home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 38

Прошло семь дней после заседания Кабинета министров. Правительство явно не желало подчиняться требованиям «Красного Круга».

В тот же день, после обеда, мистер Рафаэль Виллингс ожидал прихода гостьи. Его дом в Онсло-Гарден представлял собой архитектурное чудо. Его коллекции старинного оружия, редких камней и гравюр были уникальны. Но этот обладатель почти всех земных благ сейчас мог думать только о Талии Друмонд. Даже полученная сегодня анонимка не испугала его, а лишь увеличила интерес к этой загадочной девушке.

— Она воровка? Пусть! Пусть она возьмет любой драгоценный камень, любую гравюру, только бы она была ласковой и послушной…

Талия была встречена пышно разодетым швейцаром и вспомнила чьи-то досужие разговоры о том, что у Рафаэля Виллингса служили только итальянцы.

Она с любопытством оглядела комнату, в которую ее провели. Обстановка этой комнаты была далека от интимной, не было здесь и столика, сервированного для двоих, как ожидала Талия, зато в комнате находилась большая часть знаменитой коллекции мечей.

Виллингс пришел минуту спустя.

— Давай веселиться, потому что все мы когда-то умрем, а мы с вами, может быть, даже сегодня, — с шутливым пафосом сказал он. — Вы слыхали последнюю новость?

Она покачала головой.

— Я должен стать очередной жертвой «Красного Круга», — весело сказал он. — Вы, вероятно, читаете газеты и знаете об этом знаменитом сообществе. Да, — продолжал он, смеясь, — и из всех моих коллег я буду первой жертвой! Так как трагедия должна произойти сегодня и именно в этом доме, — продолжал он, — то не будете ли вы столь любезны и не согласитесь ли отправиться со мной в мое поместье? Автомобиль домчит нас за полчаса. Мы прекрасно проведем время.

Он постучал, и в ответ на его стук вошел слуга, сказавший по-итальянски что-то, чего она не поняла.

Виллингс кивнул.

Талия не ожидала, что дело примет такой оборот.

— Где находится ваше поместье? — спросила она. Он объяснил ей, что оно находится между Барнетом и Хатфилдом, и с воодушевлением стал расписывать красоты Гартфордшира.

— Я предпочла бы остаться здесь, — сказала она, но он покачал головой.

— Поверьте мне, моя милая юная леди, — сказал он серьезно, — угрозы «Красного Круга» меня не пугают. Но я обещал полиции, что уеду сегодня из дому. Полиция была здесь сегодня после обеда и спутала все мои планы. Надеюсь, все это не испортит вашего настроения. Вы обманете мои надежды, если не поедете со мной. К нашему приезду там будет все готово…

— Хорошо, — сказала Талия, и когда он вышел, стала прохаживаться по комнате, с большим интересом разглядывая собранные в ней диковины. Виллингс вернулся уже в пальто и нашел ее стоящей у стены, увешанной восточным оружием.

— Разве они не прекрасны? Мне жаль, что я не смогу рассказать вам их истории, сказал он и вдруг спросил изменившимся голосом: — Кто взял ассирийский кинжал?

На стене виднелось пустое место.

— Я тоже заметила, что здесь чего-то не хватает, — сказала девушка.

Мистер Виллингс наморщил лоб.

— Может быть, его взял кто-нибудь из слуг, — предположил он, — хотя я отдал распоряжение чистить кинжалы только в моем присутствии. — Он ненадолго задумался, затем продолжил: — Я разберусь в чем дело, когда вернусь…

Они вышли из дома и сели в автомобиль, ожидавший у подъезда.

Талия видела, что потеря ценного предмета беспокоит Виллингса. Его хорошее настроение явно было испорчено.

— Никак не могу понять, — заговорил он, когда они были уже в пути. — Я точно помню, что кинжал еще вчера был на месте, так как я показывал его сэру Томасу Семмерсу. Он также интересуется восточным оружием. Ни один из слуг не посмел бы взять эту вещь…

— Может быть, в дом заходил кто-нибудь чужой?

Он покачал головой.

— Только джентльмен из Скотленд-Ярда, но я уверен, что он тут ни при чем. Нет, здесь что-то не так. Но пока оставим это…

Остальную часть пути они говорили о другом.

Виллингс не преувеличивал, расхваливая свой загородный домик. Он находился на расстоянии трех миль от шоссе в очень живописном месте.

— Вот мы и приехали, — сказал он. Они вошли в дом и направились в роскошную гостиную.

Маленький столик, стоявший в углу, был накрыт.

— Ну вот, моя милая, — сказал Виллингс, — слава Богу, мы одни…

Это было сказано довольно развязным тоном, при этом он недвусмысленно подмигнул ей. Талия чувствовала, что развязка близка, однако продолжала спокойно разливать чай. Она поставила перед ним чашку, он взял ее за руку, вдруг резко притянул к себе, и она неожиданно очутилась в его объятиях.

Девушка не сопротивлялась, ее серьезные глаза бесстрастно смотрели на Виллингса. Она спокойно произнесла:

— Я хочу вам кое-что сказать.

— Мой ангел, вы можете говорить все, что вам угодно, — жарко прошептал Виллингс, крепко держа ее и глядя ей в глаза.

Прежде чем она успела вымолвить слово, он поцеловал ее в губы. Талия хотела оттолкнуть его, но не смогла. Тогда она попыталась пустить в ход прием джиу-джитсу, но это также не удалось, так как он был знаком с этим приемом и, легко справившись с ней, подхватил ее на руки. Один угол комнаты был отгорожен занавеской. Туда он и понес ее. Она не кричала и показалась ему в этот момент более покорной, чем он мог надеяться. Но когда они приблизились к углу за занавеской, она вновь начала отчаянно вырываться из его объятий.

Слуги были на кухне, находившейся довольно далеко от этой комнаты, но они услышали душераздирающий крик и бросились в гостиную. Они застыли на пороге, В углу комнаты ничком лежал Рафаэль Виллингс, а в его плече торчал знаменитый ассирийский кинжал. Рядом с ним, ни жива, ни мертва, стояла молодая девушка с лицом белым, как мел.

Виллингс был жив. Один из слуг отнес своего стонущего хозяина на диван, в то время как другой побежал к телефону. Взволнованный итальянец сказал девушке несколько слов на своем языке, но она не слышала их и даже не поняла, что к ней обращаются. Она, как во сне, вышла из комнаты и, пройдя по коридору, очутилась во дворе. Автомобиль Рафаэля Виллингса стоял неподалеку. Шофера не было видно.

Она оглянулась. Поблизости никого не было. Тогда в ней пробудилась активность: она вскочила в машину, села за руль и завела мотор. Автомобиль рванулся с места, но выехать отсюда оказалось непросто. Железные ворота были заперты, и она вспомнила, что шофер выходил из машины и сам открывал их. Нельзя было терять ни секунды. Она сдала немного назад, затем на полной скорости направила машину прямо на ворота, послышался грохот, звон стекла, и она выехала на дорогу с поврежденным радиатором, разбитыми фарами и помятым крылом. Но серьезных повреждений не было. На бешеной скорости она помчалась в Лондон.

— Вы, должно быть, плохо чувствуете себя, мисс? — спросил швейцар на пороге ее дома.

У Талии не было сил отвечать ему.

Едва она заперла за собой двери своей квартиры, как тут же поспешила к телефону.

Человек, которому она позвонила, терпеливо слушал ее бессвязную речь, все время прерываемую рыданиями, но все же, хоть и с большим трудом, смог наконец понять, что случилось.

— Мне плохо, очень плохо… — простонала она. — Я ничего не могла сделать! Это было так ужасно!

Она положила трубку и, шатаясь, прошла в свою комнату. Она чувствовала, что вот-вот упадет, если ей не удастся немедленно лечь в кровать. Прошло несколько часов пока она не пришла в себя.

Когда вечером пришел Дерек Телл, к ней уже вернулось самообладание. Талия была, как и прежде, хладнокровна и самоуверенна.

— Вот неожиданная радость, — без улыбки сказала она. — Кто это с вами?

Она смотрела на человека, стоявшего позади него.

— Талия Друмонд, — серьезно сказал Телл. — У меня в кармане приказ о вашем аресте.

Она подняла брови.

— Я, кажется, все время нахожусь под наблюдением полиции, в чем же меня обвиняют?

— В покушении на убийство Рафаэля Виллингса. Обращаю ваше внимание на то что все, что вы теперь скажете, будет записано и может быть использовано против вас.

Спутник Телла выступил вперед и надел на нее наручники.

Талия Друмонд провела эту ночь в камере полицейского участка.


Глава 37 | Красный Круг | Глава 39