home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 10

Недалеко от редакции «Криминального курьера» располагался клуб журналистов. Когда Джек перед работой зашел туда, посетителей в библиотеке еще не было. Он придвинул к камину стул и принялся за содержимое кошелька Фармера.

Сначала осмотрел ключ с видневшейся на нем полустершейся надписью. Она полностью совпадала с надписью на бумаге. Он не спеша набил трубку и начал внимательно изучать таинственные буквы:

В. Т. И. Т. Л. А. Х.

Д. Ф. Л. Ф. Н. Б. Ч.

В армии Джек был шифровальщиком, поэтому без труда нашел ключ к шифру. Когда он прочел буквы сверху вниз, то заметил, что они были написаны в алфавитном порядке, но между каждыми двумя недоставало средней. Джек взял блокнот и вписал их.

«Гукумац»?.. Что же обозначало слово «гукумац?» Благо, Девин находился в библиотеке. Он взял нужный том энциклопедии и быстро нашел интересующую его статью.

«Гукумац». Так ацтеки, особенно жители Гватемалы, называли творца Вселенной. Его всегда изображали в виде пернатой змеи».

Джек откинулся на спинку стула и поправил рассыпавшиеся волосы. Опять он столкнулся с пернатой змеей! Но ведь Фармер, судя по всему, ничего о ней не знал. Как ни старался Девин, до конца так и не уловил взаимосвязи между текстом и известными фактами. Но он заключил, что этим шифром преступники пользуются как роковым предупреждающим знаком.

История принимала все более загадочный оборот. Джек поймал себя на том, что начал бояться. Но он быстро подавил это чувство. В тот день, когда он вместе с Дафнис побывал у мистера Брейка, молодые люди зашли в ресторан.

— Дафнис, меня очень интересует Крюв.

— Я думала, что все рассказала о нем, — рассмеялась девушка.

— А что вам известно о Фармере?

О Лейгестере Крюве он, казалось, знал уже достаточно. Это был крупный спекулянт, что не очень-то смущало Дафнис. Вот только его фамильярное отношение к противоположному полу оскорбляло ее женское достоинство. Она три года прослужила у Крюва и часто встречала там Фармера, хотя хозяин дома не слишком его праздновал.

— Кто такая миссис Стейнс? — спросил Джек.

— Она дружна и с мистером Крювом, и с этой артисткой, — Эллой Кред.

— Все они, если не богаты, то средства имеют достаточные. Кто она по профессии? — поинтересовался Дезин.

— Светская дама, — ответила Дафнис, — а светские дамы редко работают. У нее очень покладистый характер. Мистер Крюв мне рассказывал о ее талантах. Когда я, по его распоряжению, приносила ей письма, то видела в доме множество великолепных рисунков.

— Значит, она художник?!

— Не знаю. Я никогда не видела у нее живописных работ, только рисунки карандашом. Однажды я увидела рисунок большого герба. Когда-то я мечтала посвятить себя живописи, немного этому училась и имею представление, сколько нужно труда и времени, чтобы нарисовать такой герб.

Дафнис вытерла носовым платком губы и продолжила:

— О мисс Кред я знаю гораздо меньше. Мы с нею виделись лишь однажды, и она отнеслась ко мне очень высокомерно. Она хорошая артистка?

— Пользуется успехом у публики, — Джек пожал плечами.

Подумал немного и продолжил:

— Хотя нужно отдать ей должное, она — замечательный мастер перевоплощения, — добавил он затем. — Я видел ее как-то в трагической роли, и невозможно было себе представить, что это та самая женщина, которая превращает жизнь своих служащих в настоящий ад и доводит режиссера до слез.

Джек улыбнулся.

— А теперь расскажите, как вы провели свой первый день у нового шефа?

— Я должна была занести в каталог большое количество экспонатов, найденных мистером Брейком. Там были и пернатые змеи, все четыре фигурки.

— Вы скоро станете непререкаемым авторитетом в этой области! — рассмеялся Девин. — Но откуда у вас такие познания? Разве вы так хорошо знакомы с культурой древних ацтеков?

Она рассказала, что большая часть работы проходила под его непосредственным наблюдением, поэтому многие этикетки были уже написаны заранее.

Снова, доставая платок из сумочки, Дафнис обронила на стол маленький клочок бумаги. На нем красными буквами было написано «Цимм», а внизу стояло число.

— Это было на старой лампе, которую мистер Брейк тоже привез из экспедиции.

— Вы носите его с собой как сувенир? — спросил Джек.

Она рассказала, как намочила кончик платка, чтобы снять этикетку, и кусочек бумаги остался на платке. Но репортер не слушал ее. Он обратил внимание на мужчину с черной бородой, поглощенного чтением газеты. Какое-то неприятное чувство овладело Джеком. Он принадлежал к людям, одаренным феноменальной памятью. Он мог вспомнить, например, всех свидетелей на каком-нибудь давнем уголовном процессе, их показания, речи прокурора и защитника, мог прочесть статью в газете и на память повторить ее.

Девин стал внимательно присматриваться к читающему субъекту.

— Что с вами? — спросила Дафнис.

— Простите… Я, кажется, отвлекся… Немного задумался…

Он посмотрел на часы.

— Так откуда, вы говорите, взялась эта этикетка?

Она повторила ему свой рассказ.

— Странно… у них были даже лампы… А не было ли у них клубов?

— О чем вы говорите? — не поняв, спросила она.

— О лампах, — смутившись, ответил он. — Странно, Дафнис, но когда я о чем-то думаю, чем-то занят, то ухожу в себя с головой. Давайте лучше пить кофе!

Он пытался скрыть охватившее его волнение. Неужели причиной этому послужила старая лампа?

— Не будьте же таким таинственным и расскажите мне, в чем дело!

— Вы просто прелесть, — засмеялся он. — Вы мне ужасно нравитесь.

— Ну, говорите же, — улыбнулась в ответ девушка.

— Двенадцать лет тому назад я тоже был в ресторане с дамой, но это была деловая встреча. Моя спутница была знакома с бандой Рика, занимавшейся изготовлением фальшивых денег. Тогда я был еще совсем молодым репортером.

— Причем здесь банда Рика? — поинтересовалась Дафнис.

— Банду Рика прихлопнул старина Кларк. Тогда он был еще молодым сержантом. Рик застрелился на пароходе, пересекающем канал. Двое из членов банды бежали в Америку, одного из них удалось поймать, но самого главаря так и не удалось найти. Рик великолепно рисовал, но полиция была убеждена, что гравюры для фальшивых купюр делает его шестнадцатилетняя дочь. Тем не менее, ее никто не допрашивал, и она уехала к родственникам во Францию… — он внезапно остановился и посмотрел куда-то в сторону.

— Что с вами опять?

— Простите, я снова отвлекся. Почему мы говорим о Рике? Странно однако как все сходится, даже это! — Он взял этикетку и еще раз внимательно осмотрел ее.

— Я мог бы оставить эту этикетку у себя? Она мне может очень помочь.

— Она вам нужна?

Джек принял ее вопрос за согласие и спрятал этикетку в бумажник.

— Придет время, и я вам все расскажу, — торжествующе произнес он.

Из ресторана бородач вышел вслед за ними. Джек остановил такси.

— Я все время просил вас рассказать мне о вашем шефе, а теперь чувствую какую-то неловкость из-за своей настырности.

— Но ведь я ничего нового вам не сообщила о мистере Крюве, вы сами прекрасно все это знали.

— Конечно, я мог найти и другие источники информации, — ответил он, осторожно поглядывая через стекло такси на улицу.

— Вы уже трижды оборачиваетесь, что там на улице?

— Похоже, будет туман. Это хорошо, — попытался объяснить Джек.



Проводив Дафнис, Джек вышел на улицу. Он увидел, что автомобиль, следовавший за ними до самого ресторана, стоял неподалеку. Девин направился к нему. Но авто быстро развернулось и скрылось в темноте. Джек стоял в неуверенности. За кем ведется слежка? За ним или Дафнис? Эта мысль обеспокоила его. Без сомнения, за ними следили уже в ресторане. Вернуться и предупредить Дафнис? Ни к чему. Незачем волновать девушку. Спрятаться под лестницей и подождать?

Автомобиль исчез из виду. Девин возвратился в ресторан и спросил у хозяина о таинственном незнакомце.

— Это частный детектив бюро Стеббингса. Он часто бывает у нас.

Девин облегченно вздохнул. Частные сыщики не внушали ему опасений — настоящая полиция смотрит на них с некоторым презрением. Он спокойно отправился к мисс Кред.



Элла Кред была на сцене, и Джеку пришлось подождать, пока она освободилась. Элла выглядела осунувшейся и усталой и ни словом не обмолвилась, пока не выпроводила любопытных камеристок из гримуборной.

— Мистер Девин, я хотела попросить вас об одной услуге, — она повернулась и посмотрела ему прямо в глаза. — У бедного Джо был мой ключ. А Крюв сказал, что он оказался у вас. Вы могли бы возвратить его мне?

— Вы имеете в виду ключ из кожаного кошелька? — делая удивленную мину, спросил Джек. — Да, мне дала его мисс Ольройд. Я решил было отдать его полиции, но этой ночью он был похищен.

— Его украли? — вопрос прозвучал резко и недоверчиво.

— Да, — спокойно солгал Джек, — вор стащил мой жакет, куда я перед сном положил ключ. Интересно знать, не потерял ли он его, потому что так спешил, только пятки сверкали.

— Почему вы у меня об этом спрашиваете?

— Может быть, прочли что-нибудь в газетах?

Она не ожидала такого поворота, но сохранила удивительное спокойствие.

— Странно, что вы положили его в карман.

— Согласен, что это кажется очень странным.

Джек закинул ногу за ногу.

— Обычно я ношу ключи в ботинках.

Элла Кред растерянно посмотрела на него, не понимая, почему он иронизирует.

— Это просто ужасно! Я делюсь с вами своими неприятностями! Я хочу сказать, что ключ потерян…

— Ах, так это был ключ от вашей шкатулки с драгоценностями? — игриво спросил Джек. — Или от несгораемого шкафа, в котором вы храните вашу пернатую змею?

— Что вы здесь разыгрываете?! — вскочила она. — Пернатая змея! — Элла плюхнулась на стул. — Что это значит?! Хотите, я вам скажу, что думаю?! Это вы, газетчики, все сочинили! Вам всегда нужен дешевый шум!

Джеку показалось, что она говорит искренне.

— Послушайте, мисс Кред, — серьезно произнес он. — Пернатая змея — далеко не выдумка. Это гораздо более серьезно, чем можно было бы представить. Хотя, конечно, газеты пользуются большим набором приемов для увеличения тиража. Вы в самом деле ничего не знали о пернатой змее, пока не обнаружили карточку?

— Никогда.

— А Фармер тоже?

— Уверена, что нет! Хотела бы я знать, что это такое. Если они добиваются денег, то можете им сказать, что мои драгоценности хранятся в сейфе! И пусть они хоть двадцать раз пытаются его взломать.

— Ах, значит, его взломали? — сразу подхватил Джек. — Что у вас похитили, кроме фальшивых камней?

Она пожалела, что проговорилась, но Девин уже не отступал.

— Ну, — сказала, колеблясь, Элла, — грабители были в доме, но не взяли ничего ценного.

Она явно хотела уйти от ответа.

— И все-таки они что-то забрали? — настаивал Джек.

В дверь постучали. Элле пора было выходить на сцену.

— Мне нужно быстро переодеться…

— Что у вас взяли? — требовательно спросил Джек.

— Кольцо! — раздраженно крикнула она. — Вещь, за которую не дадут и пяти фунтов стерлингов!

— А что это было за кольцо? Обручальное! — он произнес это так напористо и уверенно, как будто знал наверняка.

— Старое кольцо с печатью. Оно у меня уже давно, — вздрогнув, ответила Элла. — А теперь оставьте меня.

Девин вышел в коридор. Он напряженно думал. Элла что-то скрывает. Она уже начала выдавать себя. Переодевшись, актриса вышла из гримуборной и тут же распрощалась с ним.

— Я не смогу больше сегодня разговаривать с вами, Девин, ждать меня не имеет смысла.

Он сделал вид, что уходит, но когда Элла скрылась из виду, вернулся обратно и принялся расспрашивать камеристок.

— Мисс Кред сегодня в плохом настроении, — начал он.

— В плохом? — улыбнулась старшая камеристка. — Хотела бы я знать, когда она была в хорошем?

— Она рассказывала что-нибудь о покушении на нее?

— Громилы украли у нее только одно кольцо. Я бы не дала за него ни фунта.

— Как оно выглядело?

Старшая камеристка точно не помнила, но другая дала точное описание.

— На нем был герб — три колоса и как будто орел посередине. Она хранила его в шкатулке с драгоценностями. Мистер Крюв не раз говорил ей, что его нужно выбросить. Но она скорее дала бы себя убить, чем лишилась его. Хозяйка очень скупая.

— Вы давно служите у нее? — участливо спросил Джек.

— Слишком давно, — проворчала та. — Я двадцать лет служу камеристкой, но такой особы не встречала нигде. Знала я ее давно, когда она была еще хористкой. Надо сказать, что ей повезло с самого начала… — женщина замолкла и прислушалась к звукам оркестра.

— Лучше, если вы сейчас уйдете, сэр. Она заканчивает сцену.

Джек предусмотрительно удалился, и через минуту в уборную ворвалась запыхавшаяся Элла.

— Принесите мне бумагу и конверт и позвоните мистеру Крюву; пускай продиктует адрес мисс Ольройд. Только мигом! — приказала она.


Глава 9 | Пернатая змея | Глава 11