home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 23

Размолвка между влюблёнными

— Джим! — Ева бежала к нему навстречу с распростёртыми объятиями, хотя знала, что на неё смотрят гуляющие в парке. Джим держал в своих руках две маленькие ладошки и чувствовал себя счастливым. Нечто подобное испытывала и Ева. Им так много нужно было сказать друг другу, что они начали говорить почти одновременно, не вникая в смысл слов.

— Джим, я оставляю дом Гроутов.

— Ну, слава Богу.

— Вы говорите так торжественно и в то же время так облегчённо, как будто бы мне угрожает серьёзная опасность.

— Я уверен, что так оно и есть.

— А вас очень огорчало то, что мы так давно не виделись?

— То были самые печальные дни в моей жизни, но они канули в Лету.

— Да, чтобы не забыть, миссис Уезер уже уехала?

— А кто она такая? Я с нею не знаком.

Тут Ева вспомнила, что ничего не рассказала Джиму о последних событиях в доме Гроутов. Пришлось наверстать упущенное.

— Да, Джим, легко было заметить, что миссис Уезер терпеть не может Дигби.

— А кто вообще в состоянии его любить.

— Он знает про дело с маркизом Эстремедой. Из-за него завещание окажется недействительным.

— Нет, тут вы неправы. В завещании не сказано прямо, что Дигби — сын Гроута. А то, что он внебрачный сын миссис Гроут, не меняет сути дела.

— И когда Гроуты завладеют огромным состоянием Дентона?

— В следующий четверг. А я до сих пор не имею никаких доказательств, чтобы разрушить незаконную сделку.

И хотя разговор был несколько несвязный, они прекрасно понимали друг друга.

— Знаете, Ева, чем, больше материалов попадает ко мне в руки, тем твёрже я уверен, что вы имеете самое непосредственное отношение к делу Дентонов.

Она засмеялась и крепче опёрлась на руку молодого человека:

— Если бы от вас зависело, вы бы обязательно сделали меня английской королевой. Но вы бессильны совершить подобное, как и доказать, что я не дочь своих родителей. К тому же, я не хочу быть никем другим. Я так люблю своих покойных мать и отца.

— На первый взгляд, моя мысль действительно выглядит фантастичной. Но только на первый взгляд. У меня есть друг в Капштадте, который тоже собрал небесполезную информацию о вас.

Затем разговор приобрёл более интимный характер, Еве удалось уговорить Джима, чтобы он показал ей свою квартиру.

— Вы меня убеждали, что у вас крошечное жилище. И ввели меня в заблуждение. У вас здесь так уютно и чисто. А кто вам моет посуду?

— Каждое утро приходит старушка и наводит порядок.

Джим охотно отвечал на вопросы и с восторгом смотрел на милое его сердцу существо. Ему казалось, что он мог бы всю жизнь вот так сидеть и наблюдать за Евой, слушать её мелодичный голос.

— А теперь, молодой человек, пожалуйста к столу. Чай уже поспел и закусить есть кое-что.

Они уже собрались приступить к чаепитию, как вдруг отворилась дверь и вошла женщина. Ева сидела спиной к двери и не сразу заметила вошедшую. Она обратила на неё внимание только тогда, когда она назвала имя Джима. Женщина была очень хороша собой. Небольшая прядь седых волос не только не портила её, а придавала ей своеобразный шарм.

— Извините, мне очень жаль, что я вам помешала. Я приду несколько позже, — сказала дама и покинула комнату.

Наступило неловкое молчание. Несколько раз Джим собирался заговорить, чтобы объяснить появление незнакомки, но каждый раз не решался — пока он не мог сказать Еве, что даму зовут леди Мери Дентон.

— Она вас так просто назвала Джимом. Быть может, это одна из ваших подруг? — спросила Ева, пристально всматриваясь в глаза молодого человека.

— Не совсем так. Всё проще. Она моя соседка — миссис Фейи.

— Да, что-то я припоминаю. Но, если мне не изменяет память, миссис Фейи прикована к постели недугом. Она не первый год не выходит из квартиры.

Джим растерялся, уличённый во лжи. Он не знал, как всё объяснить Еве.

— К тому же, она очень мило назвала вас Джимом. Вы что с ней очень дружны?

— Да, мы добрые друзья… Как бы вам объяснить, Ева… Здесь есть небольшая тайна.

— А каким образом она попала в квартиру? — Не обращая внимания на неуклюжие оправдания молодого человека, продолжала своеобразный допрос Ева. — У неё что собственный ключ имеется?

— Да, у неё есть ключ. Так получилось, что иногда я оставляю свой ключ в её квартире. Но дело вовсе не в этом.

— Понимаю, понимаю. Не надо много слов. Вы не находите, что она очень хороша.

— Да, нахожу. Но, вы знаете, я как-то совсем иначе отношусь к её облику, — что-то лепетал в оправдание Джим, чувствуя себя всё более жалким, а свои доводы неубедительными.

— Так, всё очень хорошо…

— Меня часто не бывает дома, а ей нужно воспользоваться телефоном — она поддерживает связь почти со всем миром.

— Вот как! У неё такие крупные связи! И при этом она вас называет Джимом?

— А что здесь особенного. Мы просто добрые друзья. Надеюсь, Ева, вы не истолкуете наши отношения как-то иначе, — сказал он почти с отчаянием.

— Я думаю, что у вас всё будет в порядке, — сухо ответила Ева, отталкивая тарелку. — А мне пора идти. И, пожалуйста, не провожайте меня. Я сама найду дорогу.

Джим проклинал леди Мери за то, что она выбрала для своего визита такой неудачный момент. А ещё больше проклинал себя за неумение просто и ясно объяснить Еве суть дела, не раскрывая чужой тайны. Своими жалкими попытками оправдаться он только усугубил подозрение девушки.

Когда Ева вышла в коридор, дверь квартиры миссис Фейи была приоткрыта и оттуда раздался телефонный звонок. Ева грустно взглянула на Джима:

— Ваша знакомая имеет ключ от вашей квартиры, чтобы воспользоваться телефоном, которого у неё нет. Кажется, так вы говорили, мистер Джим?! Я не думала, что вы можете так лгать.

Джим молчал, провожая её взглядом, полным мольбы. Он не мог найти слов для своего оправдания. Едва он вернулся к себе, вошла миссис Фейи.

— Я очень сожалею, что помешала вам. Я не знала, что Ева у вас.

— Ничего страшного, — сказал Джим, слегка улыбаясь. — Скверно только то, что мне пришлось ей наврать. И она мне не поверила.

— Врать не нужно было. Это не умно.

— Ваше мгновенное исчезновение придало разговору какую-то подозрительную окраску.

— Я не могла остаться по многим причинам. Вы же помните, что, как и вы, я также навела справки о мисс Уэлдон? Она родилась в Рондебоше?

— Да, — сказал он безразличным тоном. — Она мне рассказала сама.

Леди Мери подала Джиму телеграмму такого содержания: «Ева Мэй Уэлдон умерла в Капштадте в возрасте двенадцати месяцев и трёх дней. Похоронена на Зоребендском кладбище. Могила номер 7963».


Глава 22 Подруга из Сомерсета | Синяя рука | Глава 24 Дочь леди Мери найдена