home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



7

Джимми наскоро оделся и в такси помчался в Кадоган-сквер. В окнах был свет — очевидно, Джоанна еще не ложилась. Она вместе со слугой подошла к двери.

— У вас вести от Рекса? — торопливо спросила она.

Джимми Сэппинг вдруг понял, что его интерес к делу вызван не только запутанностью обстоятельств. Кроме дружбы Рекса, была еще другая причина, вызвавшая все возрастающий интерес его к таинственному исчезновению. Джоанна Уолтон, казалось, в один день ставшая взрослой женщиной, так подействовала на его душевное равновесие, что это и обрадовало и даже испугало его.

Пройдя в гостиную, он рассказал ей о странном сообщении по телефону.

— Нет, это не был голос Рекса, и я не имею ни малейшего понятия, откуда звонили.

— Странно, — сказала Джоанна, нахмурясь. — Вам лучше пройти в его кабинет. Я не могу вам дать никаких указаний, потому что ровно ничего не знаю о делах Рекса.

Кабинет находился на первом этаже, в задней половине дома. Это была комната средних размеров, казавшаяся еще меньше от закрывавших стены полок с книгами. Посреди комнаты стоял современный письменный стол. Сев в кресло перед столом, Джимми попробовал открыть верхний ящик. Он был заперт и не поддавался, несмотря на усилия, которые он прилагал.

— Мне придется взломать его, — сказал он.

Джоанна велела принести инструменты. Джимми попробовал просунуть небольшой лом между крышкой стола и ящиком, но наткнулся на что-то твердое.

— Простите, сэр, — сказал слуга, с интересом следивший за Джимми, — но этот ящик внутри обшит сталью. Я видел ящик открытым, и мистер Уолтон говорил, что его не взломают.

Джимми отодрал дубовую обшивку. Ящик был внутри обшит толстой сталью, однако это не спасало от взлома, что Джимми и доказал, промучившись больше часа.

Ему удалось пробить небольшое отверстие между крышкой стола и краем ящика. Вдруг он вскрикнул от удивления. Из отверстия показался желтый дымок!

— Ящик в огне! — вскричал он.

Просунув с трудом стамеску, Джимми наконец сломал замок, и ящик плавно открылся.

— Скорей воды, — скомандовал он.

Из ящика подымались густые клубы дыма.

— Откройте окно, — сказал Джимми, стоя над ящиком с графином воды в руках и боясь водой уничтожить оставшиеся обгорелые клочки бумаги и пепел.

Наконец он выдвинул ящик и поставил его на стол. Дно и стенки ящика были очень горячи.

— Я думаю, что огонь уже давно занялся внутри ящика. По крайней мере несколько часов тому назад.

— Но каким образом?

Джимми только покачал головой.

— Я не знаю, с помощью какого химического состава вызван огонь, но мне кажется, что его поместили в ящик, а вернее — еще в синий конверт в одно время с письмом, и процесс горения медленно шел все время. Хотел бы я знать, где тут был этот синий конверт? — сказал он, уныло глядя на истлевшую бумагу.

С большими предосторожностями он вынул часть истлевшей бумаги и стал разглядывать в увеличительное стекло. Обыкновенно даже на истлевшей бумаге видны следы чернил, но тут нельзя было разобрать ни одного слова.

— Что это значит, Джимми? — спросила изумленная Джоанна.

— Признаю себя побежденным, — сознался он. — Зачем было посылать меня открывать ящик? Не давайте никому притрагиваться к этим остаткам. Может быть, мы найдем еще какое-нибудь указание.

Он внимательно осмотрел содержимое остальных ящиков, но не нашел ничего более или менее важного.

— Вел Рекс дневник? — спросил он.

— Не думаю, — ответила Джоанна. — Он постоянно отзывался очень саркастически о людях, пишущих дневники.

Джимми окинул взором комнату. В одну из стен был вделан большой несгораемый шкаф.

— Знаете вы комбинацию шифра?

— Нет. Я никогда не вмешивалась в дела Рекса. Может быть, банк знает шифр. В таких делах Рекс был очень точен и щепетилен.

— Я видел управляющего Юго-Восточным банком сегодня утром. Как жаль, что я не спросил его.

— Юго-Восточный банк не мог знать этого. Рекс держал там только небольшую сумму. Его банком был Лондонско-Бирмингемский, и я хотела попросить вас поговорить с ними. Рекс как-то упоминал вскользь, что кто-то угрожал ему, что лишит его всего состояния, если он женится на Доре. Я все время думала об этом и начинаю беспокоиться.

— Вы думаете, они могли привести угрозу в исполнение?

Она кивнула.

Джимми сидел на стуле у письменного стола, устремив нахмуренный взгляд на пострадавший ящик.

— Если наш неизвестный собеседник хотел во что бы то ни стало спасти содержимое ящика, то почему он не позвонил сюда?

Она улыбнулась.

— Может быть, потому, что наш телефон испортился. Это случилось сегодня, вскоре после того, как стемнело. Я хотела позвонить вам, но не могла добиться ответа.

— Испортился? — переспросил Джимми и встал. — Откуда провод проходит в эту комнату?

Джоанна указала на окно. В углу он нашел искусно скрытый провод, очевидно, проходивший в кабинет снаружи дома.

— Можете вы достать мне электрический фонарь? — сказал он. — Я вышел из дому очень плохо снаряженный для каких-либо розысков.

Когда принесли ручной фонарик, Джимми вышел в маленький дворик за домом и осветил окно кабинета. Он увидел узенькую свинцовую трубку, в которой проходили телефонные провода. Трубка сбегала по стене дома, переходила на каменную стену дворика и шла по краю стены под ее прикрытием до того места, где провод соединялся с главным кабелем.

Ему не долго пришлось искать. Там, где трубочка с проводами проходила по стене, отделяющей двор от улицы, в одном месте провода были перерезаны и концы разогнуты. Джимми медленно вернулся в кабинет и, присев за стол, написал записку, которую и отослал в ближайший полицейский участок.

— Провода были перерезаны? — спросила девушка.

— Да. Я думаю, что между заходом солнца и тем временем, когда вы хотели позвонить мне. В котором часу это было?

— Около половины десятого.

— Вот в это время провода и были перерезаны. Очевидно, кто-то имел веские причины, чтобы ящик был вскрыт, а кто-то другой имел еще более веские причины, чтоб содержимое ящика осталось неизвестным. Я предполагаю, что кто-то пробовал звонить вам, чтоб сообщить, где ключ от ящика. Несомненно, что он хранится где-то тут в кабинете. Второй некто, предчувствуя тактику незнакомца, перерезал провода, лишив того возможности снестись с вами. Если я не ошибаюсь, в лагере наших врагов царит смятение, так как они упустили из виду, что незнакомец может позвонить мне. И сейчас, несомненно, я нахожусь под строгим надзором.

— Но что это все значит, Джимми? — жалобно проговорила девушка. — Я ничего не понимаю, я начинаю бояться!

Джимми мрачно посмотрел на совершенно почерневшие остатки бумаг в секретном ящике Рекса и инстинктивно почувствовал, что они не-прольют света на таинственное исчезновение.

Слуга вернулся, и вместе с ним пришел полицейский агент в форме.

— Я хочу оставить агента на ночь в вашем доме, — объяснил Джимми. — Завтра я приму большие предосторожности.

— Вы считаете, что грозит какая-либо опасность?

— Нет, — не задумываясь, ответил он. — Но все же я хотел бы быть наготове.

Вернувшись к себе, он первым делом дал знать телефонной станции о порче проводов. И уже в шесть часов утра сообщение с Кадоган-сквер было восстановлено.

О Рексе и его исчезнувшем слуге все еще не было известий. Оба они как в воду канули. Только одно известие было доставлено Джимми, что кто-то из торговцев, знавший Уэллса в лицо, видел его в автомобиле около одиннадцати часов, то есть час спустя после его исчезновения. На этом все сведения прерывались.

Утром Джимми был одним из первых посетителей Лондонско-Бирмингемского банка, и его сразу провели к директору.

— Рад видеть вас, Сэппинг. Надеюсь, вы получили мое письмо?

— Нет. Я еще не был в Скотленд-Ярде сегодня, — сказал Джимми. — О чем вы писали мне? Но сперва скажите, есть у Уолтона сейф в вашем банке?

— Есть! — ответил директор банка. — Но он пуст. Мистер Уолтон вынул все ценное за неделю до своего исчезновения. Вот почему я и писал вам.

— Но он имеет текущий счет?

Управляющий покачал головой.

— У него все еще есть счет, но там лежит всего сотни две фунтов. Мы реализовали все ценности мистера Уолтона: за исключением этих двух-трех сотен фунтов он вынул все. За последнюю неделю до своего исчезновения, — произнес управляющий медленно и многозначительно, — мистер Уолтон вынул из банка один миллион фунтов!

— Деньгами? — спросил Джимми недоверчиво.

— Да, в американской валюте. К счастью для него, курс был хорош; в противном случае такая сумма, будучи выброшена сразу на рынок, привела бы к краху. Деньги были взяты в три раза, три дня подряд. Кроме того, в английской валюте была взята сумма в четыре тысячи фунтов, предназначенная для свадебной поездки мистера Уолтона.

— Говорил он, куда намерен поехать?

— Нет. Мистер Уолтон принадлежит к тем людям, которых нельзя расспрашивать и которые не терпят советов. Я осмелился указать ему, что неблагоразумно иметь такую сумму в звонкой монете, на это он мне довольно резко заметил, что обдумал свой поступок и не желает обсуждать его. Я должен был исполнить его требование и реализовать все.

— Отмечены у вас номера серий, взятых Уолтоном?

— Нет. Мы не записываем номеров американской валюты. Мы знаем номера только тех четырех тысяч фунтов, которые были предназначены для свадебной поездки Уолтона.

Подумав немного, Сэппинг снова спросил:

— Надеюсь, эти операции не затронули личного счета мисс Уолтон? Ее деньги лежат у вас?

— Ее средства находятся в нашем банке. Но сейчас и у нее очень небольшая сумма. Отец мистера Уолтона оставил две трети своего состояния сыну и одну треть дочери. Несколько месяцев тому назад мисс Уолтон перевела на имя брата почти все свое состояние, так как ему на время понадобилась большая сумма для произведения каких-то операций. Меня беспокоит тот факт, что он это, очевидно, забыл, и приблизительно одна треть реализованного им миллиона фактически принадлежит не ему, а мисс Уолтон. Не находятся ли деньги в несгораемом шкафу в доме Уолтонов? — спросил директор банка. — Вы открывали шкаф?

— Нет. Я думал, что вы можете указать мне шифр замка шкафа. Я прикажу открыть его.

Вернувшись к ждавшей его Джоанне, Джимми рассказал ей о результатах своего свидания с директором банка. Возможность потерять все свое состояние беспокоила ее меньше, чем непонятные поступки Рекса.

— Мне кажется, — сказал Джимми, — что я начинаю понимать Рекса. Он серьезно задумался над угрозой, что его лишат состояния, и, опасаясь, что Кьюпи обладает какой-то таинственной возможностью проникнуть в банк и украсть деньги, он попал в расставленную ему ловушку, поддавшись внушению взять деньги из банка. Деньги в этом несгораемом шкафу, в этом я уверен. Надо только узнать шифр.

Обратившись в Шеффилд, где шкаф строился по специальному заказу Уолтона, Джимми снова испытал разочарование.

— Шкаф можно открыть, только зная шифр. Кроме мастера, — сказали ему, — строившего шкаф, и мистера Уолтона, шифр никому не известен. Если же вы хотите вскрыть шкаф, не зная шифра, то весь шкаф надо выломать из стены дома, куда он был вделан, и везти в Шеффилд. Там его разберут по частям. Мастер, строивший шкаф, к несчастью, занялся другим ремеслом: он открывает чужие сейфы на свой страх и риск!

— А как зовут этого мастера? — спросил Джимми.

— Ноульс, — был ответ. — Он известен полиции под прозвищем Ниппи Ноульс.

Это имя было незнакомо Джимми Сэппингу.


предыдущая глава | Потерянный миллион | cледующая глава