home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 10

Дик был потрясен, потрясен настолько, что даже не разозлился. Он все никак не мог осмыслить происшедшее.

Прикрыв дверь, он осмотрел торчащий ключ, попробовал вытащить, но безуспешно. Сходил в мастерскую за мощными плоскогубцами, и вскоре уже держал его в руках. Это была грубая и наспех сделанная подделка. Даже коряво изготовленный, ключ все-таки подошел и сделал свое дело — открыл замок. Но он подвел злоумышленника, когда тот пытался запереть дверь.

Дик подошел к верстаку и уставился на то место, где лежало ружье. Затем принялся хохотать. Он все еще был во власти шока.

— Дубина! Ему же это ничего не даст…

— Что, очень серьезная потеря для вас? — участливо спросил Моран.

Дик покачал головой.

— Не очень. Все чертежи и описание у слесаря, и, к счастью, заявку на изобретение я отослал три дня назад. — Он покачал головой. — Так что похититель ничего не получит за мое изобретение. Вопрос в том, кто это сделал. — И неожиданно побледнел. — Если он не знает, как обращаться с этой штукой, и не будет чертовски осторожным, то убьет либо себя, либо случайного прохожего! Интересно, он знает, как разряжать ружье?

Дик выудил в мастерской пару стульев, сел сам и жестом пригласил сесть гостя.

— Надо позвонить в полицию. Если старина Кремень на месте…

После долгих переговоров с бдительным телефонистом на коммутаторе Скотленд-Ярда его, наконец, соединили со Смитом. Изобретатель в двух словах объяснил, что случилось.

— Сейчас подъеду. Больше ничего не пропало?

— Нет, пиво цело, — Дик уже полностью овладел собой.

Повесив трубку, он сходил в маленькую кладовую за ящиком пива.

— Кремень будет доволен — ему прогресс поперек горла. Не делайте такого лица, дружище — Кремень умен. Я всегда считал, что от пива люди тупеют, но инспектор — поразительное исключение… Вам он не по душе?

— Особой любви не испытываю. — Моран глянул на часы. — Если не возражаете, оставлю вас с вашим горем наедине. Да, не повезло вам, а вы эту штуку застраховали?

— Слышу банкира! — Улыбнулся Дик. — Нет… Лео, до этой минуты мне и в голову не приходило, что мое изобретение могут украсть. Мне до сих пор кажется, что это произошло не со мной, а в каком-нибудь триллере. Представляете картину? Ночь, туман, наш грабитель крадется вдоль стены и незаметно проникает в дом. Чтобы никто с лестницы через решетчатую дверь лифта не увидел его, выкручивает лампочку. Забирается в мастерскую, в темноте светит фонариком и находит то, за чем пришел. У дома поджидает машина. Он забрасывает добычу внутрь и уезжает. Может, перед самым носом у нас.

— Кто знал о ружье?

Дик ненадолго задумался.

— Знало не так уж много людей… Пожалуй, и заподозрить в соучастии некого. Постойте! Джерри Дорнфорд знал — о, Боже!

Лео Моран улыбнулся и покачал головой.

— У Дорнфорда кишка тонка; да и кому он сбудет техническую новинку? — Он неожиданно остановился. Подождите! На днях я видел его в «Снелле» с этим мерзким маленьким дьяволом Хулесом. Слышали, наверно, историю, как стащили французские мобилизационные планы? Так вот, поговаривают, что без этого парня не обошлось.

Дик поколебался, затем открыл телефонный справочник, нашел номер Дорнфорда. Линия была занята. Через пять минут телефонистка снова соединила его, и Дик услышал голос Джерри.

— Привет, Дорнфорд! Ты забрал мое ружье?

— Твое что? — ответил спокойный голос.

— Мне сказали, что видели, как ты сегодня вечером выходил из моего дома и что-то нес под мышкой.

— В твой вонючий дом я сегодня вечером не заходил. И вообще, после того, как ты грубо выставил меня в прошлый раз, ноги моей у тебя больше не будет.

И Джерри бросил трубку. Повесил трубку и Дик — медленно, в задумчивости.

— Да нет, это не Джерри — хотя от него можно ждать любой гадости.

— Думаете, это тот немец, который приходил сегодня?

— Чепуха! Зачем тогда было предлагать деньги? Если бы я захотел, чек уже сегодня был бы у меня в руках. Нет, предоставим это старине Кремню…

— Ну, мне пора, я и так задержался. — Моран стал застегивать пальто.

Он дошел до двери, вернулся.

— Так как насчет моих писем — не передумали?

— Нет. Присылайте ваш ключ и не беспокойтесь.

Мужчины пожали друг другу руки. Оставшись в одиночестве, Дик Алленби некоторое время сидел, уставившись на пустой верстак. Он только начал осознавать серьезность своей потери — отсутствие ружья вызывало в нем болезненное чувство беспокойства, пустоты. Он собрался было позвонить Мэри, но передумал. Зачем портить ей вечер? Лучше заняться новой работой. И он заставил себя углубиться в новую схему.

Дик работал за доской довольно долго и уже придумал, как усовершенствовать модель, когда прибыл Кремень Смит.

Инспектор внимательно выслушал Дика, мельком глянул на ключ и, казалось, больше всего заинтересовался пыльными следами, оставленными пропажей на верстаке.

— Нет, ничего удивительного в краже нет, — заметил он, когда закончил осмотр. — Изобретения воруют каждый год десятками… да, я хочу сказать, опасное вы себе выбрали занятие. Знал я одного парня, который изобрел фотокамеру и организовал компанию по ее изготовлению. Так дом его ограбили и все чертежи украли. А у других изобретателей полиция чуть ли не ночует в доме.

Кремень еще раз обошел всю комнату и вскоре подытожил результаты осмотра места преступления:

— Похититель бывал здесь раньше, так как смог изготовить дубликат ключа. Далее, он здесь хорошо ориентировался и работал в перчатках. Видите, отпечатков пальцев на двери и замке нет. М-м-м. Скажите, Дик, кто сюда заходил в последнее время?

— Да многие бывали… Если кого и подозревать, то только Дорнфорда.

— Дорнфорда? Не думаю, что у него на такое дело хватит духу. Как-то были у нас с ним хлопоты — баловался картишками в Уэст-Энде. Но чтобы пошел на такое… Нет, даже следить за ним не будем. — Инспектор еще раз подошел к верстаку. — Позвать газетчиков и все им рассказать не собираетесь? Они сразу сделают вас знаменитым: «Сенсационное похищение изобретения!»

— Мне и в голову такое не приходило.

— В таком случае, в мудрости вам не откажешь.

Кремень беспомощно огляделся; Дик показал на ящик под верстаком. И инспектор как бы в задумчивости нырнул туда, чтобы добыть пару бутылок пива.

— Кстати, не в обиду вам будет сказано, мистер Алленби, я рад, что так случилось. Эти изобретения так и сыплются, как из рога изобилия, от них одни хлопоты и неприятности.

— Да, я еще не сказал, что эта штука заряжена.

— Если ружье выстрелит, — спокойно ответил Смит, — мы выясним, не сомневайтесь, кто грабитель.

В общем кража его заинтересовала мало; больше Кремня волновало убийство Тиклера.

— Вот это загадка! Никак в голове не укладывается. Я бы не беспокоился, случись это не в такси. Американизация преступности в Англии — вот что меня пугает. Американцы уже перехватили у нас автомобильный рынок, теперь захватывают рынок станков; если придут и завладеют нашим рынком убийств, вот тогда туго нам придется.

Кремень неожиданно остановился и что-то поднял с пола. Подошел к Дику и показал. На его ладони лежала перламутровая пуговица от жилета.

— Такое случается только в детективных романах. Этот парень был в вечернем костюме и оборвал ее, когда нес ружье. Просто готовый ключ к разгадке! Не хватает еще старой леди, которая обязательно отыщется и заявит, что видела высокого смуглого мужчину в большом сером лимузине.

Кремень внимательно изучал находку.

— Такие можно купить почти в каждой лавке Лондона.

Он тщательно обследовал весь пол, но ничего другого не нашел.

— И все-таки кладу ее в карман.

— Это мог быть Лео Моран, — вспомнил Дик. — На нем был белый жилет. Мы вернулись сюда вместе.

Кремень поморщил нос.

— Кто, этот? Да с него осыпаются только бриллианты. Нет, это пуговица какого-то бедного вкладчика. Не удивлюсь, если им окажется кто-то с превышением кредита. А что вы думаете о мистере Моране? — Инспектор пристально взглянул на Дика.

— Отличный парень; мне он нравится.

— Мне, в общем, тоже, хотя иногда… Кто такой Коро? Или Корро?

— Коро? — переспросил Дик. — Вы говорите о художнике?

Смит кивнул.

— Очень известный пейзажист.

— Картины дорогие?

— Очень. Тысячи.

Кремень нервно потер нос.

— Так и он сказал. Видели его квартиру? Обстановка как для египетской царицы. Персидский ковер, бриллиантовая люстра…

Дик рассмеялся.

— Да, квартира у Морана действительно недурна. А вы, конечно, подозреваете его в темных махинациях и жизни не по средствам? Нет, у него есть деньги — свои деньги.

— Во всяком случае, они его собственные, пока они у него, — туманно ответил Кремень и на этой таинственной ноте ушел.

Бредя по улицам в густом тумане, инспектор вновь с головой погрузился в размышления об убийстве в такси. В конце концов он решил, на всякий случай, еще раз поговорить с тем полицейским, который проводил с Тиклером предупредительную беседу. Он отыскал парня в участке на Мерилебоун-роуд. И с удивлением узнал, что в этом деле еще существуют факты ему не известные. Он молча выслушал рассказ полисмена о том, как тот нашел маленького бродягу на ступеньке у квартиры неизвестного подвыпившего певца.

— Смешно даже сказать, сэр, как это я забыл. Сегодня утром, когда брился, подумал…

— Это не смешно, юноша. Было бы смешно, я бы смеялся. Я смеюсь?

— Нет, сэр, — признался обескураженный констебль.

— Это не смешно — это трагично. Будь на вашем месте даже кролик в полицейской форме, он бы не забыл доложить старшему об этом инциденте. Маленький, безобидный, ушастый кролик пошел бы прямо к своему сержанту и сказал бы: «Так, мол, и так». И если так поступить может кролик, почему вы не можете?

Вопрос вышел риторическим — отчасти по той причине, что Кремень не отличался изысканным красноречием. Зато язвительности в его речи было с избытком. Молодой констебль не был уверен, не таит ли в себе слово «кролик» некий особый тайный смысл.

— И это делает вам честь, — безжалостно продолжал Кремень, — что сегодня утром за бритьем вы подумали — надо же, подумали — что об этом инциденте следует кому-то рассказать. Вы пользуетесь безопасной бритвой, дорогуша?

— Да, сэр.

— Значит, перерезать себе горло не могли, что весьма прискорбно. Теперь ведите меня туда, где эта ступенька, и, пока не попрошу, рот не открывайте. Я не отстраняю вас от работы, поскольку к патрульной службе никакого отношения не имею. Когда-то имел. — Особо распространяться Кремень не стал. — Но в ту пору у констеблей были мозги.

Подавленный полицейский привел Смита к конюшне Бейнса и показал на дверь, возле которой видел Тиклера. Инспектор подергал за ручку, нажал плечом — дверь не поддавалась. Он достал из кармана набор отмычек, который привел бы в восхищение любого грабителя, и замок вскоре щелкнул. Кремень осторожно толкнул дверь, лучом фонарика высветил грязную лестницу. Тяжело дыша, он стал взбираться по крутым ступенькам. На лестничной площадке остановился; перед ним была дверь, и снова запертая. Опять пришлось призвать на помощь отмычку.

Без ордера он не имел права и думать о посягательстве на неприкосновенность английского жилища. Но, когда он входил в охотничий азарт погони за преступником, о законе он забывал. Из-за этого в его личном деле уже стояло множество черных пометок за нарушение закона. Тем не менее, справиться со своим темпераментом он не мог.

Инспектор оказался в большой, бедно обставленной комнате; все ее убранство составляли огромный дешевый шкаф, стол со стулом и большое зеркало. За деревянной перегородкой находился умывальник. Странным было то, что в комнате не было кровати, даже кушетки.

Прежде всего он осмотрел туалетный столик у зеркала. В ящиках было пусто, и только сверху на видном месте лежала лайковая перчатка. Кремень взял ее в руки, и что-то со стуком упало к его ногам. Он наклонился и поднял находку — это оказался большой старомодный ключ. Кремень задумчиво повертел ключ в руках. Зачем его положили в перчатку и оставили на видном месте? Кроме того, его выкрасили серебряной краской, хотя и весьма неаккуратно. Бородка ключа поблескивала сталью; несомненно, ключом часто пользовались.

Инспектор поднес находку к единственной электрической лампочке, свисавшей без абажура с потолка, но больше ничего интересного не заметил. Сунув ключ в карман, он продолжил поиски. Следующим объектом его внимания стал шкаф. Его дверца сливалась с деревянной облицовкой стены, ручки не было, а замочная скважина так пряталась на стыке планок, что только с дотошностью Кремня можно было ее отыскать.

Он подумал было, что здесь вставлен американский замок, но, поработав большим складным ножом с полудюжиной лезвий, выяснил, что это самая простая защелка. В шкафу хранился полный комплект вечерней мужской одежды, включая цилиндр и пальто. На полках были разложены носки, галстуки, носовые платки и тому подобное.

Смит пошарил по карманам, но ничего не нашел. Не было также ни меток портного, ни ярлычка изготовителя на одежде. Ничего, что позволило бы установить личность владельца. Внизу, под одеждой, была еще одна полка. На ней стояли флакон дорогого мужского одеколона и большая шкатулка. Кремень вытащил ее на свет и открыл. Внутри лежали три парика, сделанные весьма искусно. Один замотали в серебристую ткань — то ли новый, то ли особо ценный.

— Странно, — вслух произнес Смит.

— Да, сэр, — поддакнул констебль, до этой минуты послушно хранивший молчание.

— Я разговариваю с собой, — ледяным тоном отчеканил инспектор.

Он еще раз обошел комнату, но ничего нового к своим находкам не добавил. К его большому сожалению ничего подозрительного в этой квартире не было. В конце концов всему могло найтись самое простое объяснение. Этот мужчина вполне мог оказаться актером. То, что Тиклер сидел под его дверью и слушал его пьяные песни, значило мало и присяжным, безусловно, ничего не доказывало бы. В этом случае сам Кремень Смит мог оказаться в неприятной ситуации. В некотором смущении, досадуя на несправедливости судьбы, он спустился вниз, запер дверь и медленно двинулся в сторону Портленд-плейс; полисмен уважительно семенил следом. Но Кремень не забывал, что при любом служебном расследовании этот констебль может выступить в качестве свидетеля.

— Я думаю, приятель, на этом мы и закончим, — повернувшись к нему, уже другим тоном заговорил Смит. — Я не виню вас за промах. С кем не бывает — я вот, к слову, вышел вчера из дому без трубки.

Парень выразил вежливое удивление. Он немного успокоился и оказался достаточно сообразительным, чтобы понять причину перемены отношения.

— Полагаю, сэр, это не страшно, что вы проникли в жилище без ордера? Я спрашиваю, потому что я еще новичок в полиции…

Кремень Смит оглядел его с ног до головы.

— Мы проникли в это жилище, — веско произнес он, — потому что вы сообщили о подозрительных обстоятельствах и что, по вашему мнению, в этой голубятне может скрываться убийца.

От такого чудовищного искажения фактов констебль тяжело задышал, но сдержал рвущиеся из души возражения.

— Так что, — продолжил Смит, — если возникнут неприятности, отвечать будем оба. И мое слово будет потяжелее, чем ваше. Мой совет, приятель: отправляйтесь сейчас домой и держите язык за зубами, — он не удержался, чтобы не съязвить. — Кстати, у вас это хорошо получается.

Ключ инспектор запер в ящике своего стола в Скотленд-Ярде. Зачем ему нужен этот ключ, он не знал. И даже с удовольствием обменял бы его на какой-нибудь след ноги или отпечаток пальца убийцы. В душе, однако, он был уверен, что между этой квартирой в конюшне Бейнса и убийством маленького воришки есть какая-то связь. Обладай Кремень даром предвидеть будущее, он бы знал, что в руках у него ключ не только в прямом, но и в переносном смысле: ключ от двери и ключ к разгадке преступления.


Глава 9 | Светящийся ключ | Глава 11