home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 13

Кабинет мистера Брейка представлял собой большую красивую комнату с дубовыми панелями, сплошь заставленную книгами. Дафнис работала в комнатке неподалеку, но большую часть времени проводила в его библиотеке. Через широкое окно открывался вид на расположенный у дома небольшой сад. Дом стоял на углу улицы, и садик, обнесенный высокой кирпичной стеной, каким-то чудом сохранился в этой густо застроенной части Лондона. В стене сада, выходящего на улицу, была дверь, которой когда-то пользовалась прислуга и поставщики. Брейк приказал снять ее и заделать отверстие. Затем по настоятельному требованию полиции согласился посыпать стену битым стеклом. Он часто спускался в сад, вымощенный гранитными плитами, где с обеих сторон буйно цвели экзотические цветы. Мистер Брейк не выносил затворничества. Поэтому окна его кабинета и комнат никогда не зашторивались. Он с упоением говорил о благотворном действии свежего воздуха и солнечного света, и, кроме того, окна его комнат выходили в сад, и никто не мог заглянуть к нему снаружи. Но у него были еще и другие маленькие странности. Никто не мог входить к нему в библиотеку без его звонка. Если дворецкому нужно было спросить что-нибудь, то он звонил хозяину по внутреннему телефону. Он посвятил Дафнис во все эти подробности.

Придя на работу в это утро, она застала шефа прогуливающимся в саду. Руки его были заложены за спину, в зубах он держал фиалку. Брейк не курил и не пил. Первый же вопрос, которым он встретил девушку, был неожиданным. Это был вопрос о Джеке. Она немного смутилась, но рассказала все честь по чести.

— Я уверен, что он очень умен, — улыбнувшись, произнес Брейк. — Красивый молодой человек. О его профессиональных способностях не могу судить, так как почти не интересуюсь прессой. Это ваш жених?

— Боже милостивый! Нет, — Дафнис покраснела. — Ведь я всего неделю знакома с ним.

— Иногда встречаешь людей, к которым сразу чувствуешь симпатию или антипатию, — заметил он, лукаво поглядывая на ее зардевшееся лицо. — Я часто думаю о том, что несчастные браки бывают оттого, что молодые слишком долго встречались после помолвки. Им приходилось все время сдерживать свои естественные потребности, а потом они стремились наверстать упущенное.

— Вопрос о нашей свадьбе еще не обсуждался, — рассмеялась она. — Вы так уверенно говорите об этом, мистер Брейк.

— О, нет! — ответил он, и девушка заметила тень, скользнувшую по его лицу. — Я был однажды женат и не люблю вспоминать об этом.

Несмотря на их недавнее знакомство, Дафнис уже успела отметить, что он обладал обширными познаниями во многих сферах. У него была большая коллекция минералов. Среди бумаг она нашла научный труд, исписанный его мелким изящным почерком, об отношении заработной платы к прожиточному минимуму. Мистер Брейк был авторитетом в археологии Южной и Центральной Америки, хотя не опубликовал ни одной строчки. Он показал ей копии старинных записей на древнеиспанском языке и языке майя.

— Здесь вы найдете массу указаний о пернатой змее. Вы не знаете испанского? Очень жаль. Сложные церемонии древних ацтеков ничем не отличаются от ритуалов ныне существующих тайных обществ. Только боги изменили свои имена.

В то утро, работая в библиотеке, девушка увидела новую вещь. К стене напротив окна была прислонена дубовая дверь. С одной стороны она была обита стальным листом. Брейк объяснил, что ее достали из сарая, когда-то эта дверь была в кирпичном заборе, пока не заделали выход. Теперь ему в голову пришла фантастическая идея нарисовать на ней один из древних рисунков ацтеков. За интересной работой время летело быстро. Дафнис спохватилась только тогда, когда он показал ей часы.

О Джеке ничего не было слышно. Дома она не нашла от него никаких известий. Элла не упоминала в своем письме, в каком платье ей прийти, но раз она приглашала к ужину, то девушка, подумав немного, надела черное шелковое платье и закуталась в старинную венецианскую шаль — одну из немногих ценных вещей, доставшихся ей от матери. Ее не слишком радовал предстоящий вечер. Элла принадлежала к тем людям, которые делят всех окружающих на зависимых и независимых, а раз Дафнис принадлежала к первой категории, то и отношение к ней было соответствующим.

Однако в театре девушке был оказан прием, достойный королевы. Швейцар лично проводил ее к мисс Кред, а Элла буквально заключила ее в свои объятия.

— Милочка, как это любезно с вашей стороны!

— Дайте мисс Ольройд удобное кресло, Джесси! Это ваш первый визит за кулисы? — поинтересовалась актриса.

Дафнис пришла в антракте между первым и вторым актом, и Элла, переодеваясь, продолжала болтать.

— После представления мы поедем в клуб — вы в вечернем платье, не правда ли? Вы знаете Девина? Он был у меня вчера. Красивый малый. Но такой циник! Ненавижу циников. А вы?

В течение всего разговора Элла не отрывалась от зеркала, а Дафнис раздумывала, зачем, собственно говоря, ее позвали. Но при этих словах Эллы она, кажется, начала понимать.

— Да, он красив! Вы ведь его хорошо знаете? Но охотно подложит свинью другому, простите за вульгарное выражение. Этот ужасный мальчишка не отдает мне мой ключ. Уверяет, будто его у него украли.

Дафнис слушала.

— Вы помните, милочка, тот самый кошелек, который бедный Фармер всегда носил с собой. Мистер Крюв случайно отдал его вам.

Элла произнесла это как бы вскользь, но девушка уже поняла, для чего ее пригласили. Очевидно, Крюв и другие предполагали, что она близко знакома с Девином, и хотели, чтобы она уговорила его отдать ключ, Элла кончила одеваться и повела Дафнис за кулисы. Дирижер оркестра любезно предложил ей стул. Девушка увлеклась спектаклем. После окончания пьесы, возвратившись в гримировочную, Дафнис невольно отшатнулась, увидев там какого-то господина во фраке. Это был Лейгестер Крюв — человек, которого она меньше всего желала видеть. Очевидно, последние дни не прошли для него даром — лицо осунулось, а под глазами появились мешки. Он принужденно улыбнулся своей бывшей секретарше.

— О, мисс Ольройд! Ну, как? Побывали за кулисами?

— Думаю, вас не надо знакомить, — перебила его Элла, входя в комнату. — Займитесь, пожалуйста, мисс Ольройд, Билли. Я переоденусь, и мы поедем ужинать.

Конечно, присутствие Крюва не было простой случайностью. Он беседовал с Дафнис о разных пустяках, потом перешел к недавнему печальному происшествию.

— Смерть Фармера была для меня тяжелым ударом, — сказал он. — Полиция заполонила мой дом, и мне пришлось выдержать натиск, по крайней мере, сотни репортеров. Меня удивляет, что ваш друг еще не был у меня. Ведь он большой специалист по криминальным проблемам.

— О каком друге вы говорите?

— Конечно, о Девине, — Крюв, видимо, был удивлен этим вопросом. — Он очень способный человек, но немного вспыльчив и поспешен в своих выводах. Возьмите историю с ключом. Ведь он принадлежит Элле, и она постоянно напоминает мне о нем. Я охотно заплатил бы несколько сотен фунтов стерлингов, чтобы возвратить его и отдать Элле. Ведь газетные репортеры зарабатывают не густо. А если ему самому не нужны деньги, то он может сделать на них подарок своей девушке. Что вы скажете?

Она возмутилась этим предложением, но сдержалась и промолчала.

— Я в чертовски неудобном положении, — продолжал Лейгестер и, оглянувшись, понизил голос. — Вы ведь светская женщина, мисс Ольройд. Мы не хотим скандала. Этот ключ от дома Эллы. Вы понимаете?

Дафнис все понимала. И его лицемерный натянутый комплимент показал ей, что Крюв уже готов на все.

— Мы с Эллой друзья вот уже много лет, — говорил он. — Теперь вы понимаете, зачем нам нужен этот ключ. Двести-триста фунтов стерлингов для меня ничего не значат.

— Не думаю, чтобы мистера Девина интересовали деньги, — заметила она. — Но я уверена в том, что он не употребит ключ нежелательным для мисс Кред образом.

— Но вы, по крайней мере, поговорите с ним об этом? — настаивал он, и Дафнис согласно кивнула.

В эту минуту появилась Элла. Из уважения к своей гостье она тоже надела черное платье и была без драгоценных украшений.

— Посмотрите какая погода, — обратилась она к камеристкам. — Билли, я надеюсь, что ты не наговорил мисс Ольройд обо мне ничего дурного?

— Я слишком хорошо знаком с тобой, Элла, — улыбнулся он.

Дафнис не составило труда понять, что они заранее продумали всю эту комедию.

Вернувшись, камеристка сказала, что идет сильный дождь со снегом.

— У вас есть накидка, милочка?

И когда Дафнис показала свою шаль, Элла покачала головой.

— Вы промокнете до костей, прежде чем дойдете до автомобиля. Джесси, принеси мисс Ольройд мою красную накидку. Пожалуйста, не возражайте, милочка. Может быть, на выходе у вас кто-нибудь попросит автограф… Но это уже оборотная сторона славы.

Когда Дафнис вышла, Элла понизила голос, отвечая на какое-то замечание Лейгестера.

— Почему же она не могла прийти? Последнее время Паула стала слишком отчужденной.

— Она велела сказать, что у нее болит голова.

— Это не похоже на Паулу, — Элла задумчиво закусила губу. — Ну, пойдем, а то эта проклятая секретарша еще простудится.

Они, прошли через узкий темный двор на улицу. Около театра стоял какой-то человек, искавший защиты от дождя, но автомобиль и Дафнис уже исчезли. Элла обратилась к прохожему.

— Только что отсюда вышла молодая женщина. Вы не заметили, куда делась?

— Да, конечно. Она была в красной накидке. Дама села в машину и уехала.

Элла круто выругалась.

— Я рассчитаю шофера! Билли, останови такси!



Выйдя на улицу, Дафнис сразу направилась к автомобилю. Но увидев в ней, кроме шофера, еще пассажира, остановилась перед открытой дверью:

— Простите, я, наверное…

Шофер захлопнул за ней дверцу и включил газ.

— Подождите! Ведь не все еще вышли!

Но сидевший в автомобиле мужчина рванул ее за руку и силой усадил на место.

— Сидите смирно и не кричите, а то у вас будут большие неприятности, — послышался грубый голос.

В это время автомобиль проезжал мимо уличного фонаря, и при его неясном свете Дафнис посмотрела на своего спутника. Но увидела только глаза и нос, потому что нижняя часть лица незнакомца была перевязана пестрым платком.


Глава 12 | Пернатая змея | Глава 14