home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



17

Другой бумагой в синем конверте было брачное свидетельство. Но кому были переданы деньги? Загадочной Мэй Лиддиарт? Рекс в силу своего характера никогда не доверил бы такой суммы женщине!

— В чем загвоздка? — спросила Джоанна, увидев мрачное лицо Джимми.

— Я нашел что-то новое. Сядьте и слушайте. Возникло новое затруднение. Знаете вы девушку по имени Мэй Лиддиарт?

Джоанна отрицательно покачала головой.

— А Рекс знал ее?

— Я уверена, что он не знал ее. Он сказал бы мне. Он всегда говорил мне о своих знакомствах. Кто она?

— Вы помните день, когда я видел вас в Тауэре? Вы помните, что случилось после этого?

— Да, — сказала она, подумав. — Мы вернулись домой и позавтракали, а потом Рекс около половины второго ушел. Он был раздражен, я это помню.

— Когда он вернулся?

— Да около пяти часов. Он сказал мне, что видел Дору. Он был очень рассеян и нервничал. Но что с вами, Джимми?

— В этот день Рекс после завтрака женился на Мэй Лиддиарт, — спокойно сказал он, и девушка подскочила, услышав эту новость.

— Но кто она, эта Мэй Лиддиарт? Это невозможно! Рекс никогда не сделает такого. Он был женихом Доры и за день до свадьбы с ней не мог жениться на какой-то Мэй! Кто сказал это?

Тогда Джимми рассказал подробно о своем открытии. Джоанна, беспомощно сложив руки, слушала. Наконец промолвила:

— Я думаю, мы должны сказать об этом Доре. Она вправе знать все…

Девушка была готова заплакать, и Джимми чувствовал себя ужасно неловко, не зная, что предпринять, чтобы хоть немного успокоить ее.

— Я думаю, что лучше всего вам самому сообщить ей, — сказала она. — Я не осмелюсь посмотреть Доре в глаза.

Джимми покинул Кадоган-сквер с тяжелым чувством, что ему предстоит очень неприятная обязанность. Узнав, что Доры нет дома, он вздохнул с облегчением. Оставив слуге записку для Доры, в которой он сообщал, что зайдет позже, Джимми собрался уходить, как вдруг что-то показалось ему знакомым в речи и чертах нового слуги.

— Я где-то видел ваше лицо, — сказал он, и слуга улыбнулся.

— Я — Беннет, сэр, — сказал он, и Джимми вспомнил, что это был шофер Кольмана, теперь получивший должность лакея. — Меня повысили. Я думаю, вы так и не нашли вора, сэр?

— Которого? — спросил Джимми, мысленно констатируя, что для Беннета существовал только один вор, а именно тот, которого экс-шофер помогал ловить.

Это таинственное дело давно уже действовало на нервы Джимми. Будь Рекс чужим ему, а не другом, он передал бы расследование дела другому. Не потому, что оно было сопряжено с опасностью лично для него. Еще до отравленного кофе, поданного Паркером, и до покушения на улице он понял, что вызвал немилость Кьюпи.

Кьюпи начал борьбу не на живот, а на смерть, как загнанный в угол зверь, и это удивляло Джимми, который думал, что Кьюпи был так уверен в себе и своих помощниках, что не боялся розысков полиции. Следов Кьюпи нельзя было найти, и полиция не шла дальше признания Паркера главой шайки. У полиции есть примета: если преступник известен, то его рано или поздно найдут. Но будет ли это неопровержимой истиной и в этом случае? Прекратит ли арест Паркера деятельность Кьюпи? Одним словом, Джимми смутно сознавал, что не Паркер глава этой неуловимой организации.

Придя домой, Джимми нашел адресованный на его имя объемистый пакет, надписанный неизвестным ему почерком. Вскрыв пакет, он увидел, что в нем была связка писем и записка от Ниппи Ноульса.

«Дорогой мистер Сэппинг! Я никогда не нарушал своих правил и не помогал своими указаниями полиции. Поэтому я не хочу благодарности за оказанную вам небольшую услугу. Мне сказали, что тот „револьверщик“ все еще подстерегает вас. Берегитесь. Что касается того лица, о котором я не раз говорил вам, то я наткнулся на связку ее писем ко мне. Прочтите их и скажите как изучающий человеческую натуру, что вы думаете о девушке, писавшей мне такие письма, а потом сыгравшей такую двойную роль. По-моему, женщин совсем еще не коснулась цивилизация.

Ваш Ниппи».

Далее шел постскриптум.

«Я всегда буду рад сделать что-нибудь для вас, потому что вы джентльмен, чего нельзя сказать о большинстве агентов из Скотленд-Ярда. Они рады подвести человека, который помог им».

Джимми с улыбкой прочел это бесхитростное письмо, особенно постскриптум, и сунул связку присланных ему писем в ящик стола, пусть полежат до тех пор, когда у него будет больше свободного времени. Сейчас он не был расположен изучать любовные записки горничных.

Ровно в семь часов вечера он снова был у Доры. Она сразу же спросила его:

— У вас новости? — и сердце его упало.

Он с трудом ответил:

— Да, но боюсь, что новости неприятного свойства.

— С Рексом что-то случилось? — спросила Дора, не спуская взгляда с Джимми.

— Не совсем, Дора. Знаете вы некую Мэй Лиддиарт?

К его великому удивлению, она не высказала изумления и не стала отрицать знакомства с нею.

— Да. Почему вы спросили? Это относительно венчания?

Он старался не смотреть ей в глаза.

— Вы… вы знаете? — пробормотал он.

— Что Рекс был обвенчан с Мэй Лиддиарт в Челси? За день до своего исчезновения. Знаю!

Она была так спокойна, что он глазам своим не верил.

— Кто она? — наконец выпалил он.

— Я — Мэй Лиддиарт! — сказала Дора. — Дора Мэй Лиддиарт Кольман, или Дора Уолтон. Рекс мой муж!


предыдущая глава | Потерянный миллион | cледующая глава