home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 7

Дафнис ждала Джека до часа ночи. Она сердилась, что он не сдержал своего обещания и так не появился. И вообще, стоит ли его ждать? Уже так поздно, он вряд ли придет.

Девушка приняла ванну и надела пеньюар. Раздался звонок. Дафнис быстро оделась и открыла дверь, уверенная, что это Девин. Но как же она удивилась, когда перед ней предстал мистер Лейгестер Крюв собственной персоной. Он как-то осунулся.

— Мне можно войти?

Дафнис пропустила его и заперла дверь на ключ, Они прошли в зал.

— Где кошелек?

Его голос звучал хрипло, руки дрожали.

— Кошелек? — переспросила она.

— Кошелек.

— Вы говорите о том кошельке…

— Я не могу сейчас все объяснить. Но тогда мне показалось, что я отдаю его Стейнс; и только позже вспомнил, что его взяли вы. Куда вы его дели?

Она неопределенно кивнула.

— Вы его отдали полиции?

— Я отдала его мистеру Девину.

— Репортеру? Зачем? — спросил он сердито.

— Попросила его передать кошелек полиции. Когда вы меня отпустили, я вышла и столкнулась с ним. Разве он не сделал этого?

Наступило тягостное молчание. Крюв знал, что кошелек в полиции не зафиксирован.

— Вы открывали его? — спросил он неожиданно.

— Нет. Но я почувствовала там какой-то ключ.

Его лицо исказилось злобой и страхом.

— Я просил вас отдавать кошелек этому репортеру? Меня он совершенно не интересует. Но Фармер просил меня взять его на хранение… Вы помните, что я вам тогда сказал?

Чувство самосохранения не позволило ей сказать, что он просил сжечь его. И лгать было невероятно опасно. Крюв следил за каждым ее движением, за интонацией голоса.

— Вы знаете адрес Девина?

— Нет. Но его легко найти в справочнике. В телефонном.

— Вы, конечно, ему не сказали, что я велел сжечь кошелек?

Крюв совершенно потерял самообладание. Она ясно читала в его глазах ужас, который мгновенно передался ей. Поняв это, Крюв, быстро овладел собой и, чтобы отвлечься, с интересом осмотрелся по сторонам.

— Вот как вы живете! Довольно-таки скромно, — с нескрываемой иронией произнес он. — Я ухожу и очень сожалею, что потревожил вас так поздно. Уже ночь.

И добавил:

— Может быть, вы не станете брать расчет? Смерть Фармера вывела меня из равновесия. Мои планы несколько изменились. На следующей неделе я еду за границу. А зимой скорее всего буду жить в Африке. Дурбан — большой город.

Она молча направилась к выходу.

Но Крюва это не смутило.

— Завтра, я думаю, мы увидимся. Вас, наверное, удивляет, что я так озабочен кошельком? Дело не в том…

Он еще что-то пытался ей объяснить, но она так умело растворила перед ним дверь, что он опомнился, когда она уже захлопнулась за ним.

Крюв завел мотор и поехал домой. В библиотеке его дожидались Паула Стейнс и Элла Кред. Обе были без сил после пережитого. Паула дремала на диване, Элла стояла у камина. Она обернулась на его шаги.

— Где ключ? — сразу спросила она.

— Какой ключ?

— Не дури, Билли! Ты ездил за кошельком, в котором лежал ключ. Кошелек ты отдал Дафнис.

— Она вручила его Девину.

Лицо Эллы исказилось.

— Прекрасно! Теперь мы будем в зените славы! На кончике пера великого репортера!

— Вы о чем? — проснулась Паула. — Ты принес ключ, Билли?

Элла дерзко хмыкнула.

— Дафнис отдала его Девину. Какой кошмар! Бедный Джо всегда говорил, что Девин — опасная ищейка. Он работает сразу за четырех сыщиков. И теперь он обладатель к-л-ю-ч-а!

— Замолчи! — грубо оборвал ее Крюв и открыл телефонную книгу. — Кто мог подумать, что кошелек окажется у Дафнис.

— Держу пари, что эта кукла работает с пернатой змеей, — сказала Элла. — Тебе давно уже следовало ее вышвырнуть. Но ты не послушался меня.

Крюв не ответил.

— Вот его адрес. Джек Девин. Журналист.

Он переписал адрес и закрыл книгу.

— Что ты думаешь делать? — спросила Паула.

Она села и стала пудриться.

— Я достану ключ. Это наша первая задача.

— Позвони и спроси у него о ключе, — вмешалась в разговор Элла.

— Позвонить?! Да если я у него ночью попрошу кошелек, он сразу же сообщит об этом Кларку! И что мне скажет инспектор?

Крюв вышел, а через десять минут появился в черном костюме и с черной газовой шалью.

— Не знаю, удастся ли мне добыть его. Но я попытаюсь это сделать. Подождите, пока я вернусь. Нужно обсудить ситуацию. Если ключ попадет в руки полиции, они все узнают. В этом случае я предпочел бы быть подальше от Лондона. Ждите меня.

Обе настороженно прислушивались к звуку защелкивающегося дверного замка, Элла нервно ворошила уголья в камине.

— Не могу понять, почему Билли вдруг потерял самообладание. Я начинаю убеждаться в том, что он большой трус. Предположим, что они все уже знают. А какие доказательства можно нам предъявить? На каком основании и в чем они могут обвинить нас?

Паула Стейнс не спеша достала сигарету из своего роскошного янтарного портсигара, тщательно размяла ее, прикурила и, затянувшись, ответила:

— Билли совершенно верно предполагает, что за этой пернатой змеей кроется очень многое. Но я, к сожалению, не могу мыслить так аналитически. Мне ближе образное мышление. В воображении я не раз рисовала какие угодно привидения, но никогда не могла представить себе даже приблизительно пернатую змею.

Элла посмотрела на Паулу с любопытством. Иногда эта дама могла вызвать к себе симпатию.

— Хотел бы я так прекрасно рисовать, как ты. Где ты этому научилась?

— Меня учил мой отец. Я часто жалею о том, что он передал мне свое мастерство, — с иронией в голосе ответила Паула, но тут же изменила тон.

— Разве ты ничего не знаешь? Неужели тебе ничего не известно о Лене? — спросила она.

— Лен?! А, тот парень?! — презрительно ответила Элла. — Да, но, к счастью, он уже мертв.

Она снова помрачнела.

— Как бы мне хотелось, чтобы Девин не имел к этому делу никакого отношения. Он один из лучших журналистов в Лондоне. Такие, как он, обычно работают лучше и оперативнее любого самодовольного уголовного сыщика. Что там за шум?

Раздался звонок. По коридору прошел слуга. Отворилась парадная дверь. Послышались приглушенные голоса. В комнату вошел заспанный слуга.

— С мистером Крювом требует встречи какой-то человек, — говорит, что его зовут Хюг.

Женщины многозначительно переглянулись.

— Хорошо. Пригласите его.

Когда слуга вышел, Паула быстро поднялась с дивана и подошла к камину.

— Это тот, кто написал Билли письмо, — сказала она тихо. — Тот каторжник, который уверяет, что присутствовал на похоронах Лена.

Хюг нетвердым шагом вошел в комнату и приветливо улыбнулся. Его свалявшиеся волосы, мокрый лоб и мутный взгляд говорили о том, что он хорошо выпил.

— Извините, пожалуйста, но я бы очень хотел видеть мистера Крюва, — произнес он хриплым голосом.

Паула кивнула слуге, и тот удалился.

— К сожалению, мистера Крюва сейчас нет, он вышел. Но у меня к вам есть вопрос. Вы присутствовали на похоронах Лена?

— Да, — ответил Хюг. — Поэтому я и желаю во что бы то ни стало поговорить с мистером Крювом. Я не знаю, как это сказать, но… Я боюсь, что рехнулся… Да, я присутствовал и при смерти… и при погребении Лена… я все это видел своими глазами… Как сейчас помню мертвым своего приятеля… Но… я сегодня встретился с Леном!

Женщины в ужасе вскрикнули.

— Вы его встретили?.. — слабым голосом спросила Паула. — Кого встретили?

— Вильяма Лена, — ответил Хюг.

— Значит, этот парень жив! — воскликнула Элла.

Хюг замотал головой.

— Нет, он умер. Я был на всех обрядах, которые справляют по умершему, — твердо ответил он. — Но сегодня вечером я встретился с его духом. Он сидел за баранкой такси. Я спросил, ты Вильям Лен, с которым мне пришлось пребывать несколько лет в одной тюрьме? Он подтвердил это. Он даже подтвердил, что на самом деле умер. Это меня чуть ли с ног не сшибло. Так я был поражен. Я тогда сказал ему: не могу взять в толк, как ты, убитый на автотрассе машиной, мертвый, можешь сейчас управлять такой? Тебя же нет!

Хюг пошатнулся.

— Вы пьяны, — сказала Элла.

Он отрицательно покачал головой.

— Я выпил только пару стаканчиков. Пьян? Нет, я только промочил горло. И я совсем не был пьяным, когда вдруг встретил Вильяма.

— Вы сообщили об этом полиции? — сразу спросила Элла.

Мистер Хюг презрительно улыбнулся и с укоризной посмотрел на женщину.

— Да разве я могу сообщить полиции о своем друге, который, может быть, не явился на регистрацию после освобождения из тюрьмы. Хотя не знаю, подлежит ли регистрации дух.

Элла поняла, что он говорит о том, что досрочно освобожденные преступники обязательно должны регистрироваться в ближайшем отделении полиции.

— Я поинтересовался, кого он ожидает, — продолжал захмелевший Хюг. — Он мне ответил, что ждет человека, который сделал ему много зла. Как его… забыл… В тюрьме он часто во сне называл это имя и имя мистера Крюва. Билли или как его, который что-то сделал с пернатой змеей, настоящей змеей.

— Вы говорите о пернатой змее? — переспросила Паула.

Он медленно кивнул и снова пошатнулся.

— Этот Би… здоровенный парень, у которого полно денег. Потом я спросил его, не встречал ли он бродягу Тома, которого я не видел с того дня, как произошло известное вам несчастье с Леном. Я тогда, к несчастью, был в больнице. Здоровье подкачало.

Он что-то еще невнятно бормотал, пока Элла его не перебила.

— Вы лучше приходите завтра утром. Тогда и поговорите с мистером Крювом.

Она спросила, где он живет.

Хюг назвал адрес ночлежки.

Паула проводила его и тщательно закрыла входную дверь. Возвратившись в комнату, она очень разволновалась.

— Я ничего не понимаю, — проговорила она с дрожью в голосе.

Элла громко засмеялась.

— Неужели ты не понимаешь, что водка разбудила творческую фантазию несчастного бродяги? — сказала она с иронией. — Он же совершенно пьян и вернулся для того, чтобы своими новыми россказнями выманивать как можно больше денег у Крюва. Где же еще он может взять на водку? Попрошайничеством много не заработаешь. А водка для него — средство к существованию. Мы же видели официальный документ о смерти Лена. Не бери в голову.

Спорить с Эллой — зря время терять.

Элла посмотрела в зеркало.

— Какой ужас! Я похожа на старую деву, а мне выступать в дневном представлении. Сколько еще придется ждать Крюва?

— Бедный Джо! — с болью в голосе произнесла Паула.

— Он сам виноват, — перебила его Элла. — Зачем интересовался пернатой змеей? Держу пари, что они давно хотели расправиться с Джо. В Лондоне никто не имел столько сомнительных сделок и так же много врагов, как он. Наверное, в свое время крепко наступил кому-то на пятку!

— У тебя ужасно скверный характер! — сказала Паула. — Кому, как не тебе, первой следовало молчать сегодня вечером. Но твой язык!..

Элла повернулась к ней.

— Ты так думаешь? Я уже несколько лет пыталась освободиться от опеки Джо. Разве ты не знаешь, какие у меня тогда были бы возможности? Три года назад я могла стать женой миллионера.

— Но ты же могла развестись с Джо!

— Развестись с Джо! — вскипела Элла. — Я боялась, что все газеты раскроют нашу тайну. Что все узнают о наших отношениях, узнают, что я, известная актриса, была замужем за этим подлецом. Ведь всем было известно, что Джо дважды сидел в тюрьме.

Они устали от перебранки. Паула снова устроилась на диване, но уснуть уже не могла. Она первая и услышала, как отворилась парадная дверь.

— Это Билли, — сказала Паула и пошла ему навстречу.

Вид мистера Крюва мог бы поразить любого. Его пиджак и брюки были так порваны, что не подлежали ремонту.

— Только не расспрашивайте меня ни о чем, — умоляюще попросил он. — Я пойду переоденусь.

Через несколько минут он появился снова.

— С ключом все в порядке? — спросила Элла.

Он устало посмотрел на нее.

— Все, теперь я уже ни на что не гожусь. Я сделал все, чтобы попасть в квартиру… А еще десять лет тому назад…

— Ты попал в комнату? — спросила Паула.

— Да, — ответил он. — Мне чертовски повезло. На двери, которую он даже не запер, висела табличка с его фамилией. В карманах его жакета я кошелька не нашел. Он спал в другой комнате, и я думал, что ничего не слышит. Но он обнаружил меня и перебудил весь дом. Я еле успел унести ноги, на улице уже свистел полицейский. Слава Богу, по пути никто из них не встретился. Я так мчался.

— Ты нашел ключ? — нетерпеливо спросила Паула.

— Нет.

Осмотревшись, он спросил:

— Здесь кто-нибудь был?

Элла вкратце пересказала ему разговор с Хюгом. Крюв слушал ее очень внимательно.

— Все это — ложь! — воскликнул он. — Лен мертв! У меня документ о его смерти.

Но эти слова прозвучали сейчас не так убедительно, как раньше.

— Его последний рассказ полностью опровергает первый, — спокойно произнесла Паула. — Я все время об этом думаю. Он сказал тебе, что Лен умер внезапно?

— Да, — ответил Крюв.

— Ты знаешь о том, что Хюг тоже лежал в больнице в то время, когда погиб Лен?

— Нет, этого я не знал.

Он достал свидетельство о смерти Лена и впервые прочел его.

— Перелом черепа вследствие несчастного случая.

— Удивляюсь, почему Хюг мне тогда не рассказал об этом. Он солгал мне. — Крюв сжал губы и уставился в пол. — Бродягам доверять нельзя.

— Он тебе говорил, что Лен иногда во сне разговаривал? — спросила Паула.

— Почему вы все время говорите о Лене? — рассерженно спросила Элла. — Как быть с ключом, Билли? Журналист, наверное, еще не знает как его применить.

— Элла, достать ключ сможешь теперь только ты, — сказал он после паузы. — Ты сможешь убедить Девина, чтобы он отдал его тебе, я уверен. Это в твоих силах.

— А если он сдаст ключ в полицию? — спросила Паула.

— Этого он не сделает, — раздраженно ответила Элла. — Сам будет заниматься расследованием. Джо мне много рассказывал о Девине. Это он раскопал все о банде Самсона, всех их потом приговорили к смертной казни. Полиция еще ничего не знала, когда тот поместил в «Криминальном курьере» статью о преступлениях Самсона. Нет, Девин никогда не отдаст ключ.

— Я поеду домой. Мое авто стоит у дома. Я подвезу тебя, Элла, — пытаясь закончить разговор, сказала Паула.

Элла согласно кивнула, и обе направились к выходу. Когда Крюв открыл перед ними парадную дверь, на дворе было уже светло.

— Я думаю… — хотел что-то сказать Крюв, но осекся.

Он увидел, что к двери снаружи были приколоты три карточки. На каждой из них красовалась пернатая змея. Под каждой змеей было написано имя. На первой — «Билли», на второй — «Элла», на третьей — «Паула». Карточка с именем «Билли» была обвита черной лентой.


Глава 6 | Пернатая змея | Глава 8