home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 42

В комнате внезапно появились трое полицейских, и в мгновение ока на руках Телла оказались наручники. Один из полицейских вытащил у него из кармана револьвер, и его увели.

Инспектор Парр, вытирая крупные капли пота со лба, стоял перед своими пораженными слушателями.

— Джентльмены, — сказал он. — Если вы позволите, то конец этой истории я доскажу вам завтра.

Премьер-министр подошел к инспектору и молча пожал ему руку. Молчание его стоило тысячи слов признания.

— Инспектор пережил тяжелые времена, — послышался голос комиссара, — никто не знает этого лучше меня. Я буду очень рад, господин премьер-министр, если вы согласитесь на просьбу инспектора и отложите дальнейшее объяснение на завтра.

— Быть может, инспектор придет завтра к ленчу, — сказал премьер-министр, и тот с поклоном принял это предложение, затем, взяв Джека под руку, вышел с ним на улицу. Парра ожидал автомобиль, и он пригласил молодого человека проехаться с ним.

— Я как бы во сне, — сказал Джек. — Дерек Телл! Невозможно! И все-таки…

— О, как видите, все возможно, — сказал инспектор и засмеялся.

— В таком случае он и Талия Друмонд работали вместе?

— Да.

— Но, инспектор, как вы сумели разоблачить его?

— Мне помогла мамочка, — ответил Парр. — Да, моя милая мамочка… Вы себе не можете представить, какая она умница. Она сказала мне сегодня вечером…

— Она, следовательно, вернулась?

— Да, она вернулась, — сказал инспектор. — Я хочу, чтобы вы познакомились с ней. Она немного своенравна, но я всегда стараюсь уступать ей, потому что очень ее люблю.

— Не беспокойтесь, я тоже буду вести себя с ней очень почтительно, — засмеялся Джек. — Вы в самом деле думаете, что вся агентура «Красного Круга» в ваших руках?

— Я уверен в этом, — сказал инспектор. — Так же уверен, как и в том, что моя мамочка — самая умная женщина в мире.

Джек хранил молчание до тех пор, пока они не свернули на Стемфорд-Авеню. Невеселые мысли одолевали его.

— Но это значит, что Талия вновь будет осуждена, — в отчаянии сказал он. — Если Телл — это «Красный Круг», то он не пощадит ее на суде.

— В этом я убежден, — ответил инспектор. — Но почему вы, ради всего святого, так переживаете из-за Талии Друмонд, мистер Бирдмор?

— Потому что я люблю ее, осел вы этакий! — яростно воскликнул Джек и, опомнившись, сейчас же извинился.

— Пусть я осел, — рассмеялся инспектор, — но я не единственный осел во всем Лондоне, можете мне поверить, мистер Бирдмор! И если хотите выслушать добрый совет, то забудьте совсем о Талии Друмонд. А вместо нее полюбите мою мамочку!

Джек уже собирался вновь ответить не совсем вежливо, но сдержался.

Квартира инспектора находилась на первом этаже. Парр и Джек поднялись по лестнице, инспектор отворил дверь и на секунду остановился на пороге.

— Алло, мамочка! — воскликнул он. — Я привел с собой Джека Бирдмора, чтобы познакомить его с тобой!

Джек услышал чье-то неразборчивое восклицание.

— Заходите, мистер Бирдмор, заходите и познакомьтесь с ней!

Джек вошел в комнату и остановился, как громом пораженный. Перед ним стояла улыбающаяся молодая девушка, немного бледная и усталая на вид, но это была, без всякого сомнения, — («я с ума сошел или сплю» — подумал он) — Талия Друмонд!

Она взяла его за руку и повела к столу, на котором стояли три прибора.

— Отец, ты сказал, что приведешь с собой комиссара, — сказала она.

— Отец? — пробормотал Джек. — Но где же ваша мама?

Она погладила его руку.

— Отец довольно ловко подшутил над вами, — сказала она. — Дома меня всегда называют мамочкой, потому что я веду хозяйство с тех пор, как умерла моя бедная мама. Вы должны извинить его.

— Он ваш отец? — спросил Джек.

Талия утвердительно кивнула.

— Талия Друмонд-Парр, так меня зовут. Слава Богу, что вы не сыщик, иначе стали бы наводить справки и давно узнали бы мою ужасную тайну. Ну, а теперь, пожалуйста, поужинайте с нами, мистер Бирдмор.

Но Джек не был в состоянии ни есть, ни пить, и Талия, понимая, что должна ему все объяснить, начала свой рассказ:

— Когда «Красный Круг» совершил первые убийства в Англии, и дело это было передано отцу, я знала, что он берет на себя колоссальную задачу, и не исключена возможность, что он с ней не справится. У отца было много недругов в Управлении, и наш комиссар, зная, какое это трудное дело, просил отца не браться за него. Знаете ли, ведь комиссар — мой крестный отец, и, само собой разумеется, принимает близко к сердцу наши проблемы. Но отец настоял на своем, хотя я думаю, впоследствии не раз об этом пожалел. Я всегда интересовалась криминалистикой, и как только отец разгадал секрет организации «Красного Круга», мы решили, что мне пора начать делать «преступную карьеру».

Ваш отец получил первую угрозу за три месяца до того, как она была приведена в исполнение. Через два или три дня до получения им этой угрозы я поступила на должность секретарши к Гарвею Фрэйну только потому, что его дом находился рядом с вашим. Он был другом вашего отца, и я, таким образом, имела возможность наблюдать за тем, что делается у вас. Ранее я пыталась получить должность секретаря вашего отца, но это мне не удалось. Ужаснее всего то, что я находилась в лесу, когда его убили. Я не видела, кто стрелял, но увидела, как упал ваш отец, и когда подбежала к нему, то поняла, что ему больше ничем нельзя помочь. Тут я заметила, что за деревьями мелькнула ваша фигура и сочла нужным исчезнуть, тем более, что у меня был револьвер. Когда я выбиралась из лесу, то чуть не столкнулась с каким-то человеком, который очень спешил и явно старался, чтобы его кто-нибудь не заметил…

После смерти вашего отца мне больше не нужно было оставаться в доме Фрэйна. Я хотела приблизиться к «Красному Кругу» и знала, что лучший способ привлечь к себе внимание его предводителя было совершить какое-нибудь преступление. Так что, когда вы проходили мимо ломбарда, а я выходила оттуда, только что заложив золотого божка мистера Фрэйна, это не было случайным совпадением: мой отец подстроил все заранее и назвал меня известной аферисткой для того, чтобы вызвать ко мне интерес у Дерека Телла или, как его на самом деле звали, Фердинанда Уолтера Лейтмана. Мне не грозила опасность попасть в тюрьму. Так как это была моя первая судимость, то судья обошелся со мной соответствующим образом, но моя добрая репутация погибла. Сразу же после суда, как и ожидалось, я получила приглашение встретиться с главарем «Красного Круга»…

Я встретилась с ним у Стейн-сквер. Отец все время наблюдал за нами и следовал за мной до самого дома. Он всегда находился поблизости, не правда ли, папа?

— За исключением истории с Барнетом, — покачал тот головой, — тогда я был весьма напуган, мамочка.

— Став членом «Красного Круга», я получила первое задание — устроиться работать в банк Брэндона. Видите ли, метод Телла состоял также в том, что он заставлял одного члена шайки следить за другим. Мистер Брэндон был для меня загадкой. Я тогда не могла с уверенностью сказать, честен он или нет, и, само собой разумеется, сперва и понятия не имела, что он является членом шайки. Чтобы поддерживать репутацию воровки, я должна была снова начать воровать. В результате я получила выговор от своего таинственного шефа, но это пошло мне на пользу, так как сблизило меня с другой шайкой преступников и привело на площадь Мерисбур в день смерти Феликса Марля.

Телл, не желая терять меня из виду, взял меня к себе в бюро на работу. Кроме того, когда ему понадобилось, он нашел удачный способ от меня избавиться. В ту ночь, когда он убил Фрэйна, мне приказано было находиться по соседству с домом убитого, с таким же ножом и рукавицей, парную к которой Телл использовал при убийстве.

— Но как вы бежали из тюрьмы? — спросил Джек.

Она посмотрела весело и при этом удивленно:

— Милый мой мальчик, — сказала она, — как я могла бежать из тюрьмы? Я была выпущена глубокой ночью самим начальником, а уважаемый инспектор лично проводил меня домой.

— Видите ли, мы хотели загнать Телла в тупик, — объяснил Парр. — Как только он узнал, что Талия вышла на свободу, он что-то заподозрил и заметался, как зверь в ловушке. Когда же он установил, что его бюро и квартира подверглись обыску, то понял, что за Талией стоит нечто большее, чем он мог себе представить. Но то, что руковожу этим я… нет, до этого он не смог додуматься!


Глава 41 | Красный Круг | Глава 43