home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 34

Когда они прибыли в Лондон, эта сенсация уже облетела все газеты.

Оказывается, в это утро каждый из членов Кабинета получил послание, отпечатанное на машинке. Оно не было подписано, но на каждой странице был изображен красный круг. Вот содержание этого во всех отношениях замечательного документа:

«Все усилия полиции, а также настойчивые действия частного сыщика Дерека Телла и старшего инспектора Парра, как Вы убедились, были напрасны. Вы наверняка устали уже вести подсчет неудачам полиции и нашим успехам.

К сожалению, обстоятельства вынудили нас убрать с дороги целый ряд известных лиц. Это было сделано не столько из мести, сколько с целью предостеречь других. Очень жаль, но сегодня утром нам пришлось также ликвидировать адвоката мистера Сэмюэля Хеггета, получившего от покойного Гарвея Фрэйна особого рода задачу, выполняя которую он слишком близко подобрался к нам.

К счастью для работников его фирмы, он согласился выполнять эту работу на свой личный страх и риск. Его тело оставлено нами на полотне железной дороги между Брикстоном и Мэредоном.

Так как полиция совершенно бессильна бороться с нами, то вы, безусловно, понимаете, что «Красный Круг» представляет собой большую опасность для общества, не имеющую аналогов. Мы согласны прекратить нашу деятельность, но с условием, что правительство выплатит нам сумму, равную одному миллиону фунтов стерлингов. О способе передачи нам этих денег мы сообщим позже. Но прежде должна быть объявлена всеобщая амнистия, чтобы в случае непредвиденных осложнений или же если будет случайно установлена личность кого-либо из нас, мы могли бы воспользоваться этим.

Если правительство откажется подчиниться нашим условиям, это повлечет за собой ряд неприятных последствий. Сообщаем имена двенадцати членов парламента, которые должны будут в качестве заложников отвечать за действия Кабинета. Если до конца недели правительство не подчинится нашим условиям, то одному из этих джентльменов придется убедиться, что мы не любим шутить».

Первым, кого встретил Парр по прибытии в Уайтхолл, был Дерек Телл, который выглядел серьезно озабоченным.

— Я не зря опасался, предполагая, что дело примет именно такой оборот, — сказал он, — и надо же было этому случиться в тот самый момент, когда я думал, что вот-вот накрою всю эту шайку?

Телл взял Парра под руку, и они стали прохаживаться взад-вперед по мрачному коридору.

— Это, конечно, нарушает мои планы относительно поездки на рыбную ловлю, — сказал он, и инспектор Парр вспомнил:

— Ах, да ведь сегодня день вашей смерти! Но я думаю, что вы уже помилованы в результате всеобщей амнистии, объявленной «Красным Кругом», — сухо сказал он, и Телл рассмеялся.

— Прежде чем начнется заседание, я хочу сообщить вам, — доверительно зашептал он, — что Кабинет в настоящее время собирается официально пригласить меня на службу в Скотленд-Ярд и передать полномочия по расследованию дела «Красного Круга» в мои руки. Но я категорически отказался. Я убежден, что вы — самый подходящий человек для ведения этого дела.

— Покорнейше благодарю, — сказал Парр, — но, возможно, Кабинет будет другого мнения…

Заседание Кабинета должно было состояться в помещении Министерства Внутренних Дел. Получившие послание «Красного Круга» явились первыми, но пока собрались абсолютно все, прошло еще некоторое время.

Первым был вызван Телл, а четверть часа спустя — инспектор Парр.

Парр знал в лицо большинство участников этого блестящего собрания, но так как он принадлежал к оппозиционной партии, то ни к кому из них не питал особого уважения. Он почувствовал вокруг себя атмосферу недружелюбия, и холодный кивок головы, которым ответил на его поклон седобородый премьер-министр, усилил это впечатление.

— Мистер Парр, — сказал премьер-министр сухо, — мы обсуждаем проблему «Красного Круга», которая стала теперь национальной проблемой. Нами получено послание угрожающего характера. Вы, без сомнения, прочли об этом в газетах?

— Так точно, сэр, — ответил инспектор.

— Мы ничуть не считаем нужным скрывать, что весьма недовольны результатами ваших действий. Хотя вы имели неограниченные полномочия, включая… — он посмотрел на лежавшую перед ним бумагу, но Парр прервал его:

— Мне бы не хотелось, чтобы вы сообщали собранию, какие полномочия я получил, господин премьер-министр, — решительно сказал он.

Премьер-министр был изумлен.

— Хорошо, — сказал он. — Но я хочу добавить, что несмотря на предоставленные вам безграничные возможности, вы даже не смогли предотвратить преступление, совершенное в вашем присутствии.

Инспектор наклонил голову.

— Мы намерены были передать дело «Красного Круга» мистеру Дереку Теллу, которому уже удалось найти двух убийц, хотя он и не обнаружил пока главного виновника. Но мистер Телл отказывается взять на себя это поручение, если вы будете отстранены от этого дела. Он любезно согласился работать под вашим руководством, и мы дали на это свое согласие. Я узнал, что ваше прошение об отставке уже находится у комиссара и ему дан официальный ход. Мы решили на некоторое время отложить решение этого вопроса. Подумайте о том, мистер Парр, — сказал премьер-министр, нахмурившись и раздельно произнося каждое слово, — что мы не можем подчиниться требованию «Красного Круга». Подобный образ действий был бы отрицанием всякой законности и привел бы к подрыву авторитета власти. Мы полагаемся на вас и верим, что каждому члену правительства, находящемуся под угрозой, вы дадите ту надежную защиту, на которую он имеет право как гражданин своей страны. Ваша карьера поставлена отныне на карту…

Инспектор, для которого эти слова означали конец аудиенции, медленно встал.

— Я обещаю, сэр, что сделаю все возможное, — четко сказал он, — чтобы ни с одним из членов правительства не случилось беды. Поймаю я человека, называющего себя «Красный Круг» или нет, я не могу сейчас сказать…

— Полагаю, что нет никакого сомнения, — сказал премьер-министр, — что это несчастный Хеггет убит?

На это ответил Дерек Телл:

— Да, сэр. Его тело было найдено сегодня рано утром. Мистер Хеггет, проживающий в Мэредоне, вчера вечером уехал из Лондона поездом, и по всей вероятности, преступление было совершено в пути.

— Очень жаль. — Премьер-министр покачал головой. Это какая-то ужасная цепь убийств и преступлений, и мы, кажется, еще далеки от конца…

Выходя из Уайтхолла, Телл и его спутник увидели перед зданием большую толпу. Теллу, которого сейчас же узнали, устроили овацию, а инспектору Парру, к его большому облегчению, удалось ускользнуть незамеченным.

Вне всякого сомнения, «Красный Круг» был героем дня.

Страницы многих вечерних газет, в подражание знаменитому знаку, были украшены красным кругом, и все, кому не лень, обсуждали: удастся или нет «Красному Кругу» получить миллион фунтов…

Талия Друмонд подняла голову, услышав шаги своего шефа. Перед ней лежала утренняя газета, которую она перед этим внимательно читала, подперев подбородок рукой.

— Ну, мисс Друмонд, каково ваше мнение по этому поводу? — спросил он, заметив на столе газету.

— Это поразительно и в некотором отношении достойно восхищения.

Он серьезно посмотрел на нее.

— Должен откровенно признаться, что не вижу ничего восхитительного, — заметил он. — У вас своеобразный взгляд на подобные вещи.

— Вы так думаете? — холодно спросила она и прибавила: — Не забудьте, мистер Телл, что у меня также своеобразный характер.

— Думаю, что вам следовало бы радоваться, что мистер Джонсон на Милдредс-стрит больше не получает ваших интересных сообщений, — сказал он и вышел.

Вскоре после этого он снова зашел к ней.

— Я, по всей вероятности, перемещу свое бюро в Управление Скотленд-Ярда. Но так как я убежден, что для вас те стены не подходят, то я оставляю вас здесь, и вы будете продолжать свою обычную работу.

— Вы будете работать над делом «Красного Круга»? — спокойно спросила она.

Он кивнул.

— Инспектор Парр будет вести дело, а я буду работать под его руководством.

Все утро Дерек Телл занимался разбором корреспонденции. Уходя, он дал ей указание относительно писем, которые должны были быть отправлены, и сказал, что сегодня уже не вернется.

Не успел он уйти, как раздался телефонный звонок и Талия, услышав знакомый голос, едва не бросила трубку.

— Да, это я, мистер Бирдмор, — сказала она. — Доброе утро.

— Телл здесь? — спросил он.

— Он только что ушел и сегодня уже не вернется. Если вам нужно сообщить что-нибудь важное, то я постараюсь передать ему, — сказала она, сделав попытку придать своему голосу твердость.

— Я не знаю, насколько это важно, — ответил Джек, — но сегодня утром я просматривал бумаги своего отца, — довольно неприятная работа, кстати, — и нашел кипу бумаг, имевших отношение к Марлю.

— К Марлю? — медленно спросила она.

— Да, очевидно, мой отец знал о Марле гораздо больше, чем мы предполагали. Оказывается, он сидел в тюрьме за тяжкое преступление. Отец всегда сперва наводил справки, прежде чем вступал с кем-нибудь в деловые отношения, и, очевидно, собрал много сведений о прежней жизни Марля. Он получил их через одно французское сыскное агентство. Марль был, по-видимому, большим мерзавцем, и я удивляюсь, почему отец имел с ним дело. Самый примечательный документ — конверт с надписью «Фотография казни». Конверт был запечатан во французском бюро, и, по-видимому, мой отец не захотел вскрыть его. Такие вещи вызывали в нем отвращение…

— Вы вскрыли конверт? — быстро спросила она.

— Нет, — с удивлением ответил он. — Почему вы спрашиваете таким тоном?

— Джек, вы хотите сделать мне одолжение?

Талия впервые назвала его по имени, и ей показалось, что она видит, как он покраснел.

— Само собой разумеется, Талия. Я готов сделать для вас все, что угодно, — с готовностью ответил он.

— Не вскрывайте конверт, — умоляющим голосом попросила она. — Храните все бумаги, имеющие отношение к Марлю, в надежном месте. Вы обещаете мне это?

— Обещаю вам, — сказал он, — но это очень странная просьба…

— Вы говорили с кем-нибудь по этому поводу? — спросила она.

— Я написал несколько строк инспектору Парру…

— Очень жаль. — В ее голосе слышалась досада. — Обещайте мне ни с кем не говорить об этом, в особенности, о фотографии.

— Само собой разумеется, Талия, — ответил он. — Если хотите, я пошлю вам фотографию.

— Нет, нет, не делайте этого! — сказала она и бросила трубку.

Некоторое время она сидела за столом, тяжело дыша, потом встала, надела шляпу, заперла бюро и отправилась завтракать.


Глава 33 | Красный Круг | Глава 35