home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 39

— Давайте еще раз попробуем разобраться в том, что, собственно говоря, произошло, — сказал Дерек Телл, обращаясь к инспектору Парру, который, нахмурившись, молчал. — Я прибыл в дом Виллингса вскоре после того, как он уехал оттуда в Талией Друмонд. Слуги неохотно отвечали на мои вопросы, но я, в конце концов, узнал, что они поехали в его загородный дом. Кто кого уговорил туда поехать, еще надо выяснить. Он, вероятно, считал, что она поехала с ним неохотно. Я все время подозревал Талию Друмонд в том, что она представляла собой нечто большее, чем простой член «Красного Круга». Понятно, что я поспешил за ними, но прибыл туда уже после того, как она покинула дом. Она бежала в автомобиле Виллингса, разбив по дороге ворота. Впрочем, эта девушка способна на все…

— Как себя чувствует Виллингс? Он поправится?

— Рана не опасна. Но тут, вне всякого сомнения, затевалось убийство. Виллингс перед отъездом заметил пропажу кинжала, при помощи которого он и был ранен. Он вышел, чтобы захватить пальто и оставил девушку в комнате на одну минуту. Он предполагает, что она спрятала кинжал в муфте, что, конечно, вполне вероятно. Относительно событий, предшествовавших удару кинжалом, он не мог дать мне точных показаний.

— Гм, — сказал инспектор Парр. — Что это была за комната? Я хочу сказать комната, где это… почти… случилось?

— Маленькая красивая гостиная, соединенная с помещением, которое Виллингс называет «турецкой комнатой», вернее, это часть гостиной, этакий уголок в восточном стиле. Я могу себе представить, что там происходило — у Виллингса не особенно лестная репутация. Уголок отгорожен занавеской, и его нашли лежащим именно там.

Мистер Парр был настолько погружен в свои мысли, что его коллеге показалось, будто он заснул. Но инспектор не спал, а напротив, был очень взволнован. Он понимал, что лавры за раскрытие этого преступления вновь достанутся Теллу, но он больше не завидовал ему. Затем инспектор внезапно, казалось бы, без всякой связи с предыдущим, заметил:

— Все крупные преступники попадаются благодаря незначительным промахам в расчетах.

Телл улыбнулся.

— Ошибочный расчет в данном случае, видимо, состоится в том, что они не убили нашего друга Виллингса. Он не самый симпатичный человек среди членов Кабинета, и его смерть вряд ли кого-либо очень бы расстроила, но я рад, что эти дьяволы не укокошили его.

— Я говорю не о мистере Виллингсе, — ответил инспектор Парр, поднимаясь. — Я говорю о глупой и мелкой лжи. И о человеке, которому, на самом деле, следовало бы знать, что он говорит…

Пока Телл гадал, что означают эти странные слова, инспектор отправился в гости к Джеку Бирдмору, чтобы поговорить с ним, а заодно сообщить о последних событиях.

Джек был первым человеком, о котором Парр подумал, услыхав об аресте Талии Друмонд. Он очень любил Джека, гораздо больше, чем тот мог предположить, и прекрасно понимал, каким тяжелым бременем ляжет вина Талии Друмонд на человека, любившего ее.

Но Джек уже все знал. Известие об аресте Талии было опубликовано в вечерних газетах под рубрикой «Последние новости», и когда пришел Парр, Джек был в отчаянии.

— Я найму для нее лучших адвокатов, — возбужденно говорил он. — Не знаю, могу ли я откровенно говорить с вами, мистер Парр, потому что вы, конечно, будете принадлежать к противной стороне…

— Конечно, — ответил инспектор. — Но я питаю некоторую слабость к Талии Друмонд.

— Вы? — с удивлением спросил Джек. — Но я думал…

— Я человек, — ответил инспектор. — Преступник для меня не только преступник. Я не испытываю личной неприязни к арестованным мною людям. Отравитель Трюленд, которого я отправил на виселицу, был одним из самых милых людей, с которыми я встречался, и под конец я его даже полюбил.

Джек содрогнулся.

— Пожалуйста, не ставьте на одну доску этого отравителя и Талию Друмонд! — воскликнул он. — Вы в самом деле думаете, что она принадлежит к верхушке «Красного Круга»?

Парр поджал толстые губы.

— Если бы ко мне пришел кто-нибудь и сказал, что предводитель этой шайки — сам архиепископ Кентерберийский, меня это не удивило бы, мистер Бирдмор, — Сказал он. — Когда с загадкой «Красного Круга» будет покончено, то мы все будем поражены. Я начал свое расследование, допуская, что «Красным Кругом» может быть любой. Вы или Марль, комиссар или Дерек Телл, Талия Друмонд или кто бы то ни был еще…

— И вы все еще придерживаетесь этого мнения? — спросил Джек, невольно улыбнувшись. — В таком случае, и вы сами, мистер Парр, можете оказаться этим злодеем.

Мистер Парр не стал отрицать и этой возможности:

— Мамочка полагает… — начал он, и Джек рассмеялся.

— Точнее, ваша бабушка? Должно быть, это выдающаяся личность… Она тоже имеет свои взгляды на проблему «Красного Круга»?

Инспектор кивнул.

— Начиная с первого убийства. Тогда она подсказала мне единственно правильное решение, мистер Бирдмор. Да, мамочка всегда умела это делать. Собственно говоря, почти все, что предпринимал, было по ее указке.

Он замолчал.

Джек задумался. Ему стало жаль Парра. Этот человек, которого природа, безусловно, обделила способностями, добился довольно высокого поста в Скотленд-Ярде, наверняка лишь благодаря упорству и усидчивости. (Джек уже успел позабыть, как совсем недавно восхищался инспектором, когда тот приезжал вместе с ним в поместье Бирдморов).

Джеку показалось невероятно комической эта ситуация: правительство ждет от Парра решительных действий, надеется на него, когда самые способные люди прилагали все усилия изловить эту своеобразную шайку преступников, а этот коротышка всерьез толкует о советах, получаемых им от своей бабушки!

— Я должен прийти к вам и возобновить свое знакомство с вашей теткой, а также познакомиться с вашей бабушкой, — сказал Джек.

— Они сейчас находятся за городом, — ответил Парр. — По вечерам я тоже один и чувствую себя не в своей тарелке…

Джека немного успокоил этот разговор, так как он был измучен переживаниями по поводу случившегося с Талией. Полушутливая беседа о всезнающей бабушке Парра вернула его в нормальное состояние.

Парр перевел разговор на серьезную тему:

— Завтра мисс Друмонд будут допрашивать.

— Ее отпустят под залог, если я поручусь?

Парр отрицательно покачал головой.

— Нет. Она будет доставлена в Гэллоуэйскую тюрьму, — сказал он. — Это одна из наших лучших тюрем.

— Каким образом Телл арестовал ее? Я думал, что это сделали вы.

— Я поручил ему это, — сказал Парр. — Теперь он официально состоит на полицейской службе, и так как сегодня с утра занимался этим делом, то я счел необходимым, чтобы он довел его до конца…



Мистер Виллингс еще не настолько поправился, чтобы давать устные показания. Но он был в состоянии послать в ответ на письменное требование премьер-министра, изобиловавшее весьма резкими выражениями — премьер славился своей прямотой — прошение об отставке.

Он понимал, что его карьера рухнула. Теперь он навсегда в немилости. Даже его политические сторонники, прежде готовые пойти за него в огонь и в воду, отрекутся от него. Он привез в загородный дом молодую девушку, с которой едва был знаком, совершил попытку изнасиловать ее и был ранен. Отвратительная история. Виллингс проклинал свою непростительную глупость.

Парр посетил девушку в тюрьме. Она отказалась разговаривать с ним в камере и настояла на том, чтобы беседа происходила в приемной и в присутствии надзирательницы. Она объяснила ему причину этого, когда они уже сидели за столом — он на одном конце, а она — на другом.

— Вы уж извините, мистер Парр, что я не принимаю вас в своей камере, — сказала она. — Но многие молодые, подающие надежды члены «Красного Круга» преждевременно покинули этот мир в результате бесед с полицейскими в своих камерах.

— Единственный из них, которого я могу вспомнить, это Сибли, — сказал Парр.

Она улыбнулась, показав белые ровные зубы.

— Ну, и что вам от меня угодно?

— Я хотел бы выслушать от вас, что случилось, когда вы явились в дом к Виллингсу.

Она правдиво и подробно описала ему все, что происходило там.

— Когда вы обнаружили пропажу кинжала?

— Когда я осматривала комнату, в то время как мистер Виллингс надевал свое пальто. Как он поживает?

— Прекрасно, — сказал Парр. — Он скоро выздоровеет, к сожалению… слава Богу, я хочу сказать, — быстро поправился он. — Виллингс тогда впервые заметил пропажу кинжала?

Она утвердительно кивнула.

— У вас была с собой муфта?

— Да, — ответила она. — Но разве туда можно спрятать смертоносное оружие?

Инспектор Парр встал.

— Вы получаете достаточно еды?

— Да, — сказала она. — Тюремная пища мне очень нравится, благодарю вас. И я не желаю, чтобы кто-нибудь из милосердия присылал мне домашние яства, — она многозначительно посмотрела на инспектора.

Парр потер свой подбородок.

— Думаю, что вы правы, — сказал он.


Глава 38 | Красный Круг | Глава 40