home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 18

Смерть придала Майку Хеннеси очень спокойный, почти величественный вид; не опознать его было невозможно. Кремень Смит вышел из небольшого мрачного здания и подошел к Дику Алленби, стоявшему в стороне. За последнее время Дик насмотрелся столько смертей, что на опознание идти не захотел.

— Это Майк, — сказал Кремень. — Убийство было совершено в десять семнадцать, или около того. Время установлено почти точно. Нашли мотоциклиста из ближайшей деревушки, который рядом с тем местом видел стоявший небольшой седан. И время он указал между десятью пятнадцатью и десятью двадцатью. — Кремень круто повернулся. — Теперь вы понимаете, мистер Алленби, что это был именно тот господин, который наведывался на квартиру вашей молодой леди? Его пальто, видимо, тогда и испачкалось в крови, чего он сначала не заметил.

— Но ведь если в этой машине столько крови, хозяин гаража обязательно заметит это! В ней, наверно, как на бойне.

Кремень кивнул.

— Да, машину мы найдем. Скорее всего ее угнали. Мне только что сообщили из Скотленд-Ярда, что в Суссекс-гарденс обнаружили брошенную машину. Возможно, это она и есть.

Полицейский аппарат работал быстро и точно. Предположение Кремня Смита подтвердилось. Брошенная машина оказалась именно той, которой воспользовался убийца. Ужасных свидетельств тому было предостаточно — и никаких других улик.

— Мы, конечно, поищем на руле отпечатки пальцев, но я уверен, что мистер Вирт работал в перчатках.

— Моран, значит, отпадает?

Кремень улыбнулся.

— А где Моран? В Германии, мы считаем? Так вот, с таким же успехом он может быть и в Лондоне. До Германии можно добраться за несколько часов, а вернуться еще быстрее… Если он вообще улетел.

До Дика Алленби не сразу дошел смысл сказанного. Но вдруг ему пришло в голову, что Мэри грозит опасность. Он поделился своими страхами со Смитом, и к великому его ужасу Кремень согласился.

— В своей квартире ей оставаться нельзя. Не исключено, что нападение повторится. Сейчас, когда она начала выдвигать версии, Мэри может оказаться для нашего приятеля опасной.

Дик последовал за Смитом в полицейский участок, куда пригнали машину, и застал там обычное в таких случаях столпотворение. Сверкали фотовспышки, в салоне ползали эксперты по отпечаткам пальцев, механики проверяли спидометр. Хозяин машины, которого нашли и доставили в участок, оказался на редкость дотошным — он точно помнил, сколько миль было на счетчике перед тем, как седан угнали. Его сведения стали поистине бесценными. Кровь была на сиденье и полу; след ее нашли и на рукоятке переключения скоростей. Один из полицейских снял с сиденья водителя подушку.

— Ого! — воскликнул он, и, глянув через его плечо, Дик увидел серебряный портсигар.

Смит открыл его, внутри было пусто. При свете лампы на внутренней стороне крышки можно было разобрать надпись:

«Мистеру Морану от коллег по Уиллзденскому отделению, май 1920 г.».

Смит взял портсигар за углы и тщательно осмотрел. Вещица была далеко не новая: на ней была пара вмятин, на отполированной поверхности виднелись царапины. Кремень аккуратно завернул находку в бумагу и сунул в карман.

— На нем могли остаться отпечатки, хотя это тоже маловероятно. Вам это не кажется немного странным, Алленби? Оставили под подушкой, словно подбросили!

— Может, убийца положил туда и забыл?

Кремень покачал головой.

— Это же не его машина, чтобы прятать под сиденье свои вещи, а потом забывать. Он достаточно умен для этого. Вот я и говорю, странно это…

Он помолчал, а затем медленно, словно раздумывая, продолжил:

— Я вскользь упомянул о том, что выписка счета находится у нашей молодой леди. Хеннеси, видимо, и передал эти сведения либо в машине, либо до этого. Убийца предложил подвезти его на вокзал, на пустынной дороге расправился с ним, а затем рванул обратно в город и перерыл квартиру мисс Лейн. Очевидно, он бывал там и прежде.

— Моран, вы думаете?

Кремень пожал плечами.

— Вполне мог быть и он, и кто-то другой… Этот парень жил в Америке.

— Откуда, черт возьми, вы знаете?

— Не знаю, — спокойно возразил Кремень. — Это дедукция, другими словами, предположение. Хотя бы потому, что это типично американское убийство — посадить человека, чтобы подвезти, застрелить и выбросить из машины. Выстрелов никто не слышал, а если и слышал, наверняка подумал, что это мотоцикл. Мотоциклисты носятся по объездной стаями.

Домой они шли вместе, и всю дорогу Кремень ни на минуту не умолкал.

— Хеннеси участвовал в этой афере с самого начала. Знал, кто такой Вирт, и что тот подделывал чеки. Вот он и решил шантажировать его. Только не предвидел такого конца. — Немного помолчал и без всякой связи заключил — Покажу-ка мисс Лейн ключ и чек.

Вот так Дик впервые услышал о ключе.

…Утром, когда Кремень Смит появился в Скотленд-Ярде, все, что было найдено в карманах покойного, уже лежало у него на столе. Он увидел блокнот, несколько смятых листков исписанной бумаги, около двадцати фунтов наличными, часы с цепочкой и футляр с очками, но ничего, что хоть как-то проливало свет на его гибель. Разве что отсутствие сколько-нибудь крупной суммы денег. Ведь не собирался же Хеннеси укатить на континент с капиталом в двадцать фунтов! Кремень предположил, что убийца не захотел повторять ошибки, допущенной при убийстве Тиклера. И очистил карманы Майка от возможных улик.

Смит просмотрел листки бумаги. Один из них оказался обрывком страницы из справочника по движению поездов. Пометки карандашом подсказали инспектору, что Хеннеси держал путь на Вену.

Более интересным оказался второй листок: он был весь заполнен какими-то цифрами. Кремень не напрасно гордился своей замечательной памятью: он разу же узнал эти цифры. Перед ним была копия сфабрикованной выписки счета старика Лайна. Ею, очевидно, пользовались много раз, потому что бумага на сгибах сильно потерлась.

Смит недоуменно нахмурился. Чего это ради Хеннеси не поленился выписать эти цифры и таскал их при себе? О выписке он, значит, хорошо знал. Возможно, сам и состряпал ее? Но тогда у него были бы, помимо этого клочка, и другие данные. Тот, кто сфабриковал выписку, должен был вести скрупулезный учет похищенных со счета старого ростовщика сумм. Не мог же он брать эти цифры с потолка! Лайна провести было нелегко.

Больше ничего нового узнать о Майке не удалось. Никто вечером его не видел ни одного, ни в компании с кем-либо. Ничего не дал обыск комнат, где он проживал: ни бумаг, ни документов. Старая сберкнижка поведала не больше, чем три года назад, когда Хеннеси едва сводил концы с концами.

Инспектор вдруг вспомнил о Мэри Лейн. Благополучно ли она провела эту ужасную ночь? Услышав по телефону ее голос, он успокоился. И тут же вспомнил, что в коридоре у ее двери неотлучно находится полицейский, на пожарной лестнице дежурит другой и еще один прогуливается перед домом. Он попросил разрешения приехать поговорить.

— Обязательно приезжайте, — усталым голосом проговорила Мэри и положила трубку.

Девушку он застал в подавленном настроении. Она почти не спала и всю ночь проходила из угла в угол. Впрочем, у Кремня тоже не было оснований радоваться. Следы убийцы до сих пор не были обнаружены. Он достал из кармана и положил на стол небольшой сверток.

— Может, вы поможете…

Кремень размотал клочок замши и выложил ключ. Затем вынул из блокнота и положил на стол чек. Мэри внимательно рассмотрела чек, увидела едва заметные следы карандаша и кивнула.

— Это почерк мистера Лайна. Я уже, кажется, рассказывала, что раньше жила у него в доме. Можно сказать, вела хозяйство. Хотя, если откровенно, получалось неважно. Ладить с ним было очень трудно.

— Из-за чего?

Мэри помолчала, затем тихо, почти равнодушно продолжала:

— Ну, трудно сказать определенно, из-за чего. Его не устраивало почти все, что я делала. У него был тяжелый характер; я это почувствовала особенно хорошо, пожив рядом с ним. У мистера Лайна, к примеру, больше сорока лет были одни и те же лавочники; он никогда не менял их, хотя все время грызся с ними и торговался за каждый пенни.

Мэри пристально разглядывала ключ, поворачивая его в руках.

— Вы не подумаете, что я ужасно тщеславна, если скажу, что смогу найти человека, который убил мистера Лайна?

— Я подумаю, что вы ужасно глупы, если попытаетесь сделать это сами, — резко ответил Смит. — Этот парень не из тех, с кем можно шутить.

Мэри кивнула.

— Я прекрасно это понимаю, но… Дайте мне неделю, и я все узнаю!

— А вам не кажется, что о своих подозрениях лучше рассказать мне прямо сейчас?

Девушка покачала головой.

— Нет. Может, я ошибаюсь? Вполне естественно, что я не хочу делать из себя посмешище.

Смит поджал губы.

— Я не могу дать их вам…

— Я и не настаиваю, — быстро заговорила Мэри. — Просто сделайте кое-что для меня… Вот, например, если я попрошу изготовить дубликат ключа, вам это не трудно будет? А если найду замок, к которому он подходит, дам вам знать.

Инспектор удивленно глянул на девушку.

— Вы уверены, что можете найти этот замок?

Она кивнула. Кремень Смит вздохнул.

— Такое бывает только в книгах — а я терпеть не могу, как оно бывает в книгах. Это все выдумки, а меня от выдумок воротит! Не так и быть, мисс Лейн, сделаю. Только для вас…

К вечеру Мэри получила новенький блестящий ключ и приступила к своим поискам. Она совершенно не подозревала, что днем и ночью за ней по пятам следует полицейский. Кремень Смит отдал на этот счет краткий и не очень-то вдохновляющий приказ:

— Не спускайте с этой леди глаз. Упустите из виду, когда-нибудь получить повышение и не мечтайте!

…Прошло три дня, и весь деловой мир Лондона был взбудоражен неожиданным известием. Акции «Кассари Ойлз» стали расти в цене прямо на глазах. Еще недавно их стоимость едва превышала один фунт. Хотя первоначальная стоимость пять лет назад составляла сорок фунтов за акцию. Долгое время никто и не помышлял вернуть утраченные деньги. И вот за одну ночь их стоимость выросла с одного до тридцати фунтов и продолжала расти с каждой минутой.

Кремень Смит хоть и не держал деньги в акциях, но по роду занятий интересовался всем, что связано с финансами. Он отправился на биржу, где разузнал детали этого финансового явления. Один из биржевиков объяснил ему все:

— Месяца три назад они напали на большую нефть, и все это время бурили новые скважины. Нефти там, видимо, бездонная бочка, но они помалкивали, пока не прибрали к рукам почти все акции. «Кассари» точно поднимутся до сотни; советовал бы вам немного рискнуть. Нефть там есть — можно не сомневаться.

На риск Кремень Смит не шел ни разу в жизни, разве что иногда ставил несколько шиллингов на какую-нибудь лошадь на Дерби, которую выбирал наобум.

— Кто за всем этим стоит? — спросил он.

Биржевик пожал плечами.

— Если попробую выговорить, как их зовут, точно свихну себе челюсть. В основном, турки — тот эфенди, тот паша. Публика солидная, в основном миллионеры. Нет, аферой тут и не пахнет. Они надежны, как Английский банк. Своей конторы в Лондоне у них нет, их тут представляют «Джоулмен и Джойс».

К господам Джоулмену и Джойсу Кремень Смит и отправился. Контора напоминала осажденную крепость. Инспектор послал свою визитную карточку. Принял его мистер Джойс, старший партнер.

— К тому, что и сами можете прочесть в газетах, мистер Смит, мало что могу добавить. Акций на рынке совсем немного. Я только что сказал своему приятелю, — он надумал сыграть на этих акциях, — чтобы поберег крылышки, иначе обожжет. Единственный крупный держатель, кого я знаю, это человек по имени Моран — Лео Моран.

Лео Моран! Для Кремня не стало новостью, что этот человек сумел скупить большую часть акций «Кассари». В нем жил игрок — об этом знали в банке, знал и Кремень. Хотя он и был способен на донкихотства и благородные поступки, однако основной чертой характера банкира была прагматичность, не сочетающаяся с особой щепетильностью. Единственной и неизменной его целью многие годы было составить себе состояние, стать миллионером. Он не был женат, не имел семейных привязанностей и, помимо стрельбы и театра, почти ничем больше не интересовался. Для Кремня он был человеком, способным на убийство, А уж на подделку чеков и банковские махинации — вне всяких сомнений. Смущало одно: хотя Моран постоянно скупал акции и его финансовые операции длились годами, он не истратил ни одной очень крупной суммы. Возможно, лишь малую часть тех денег, которые делал. У этого человека были, видимо, другие, более высокие побуждения, для Кремня еще пока не ясные.


Глава 17 | Светящийся ключ | Глава 19