home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 15

Мистер Кремень Смит относился к тем представителям рода человеческого, которые никогда не знают покоя. Его можно было встретить в самые неподходящие часы и в самых неожиданных местах Уэст-Энда. Казалось, он вполне мог обходиться без сна, ибо столкнуться с ним можно было ив четыре утра, и в четыре вечера.

Воры знали и уважали его. Короли преступного мира, представлявшие предмет его особой заботы, всячески старались избежать встречи с ним. Кремень наводил ужас на картежных шулеров, а мошенники ненавидели его, потому что он пересажал за решетку большую часть их племени. Кроме того, он отправил на виселицу троих и горько сожалел о том, что из-за тупости чувствительных присяжных этой участи избежал четвертый.

Увлечений у него было немного. Пиво, самое страстное из них, превратилось скорее в необходимость, чем в удовольствие. С его помощью Кремень поддерживал в себе необходимую жизненную энергию.

У него была холостяцкая квартира. Не в лучшей части города. Но здесь, в уединении, Кремень решал свои задачи одному ему известным способом. Он всегда писал на белой промокательной бумаге, и только карандашом, и редко пользовался другими пишущими принадлежностями. Он всегда заполнял обе стороны промокашки писаниной, разобраться в которой никто, кроме него, не мог. Из-под его грифеля выходили стенографические закорючки, выдуманные лет тридцать назад одним чудаковатым школьным учителем. Единственным, кто сумел досконально освоить этот вид стенографии, и был Кремень Смит. Он не только освоил, но и усовершенствовал его, и очень гордился, что ни одна душа не может расшифровать его записи. А расшифровать пытались многие, потому что, когда промокашка становилась ненужной, она переходила младшим чинам для более надлежащего использования.

Оказавшись у себя за письменным столом, инспектор принялся составлять хронологию действий Лео Морана. Часть дня, предшествовавшего убийству, вырисовывалась довольно четко. Моран выступал на радио с лекцией о банковском деле и экономике. Кремень Смит усмехнулся пришедшей в голову причудливой мысли: сумей он спровадить на виселицу знаменитого лектора, умереть безвестным сыщиком ему не грозит.

После лекции Моран отправился в театр «Шеридан», а оттуда на квартиру Дика Алленби. Затем начиналась область предположений: вероятно, он вернулся домой, где его ждало письмо, которое заставило его броситься на поиски Мэри Лейн.

Что он делал утром в день убийства? Позвонил бухгалтер и сообщил, что Морана в отпуск не пускают. Мистер бухгалтер Смит всего, конечно, не сказал. Ведь банковские служащие славятся своей солидарностью, и глупо было бы рассчитывать, что они о своих коллегах расскажут все, даже если эти коллеги подозреваются в мошенничестве и убийстве.

Кремень встал и зашагал по комнате. Его мысли перескочили с Морана на те акции, которые он принес Мэри и просил подписать. Но, похоже, что без долгого и кропотливого расследования прояснить этот вопрос не удастся.

Затем инспектор стал тщательно анализировать версию, что убийцей Лайна был Дорнфорд. Загадочное исчезновение Джерри уже само по себе было символичным. Его слуга, пожимая плечами, сказал, что причины для волнения не видит. Мистер Дорнфорд частенько пропадает по нескольку дней кряду, но вот где, этого он не знает. Если и были у слуги догадки, то вовсе не красящие его хозяина. Деньги у Дорнфорда не водились, друзей почти не было. Два загородных адреса он все-таки вспомнил, но Джерри там не оказалось. Слуга назвал имена двух дам, но и они давно не видели своего приятеля.

Дорнфорд владел поместьем в Беркшире. Часть его занимали сельскохозяйственные угодья, заложенные давным-давно. Был там и дом, но его Дорнфорд много лет назад продал местному гольф-клубу, и в собственности Джеральда остались лишь триста акров[16] соснового леса и заросшего вереском болота. Да, он уж никак не мог позволить себе два или три адреса в Лондоне.

Пулю так и не нашли, хотя, к великому огорчению властей парка, дерн вокруг кресла сняли, и грунт просеяли. Пуля, возможно, прошла под таким углом, что упала очень далеко. Все зависело от того, под каким углом стреляли. Если бы старика убили из винтовки с верхнего этажа дома, где жил Моран, роковой кусочек свинца обязательно бы нашли. Если стреляли из машины Дорнфорда, пуля вряд ли бы прошла навылет и залетела далеко.

Получался тупик. Ни та, ни другая версии не подтверждались, необходимо было разрабатывать третью.

Кремень Смит поймал себя на том, что сидит в кресле и дремлет. Привычка, которую он считал признаком приближающейся старости, его не радовала. Кремень встал, умылся и вышел из дому, толком не представляя, куда пойдет.

Он бесцельно послонялся по улицам, перешел площадь Пикадилли и остановился поглазеть на уличную пробку. Как вдруг на него налетел какой-то прохожий и, пробормотав извинения, двинулся было дальше. Кремень пальцем схватил его за ворот.

— Что с вами, Майк? — с изумлением спросил он.

За двадцать четыре часа Майк Хеннеси изменился настолько, что его трудно было узнать. Круглое лицо обрюзгло, покрылось щетиной и приобрело желтоватый цвет, под глазами появились мешки. Походка стала шаркающей, стариковской.

— П-привет! — заикаясь, проговорил Майк. — Я… сейчас… странно, да, вот так… прямо на улице…

— В чем дело, Майк? — Голос Кремня звучал сурово, почти обвинительно.

— Что? Все нормально. Шел, задумался… спектакль-то снимают.

— Я звонил вам все утро. Где вы были?

Майк вздрогнул.

— Звонили мне, мистер Смит? Да меня и в городе не было! Зачем я вам понадобился?

— Вы не бываете ни дома, ни в театре. Почему скрываетесь?

Майк попытался что-то сказать, поперхнулся, хрипло попросил:

— Давайте выпьем где-нибудь. Такое на душе творится!

На боковой улочке у площади находилась пивная, где хорошо знали привязанность инспектора. При его появлении официант радостно засуетился.

— Хотите немного поболтать наедине, мистер Смит? Тогда не сюда — здесь, как на рынке. Пройдемте в кабинет заведующего.

Кабинет заведующего оказался очень уютной отдельной комнаткой. Хеннеси рухнул в кресло и застыл с закрытыми глазами.

— О чем вы думаете? — напрямик спросил Кремень. — О Вашингтоне Вирте?

Майк разлепил глаза и с недоумением уставился на инспектора.

— Что? Да. — Глаза его замигали. — Я думаю о нем. Он бросил помогать театру, и меня это, конечно, волнует… Он ведь мой хороший приятель.

Майк, казалось, с трудом не только говорил, но и дышал. Его грудь тяжело вздымалась. После недолгой паузы он спросил:

— Для этого вы и хотели меня увидеть?

— Для этого я и хотел вас увидеть. Так он ваш приятель?

— Покровитель, — быстро поправился Хеннеси. — Я мало что о нем знаю. Мне важно, что у него куча бабок, денег, я хочу сказать.

— Где он их берет, конечно, не спрашивали?

— Конечно. — Майк отвел глаза.

С подносом, на котором стояли две большие бутылки пива, бутылка джина, чаша с дробленым льдом и сифон, появился официант.

— За счет заведения! — торжественно объявил он, поставил поднос на стол и удалился.

Кремня здесь знали и уважали за оказанную когда-то помощь. Но вид пива сейчас не смягчил его.

— Теперь выкладывай, Микки. — В его голосе не осталось и следа доброжелательности. — Я хочу знать, что за птица этот Вирт.

Хеннеси провел языком по пересохшим губам.

— Только сначала я хотел бы знать, что мне будет, — заупрямился он. — У меня нет ничего определенного, Кремень. Ну, допустим, я подумал, что он не тот, за кого себя выдает. И говорю ему: «или помогайте мне, или начну задавать лишние вопросы».

— Да, допустим, ты шантажировал его?

Майк вздрогнул.

— Это не шантаж. Я не был уверен — вы меня понимаете? Я блефовал. Хотел посмотреть, как далеко он зайдет. — Майк неожиданно сломался, закрыл лицо руками и начал всхлипывать. — Боже мой! Какой ужас!

Другой бы на его месте удивился, но у Кремня лишь проснулся профессиональный интерес.

— Убил ты? — Он резко наклонился к Майку.

Руки Хеннеси упали на колени. Заплаканное лицо являло картину замешательства.

— Убил? О чем вы, какое убийство? — почти взвизгнул он.

— Убийство Хервея Лайна. Ты разве не знал?

Майк ответил не сразу, от ужаса он словно оцепенел.

— Лайна убили?.. — выдавил, наконец.

Трудно было представить, что перед Смитом сидел единственный человек в Лондоне, не знавший о вчерашнем загадочном убийстве. Ведь сообщения о нем заполнили все газеты. И все же Кремень чувствовал, что так оно и есть.

— Убили… старого Лайна убили! Боже мой! Вы это серьезно?

— Да нет, решил тебя позабавить.

Майк долго молчал, у него отнялась речь, он лишь смотрел на инспектора широко раскрытыми глазами, в которых умерла всякая жизнь. Постепенно он пришел в себя, оказалось, что есть у него и сила воли. И когда заговорил, голос его звучал твердо.

— Это ужасно. Я не читал утренних газет.

— Об этом писали уже во вчерашних вечерних.

Майк покачал головой.

— Я не читал ни одной газеты со вчерашнего утра. Старый Лайн! Он ведь был опекуном мисс Лейн?

Хеннеси выигрывал время — время, чтобы собраться с духом и избежать полного краха.

— Нет, ничего об этом не читал. Странно, да, как это я пропустил такую новость? Но меня так замотала неприятность в театре, что на все остальное было наплевать.

— Что ты делал для Вирта? — Кремень говорил ледяным тоном; забытое пиво стояло даже не откупоренным. — От его имени снимал деньги в банке?

Майк кивнул.

— Да, большие деньги. Ходил в банк, а потом встречался с ним.

— Где?

— По-разному — на вокзалах, чаще всего в «Келнере». Обычно он снимал деньги, когда устраивал вечеринки, и я передавал их перед приходом гостей. Вирт говорил, что он торговец где-то в Центральных графствах. Но, сказать по правде, Кремень, я всегда в этом сомневался. И все же он не жулик. А мало ли простаков, у которых от денег лопаются карманы! Может, и он из таких. Вирт не первый лопух, что дает деньги на театр, и, слава Богу, не последний!

— В каком банке ты снимал деньги?

— Он обычно давал мне чек и билет на поезд. Я отправлялся в Бирмингем и…

— Все правильно. — Смит налег грудью на стол. — Кто он — Вашингтон Вирт?

Майк пожал плечами.

— Сказать по-честному, не знаю. Не знаю, провалиться мне на этом месте! Я познакомился с ним, когда газеты сообщили о слушании в суде моего дела о несостоятельности. Он тогда прислал письмо. Написал, что обидно слышать о неприятностях у такого умного человека, как я, и предложил помощь.

— Писал от руки?

— На машинке… Предложил встретиться в «Келнере». Вечеринок он тогда еще не устраивал, и номер был попроще. Единственное, что знаю о нем — он носит парик, и вовсе не тот, за кого себя выдаст. Но в дела я никогда не лез.

— Врешь, Майк. Ты сам только что сказал, что шантажировал его.

— Не совсем так. Я блефовал. Я мог только догадываться, кто он на самом деле.

Майк врал, в этом Кремень Смит ничуть не сомневался.

— А тебе не приходило в голову, что если этого парня арестуют, тебе придется несладко? У меня есть основания считать, что он незаконно присвоил себе деньги, которые принадлежали покойному Хервею Лайну, а затем убил старика. Ты хочешь быть замешанным в убийстве, Майк?

Лицо Хеннеси исказила мука.

— Я бы помог вам, мистер Смит, — залепетал он, — но чем? Я не знаю, кто он — клянусь вам, не знаю!

Смит внимательно посмотрел на него.

— О Моране что-нибудь знаешь?

У Майка отвисла челюсть.

— О б-банкире? Знаю его…

— А о сфабрикованной выписке счета, которая случайно попала к мисс Лейн?

На мгновенье Кремню показалось, что Майк вот-вот потеряет сознание.

— Нет… ничего… — он остановился, немного помолчал. — Если я найду вам его, этого Вирта, что мне тогда будет?

Инспектор поднялся.

— Ты его найдешь или мы его найдем, у тебя участь одна. Ты, похоже, так и не понял, в какую историю влип. Убит человек, нет, два человека убиты! Видимо, одной и той же рукой. Тиклера убили за то, что слишком много знал. Для тебя будет лучше, если ты это учтешь.

Лицо Майка озарила улыбка.

— Вы что, за ребенка меня принимаете? — Он уже полностью владел собой. — Как бы я жизнь прожил, если бы не умел избегать опасностей? За меня не волнуйтесь, Кремень…

— Это еще не все, — перебил инспектор, — но мне надо позвонить. Обожди здесь.

По лицу Майка промелькнула тень тревоги.

— Не переживай — арестовывать тебя не собираюсь. С этим можно подождать.

Телефон висел в коридоре. Смит попросил соединить его со Скотленд-Ярдом.

— Старший инспектор Смит. Мне нужна пара толковых ребят. Пришлите их в пивную на углу Пикадилли-сквер. Здесь со мной Майк Хеннеси. Не спускать с него глаз ни днем, ни ночью, и чтобы никаких там проколов. Слышали?

Его слышали. Спустя четверть часа, когда они вышли на улицу, за ними следовали два молодых человека. Когда Майк остановил такси и уехал, следом за ним на другом такси отправились и молодые люди.


Глава 14 | Светящийся ключ | Глава 16