она сделала это по какой-то особой причине! — порывисто воскликнул Джек. — Вы думаете, что такая девушка стала бы воровать? Чего ради ей это нужно было делать? Я бы сам дал ей все, о чем бы она ни попросила! — Он помолчал. — За этим что-то кроется, — более спокойным тоном продолжал он. — Кое-что, чего я не понимаю, и, по вероятности, вы тоже не понимаете.

В этот момент отворилась дверь и из здания суда вышла Талия Друмонд. При виде Джека она смутилась.

— Вы были в зале суда? — быстро спросила она.

Он утвердительно кивнул, а она покачала головой.

— Вам не следовало приходить, — строго сказала она, — не следовало… Откуда вы обо всем узнали? — Она, казалось, не замечала присутствия инспектора и впервые с момента ареста позволила себе обнаружить признаки волнения. Она продолжала, и голос ее прерывался:

— Мне очень жаль, мистер Бирдмор, что вы узнали об этом, но еще более неприятно, что вы пришли сюда.

— Но ведь это же неправда! — сказал он. — Мне же вы можете признаться в этом, Талия. Это была западня? Да? Западня с целью погубить вас, не правда ли? — Он словно бы умолял ее ответить утвердительно.

Она покачала головой.

— Это не была западня, — спокойно сказала она. — Я обокрала мистера Фрэйна.

— Но зачем, зачем? — с отчаянием спросил он. — Зачем вы… почему вы…

— Сожалею, что не могу объяснить вам это, — сказала она с ледяной улыбкой, — достаточно сказать, что я нуждаюсь в деньгах, и мне это кажется вполне убедительной причиной.

— Я никогда не поверю этому!

Лицо Джека стало серьезным, и он недоверчиво смотрел на нее:

— Вы не принадлежите к тем людям, которые способны совершать кражи?

Она перевела глаза на инспектора:

— Может быть, вы сумеете объяснить мистеру Бирдмору все… Боюсь, что я не в состоянии этого сделать.

— Куда вы идете? — спросил Джек.

— Я иду домой, — ответила она. — Пожалуйста, не сопровождайте меня, мистер Бирдмор.

— Но у вас нет дома!

— Я снимаю меблированную комнату. — Ее голос прозвучал нетерпеливо.

— В таком случае я пойду с вами, — упрямо продолжал он.

Она больше не возражала, и они вместе вышли на оживленную улицу. Вскоре они оказались у входа в подземку.

— Теперь я должна ехать домой, — сказала она более любезно, чем раньше.

— Но что вы собираетесь делать? — спросил он. — Каким образом вы будете зарабатывать на жизнь после того, как ваше доброе имя запятнано?

— Разве это так важно? — хладнокровно спросила она, уже намереваясь спуститься вниз, как вдруг Джек схватил ее за руку.

— Выслушайте меня, Талия, — каким-то чужим, сдавленным голосом сказал он. — Я люблю вас и хочу на вас жениться. Я не говорил вам этого раньше, но вы могли догадаться об этом. Я не допущу, чтобы вы исчезли навсегда из моей жизни. Понимаете ли вы это? Я не верю тому, что вы воровка и…

— Мистер Бирдмор, — тихим голосом начала она, — вы немного не в себе и говорите глупости! Вы сказали, что не допустите, чтобы я исчезла, а я говорю вам, что не допущу, чтобы вы сломали свою жизнь из-за любви к воровке. Вы ничего не знаете обо мне кроме того, что я обладаю красивой наружностью. — В ее глазах мелькнули веселые искорки, и она протянула ему руку. — Может быть, мы когда-нибудь снова встретимся, я к тому времени мой образ потускнеет для вас. Прощайте…

Раньше чем Джек вновь обрел способность говорить, она уже исчезла из виду.


Глава 8 | Красный Круг | Глава 10