home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



18

— Садитесь, Джимми, выслушайте меня. Я давно должна была сказать вам это, но боялась, что отец узнает. Рекс сильно беспокоился, виною тому были эти глупые письма, и он боялся, что до нашей свадьбы случится что-то. Эта мысль прямо преследовала его, и он просил меня обвенчаться днем раньше. Но я не согласилась — отец был бы взбешен, он большой самодур. Тогда он предложил обвенчаться тайно с тем, чтобы на следующий день свадьба была повторена официально. Я боялась, что сообщение о двойном венчании может попасть в газеты, поэтому предложила венчаться под вымышленными именами. Это не сделало бы нашей свадьбы недействительной. Но Рекс узнал, что необходимо, чтобы он указал свое настоящее имя. Тогда мы решили венчаться под своими именами, только я не указала своего полного имени. После совершения обряда мы прошлись по парку, потом я пошла домой, а Рекс вернулся к себе. Конечно, это была безумная выходка, но Рекс так боялся потерять меня. Он все думал, что в последний момент случится что-то ужасное.

— Отец ваш знает об этом? — спросил Джимми.

— Нет. Я не осмеливаюсь сказать ему. Да и, кроме того, он до сих пор комментирует исчезновение Паркера — открытие, что в его доме жил настоящий преступник, очень сильно подействовало на него. Что вы теперь думаете обо мне, Джимми?

— Ничего, Дора. Вы и не могли поступить иначе.

— Вы сказали Джоанне о вашем открытии? — начала она и улыбнулась.

— Да, конечно. Давайте отправимся с вами в Кадоган-сквер, и я расскажу ей все подробности.

Джоанна гораздо спокойнее, чем Джимми, отнеслась к ошеломляющей новости.

— Слава Богу, вы теперь законная Уолтон, я так рада!

Новое положение Доры вызвало много расспросов, теперь о многом можно было переговорить.

— Я уверена, — сказала Джоанна, — что Рекс исчез ради Доры. Да, да. Он, наверное, узнал о какой-нибудь угрожавшей ей опасности и исчез, зная, что этим отвратит опасность от Доры.

— Дора, — вдруг сказал Джимми, — я уверен, что Рекс выплатил кому-то или передал почти миллион фунтов. Вы как жена его имеете право знать об этом.

— Я знаю только, что деньги исчезли, — спокойно сказала Дора.

— Я имею доказательства, что деньги были выданы под расписку.

— Значит, вы знаете, кому были переданы деньги?

— К несчастью, мы этого не знаем. Я думаю, уже почти доказано, что Рекс дал подписать расписку в получении той суммы и расписка была помещена в синий конверт и положена в несгораемый ящик. Но в конверт одновременно попало какое-то химическое вещество. Было ли оно положено кем-то другим в виде письма, записки, пропитанной веществом, неизвестно, но это вещество уничтожило все содержимое несгораемого ящика, кроме узенькой полоски, на которой, и то посредством фотографирования, удалось мне прочесть отрывок вашего брачного свидетельства.

— Вы, значит, не обнаружили расписки? — спросила Дора задумчиво. — Кьюпи все же овладел его состоянием! Но я этого не боюсь. У меня у самой есть средства. Мне его денег не нужно, мне нужен лишь сам Рекс. А Кьюпи может иметь деньги Рекса, да и мои в придачу, лишь бы у меня остался Рекс!

Джимми проводил Дору домой, затем медленно направился к себе. Итак, Хоть одна маленькая тайна была раскрыта. Это уже был шаг вперед. Теперь оставалось изловить Паркера и навести надлежащий порядок.

Поднявшись к себе, Джимми попробовал своим ключом открыть дверь, но она не открывалась. Тогда он нажал кнопку звонка, но никто не отзывался на звонок. Это было не похоже на аккуратного Альберта, и Джимми не мог понять, в чем дело.

Вдруг за дверью раздался шепот, доносившийся, очевидно, с пола:

— Что с вашей рубашкой?

Джимми удивленно отступил на шаг, так как узнал голос Альберта.

— Откройте дверь, — строго приказал он. — Не валяйте дурака!

Но тот же голос повторил странную фразу. Очевидно, вопрос предлагался неспроста. Тут Джимми вспомнил, что на днях Альберт говорил ему о некоторых частях его гардероба, нуждавшихся в починке.

— У рубашки надо обновить манжеты, — сказал он и услышал, что отодвинулся засов, и дверь открылась.

— Скорее, сэр, закройте дверь.

Джимми послушался, и когда был зажжен свет, он увидел, что Альберт был бледен как полотно. Рубашка его была в крови, и вокруг головы была повязка. В руке он держал револьвер.


предыдущая глава | Потерянный миллион | cледующая глава