home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 29

Солтер предостерегает

Дигби прибыл в Лондон вечером и как раз успел к ужину. Он быстро поел и решил переодеться. Проходя мимо комнаты Евы, он увидел сидящего у двери Джексона.

— Она недавно притихла, — сказал он, улыбаясь. — Я закрыл ставни и посоветовал ей молчать, если она не хочет, чтобы с ней дурно обращались.

— А что с матерью? Вы дали ей коробку с лекарствами?

— Конечно, дал. Я давно подозревал, что она морфинистка. Сейчас ваша мать довольна.

— Мне безразлично ваше мнение, — резко оборвал его Дигби и поторопился к выходу. Ему нужно было успеть на бал, который давала леди Уолтем. Среди гостей должны были быть члены синдиката, с которыми ему предстояло переговорить. Не успел он войти в зал, как его остановил один из банкиров.

— Добрый вечер. Ваши бумаги на завтра готовы?

Дигби кивнул головой.

— Тогда всё в порядке. Правда, некоторые члены синдиката удивляются тому, что вы требуете уплаты за недвижимость наличными деньгами.

Гроут пожал плечами:

— Вы забываете, мой друг, что я в этом деле всего лишь агент и действую по поручению моей матери. А её эксцентричный характер вам хорошо известен.

— Я так и думал. А ваша мать не возражала против подписания бумаг?

— Конечно, нет.

Ответ Дигби прозвучал уверенно и спокойно, хотя он только сейчас вспомнил, что подписи матери на бумагах он ещё не получил. Откланявшись, он поспешил домой. Комната матери была заперта, но старуха сразу же откликнулась на его стук. Прошло довольно много времени, прежде чем она открыла дверь.

— Мне жаль, мама, что я тебя тревожу, но есть неотложные дела. Ты должна подписать один важный документ.

— Я ведь всё сделала, как ты хотел. Что же тебе ещё нужно от меня? Разве я не могла бы подписать эту бумагу завтра? У меня так дрожат руки.

— Ничего страшного, поставь подпись вот в этом месте, — сказал Дигби, теряя терпение.

Мать повиновалась. В эту минуту в состоянии эйфории она не понимала, что теряет всё своё имущество.

Нордлендский синдикат был только отделением громадной ассоциации. Он был создан практически с единственной целью — приобретения Дентоновской недвижимости. В этой сделке наступил ответственный момент — подписание договора. В этот день все члены синдиката собрались вместе в большом, со вкусом обставленном зале заседаний. Это были известные финансовые тузы Англии, которые нажили крупные капиталы на спекуляции недвижимостью. Сейчас они неторопливо беседовали в ожидании адвоката Беннета. Наконец, тот появился. Поздоровавшись, он сразу же приступил к делу. Весь его вид свидетельствовал о важности предстоящего момента. Он был сама независимость, облачённая в чёрный строгого покроя фрак.

— Мистер Беннет, прежде чем вы приступите к делу вы не скажете, видели ли вы сегодня своего клиента?

— Нет, милорд, — скупо ответил адвокат, раскладывая аккуратными стопками ценные бумаги.

— Странный человек этот Гроут, — продолжал лорд Уолтем. — Он не делец, а всё же ставит нас в довольно затруднительное положение. Он и на англичанина не похож, я бы принял его за южанина.

— Да, пожалуй, — вступил в разговор банкир Гуго Винд. — И вообще, странная семья эти Гроуты. Вы знаете, что его мать страдает клептоманией?

— Бог ты мой! Этого нам ещё не доставало! — воскликнул лорд.

— Это она сейчас — сумасшедшая старуха, а было время, когда миссис Гроут была одной из самых видных дам нашего города. Она часто бывала у нас, а после её ухода всегда пропадала какая-нибудь ценная безделушка. Но это её беда. А в сущности, она всё же счастливая женщина.

— Этого я бы не сказал, раз у неё такой сын, — заметил Стресел.

Это был один из опытнейших специалистов по части проведения тайных спекулятивных сделок.

— И все-таки старухе везёт. Если бы не погибла в своё время дочь Дентона, у Гроутов сегодня не было бы ни гроша за душой, — продолжал разговор Уолтем. — А вы знали леди Мери, милорд?

— Ещё бы. Я знал и её, и её дочь. Мы были дружны с Дентонами. А девочка была очень красивой.

— Вы кого имеете в виду?

Дигби тихо вошёл в зал заседаний и прикрыл за собой дверь. Его присутствие заметили только тогда, когда он задал этот вопрос.

— Мы говорим о вашей покойной кузине, дочери леди Мери Дентон.

Гроут презрительно улыбнулся.

— Все эти разговоры бесцельны.

— А вы её помните, Дигби?

— Довольно смутно. Меня не интересуют маленькие дети. Я помню, что она была у нас когда-то в доме, много шумела и ревела по всякому поводу. Впрочем, господа, давайте не будем отвлекаться от дел. Вы привели в порядок все бумаги, Беннет? Если всё в порядке, то получите и эту бумагу, которую вы мне подали на подпись.

Адвокат внимательно изучил документ и приобщил его к делу. Затем подытожил:

— Теперь всё в порядке. Приступим к делу, господа.

— Ваше требование о выплате наличными такой огромной суммы для нас было тяжёлым условием, — сказал лорд, открывая небольшой ящик. — Я не люблю держать в доме или в конторе больших денег. Пришлось нанять двух охранников.

— Я не вижу ничего удивительного в моей просьбе, — сказал Дигби с деланным благодушием. В то же время он с напряжением наблюдал за тем, как лорд вынимал пачку за пачкой банкноты и пересчитывал их.

— Мистер Гроут, нужна ещё одна ваша подпись, — обратился адвокат к Дигби.

В это время в зал вошёл секретарь.

— Господа, простите за вторжение. Но я обязан срочно передать письмо мистеру Беннету.

Адвокат вскрыл конверт, быстро пробежал текст и нахмурился.

— Это письмо от Солтера.

— А может быть, давайте завершим сделку, а потом уже примемся за чтение писем.

— Я опасаюсь, что продажа недвижимости не может состояться сегодня, так как Джон Солтер заявил предостережение.

Дигби вскочил на ноги:

— Как он смеет это делать? У него нет никаких прав для такого шага. Он больше не мой адвокат. И вообще, кто его уполномачивал? — Закричал он почти в полный голос.

Беннет посмотрел на него спокойно и равнодушно:

— Это предупреждение Солтер заявил по поручению мисс Доротеи Дентон. Согласно этому письму, она ещё жива и имеет свои права на наследство.

Наступило неловкое молчание.

— Это меняет дело, — сказал банкир Винд. — Вы, конечно, знаете, Гроут, что значит предостережение?

— Я настаиваю на том, чтобы сделка состоялась. Уверен, что старый Солтер просто мстит мне. Ведь все знают, что Доротея Дентон давно умерла. Погибла двадцать лет тому назад.

— И всё же, мы сейчас ничего не можем предпринять. Иначе мы отвечаем как покупатели за всякий ущерб, который может быть причинён наследнице. — Лорд Уолтем говорил, отделяя каждое слово небольшой паузой.

— Но я готов подписать документ об отчуждении, — горячился Дигби.

— Это безразлично. Мы не станем терять свои деньги. Если это только злая шутка, то мы беспрепятственно сможем собраться в любой другой день и заключить сделку. Но мне не верится, чтобы человек в положении Солтера и с его умом выкинул такой фортель.

С мнением лорда нельзя было не согласиться. А Дигби был вне себя от бешенства, наблюдая за тем, как пачки денежных купюр исчезали в шкатулке. Он был бессилен что-либо сделать.

— Тогда, господа, до новой встречи.

Он прыгнул на заднее сидение автомобиля и скомандовал водителю:

— Быстро к Национальному банку.

Он знал, что мать имеет на своём счету в этом банке около ста тысяч фунтов стерлингов. Это были средства, полученные от доходов с имения Дентонов. Дигби решил взять эти деньги. Через минуту его позвали в кабинет директора, и Дигби показалось, что в этот раз его встретили холоднее обычного.

— Добрый день, мистер Стевонс. Я желал бы взять вклад моей матери.

— Я рад вас видеть у нас, мистер Гроут. Присаживайтесь, пожалуйста. Я бы с большим удовольствием выдал вам деньги, но, к моему огорчению, не могу этого сделать.

— Объясните, пожалуйста.

— Сегодня утром я получил извещение, что подняты возражения против отчуждения вами Дентоновской земельной собственности. Кроме того, в городе ходят слухи, что Дентоновское состояние не перейдёт к вашей матери. По этой причине я не могу выдать вам деньги. Вы должны нас извинить. Но с собственного счёта вы можете снять любую сумму.

Собственный текущий счёт в банке у Дигби тоже был довольно солиден.

— Хорошо, я хотел бы знать, какой суммой располагаю в вашем учреждении. Я хотел бы получить её сейчас.

Гроут уже успокоился и мог рассуждать хладнокровно. Незачем пытаться пробивать стену головой, Солтера нужно одолеть хитростью. К счастью, деньги банды «тринадцати» находились в другом банке. В крайнем случае, он сумеет прикарманить всю сумму. Вскоре вернулся директор с расчётами, а ещё через несколько минут Дигби уже садился в автомобиль со вздутыми от банкнотов карманами. При выходе из банка Дигби едва не столкнулся лицом к лицу с высоким бородатым человеком. Стоило увидеть его острые внимательные глаза, чтобы догадаться, что это сыщик. Неужели ему села на хвост полиция? Пожалуй, нет. Это скорее частный сыщик от Солтера.

Дома Дигби ждала телеграмма от Вилли. «Купил „Пелеагу“. 12 тысяч фунтов. Судно идёт в Авонмау. Капитан со мной в самолёте. Приезжаю 9 часов вечера». Лицо Гроута прояснилось. Это был первый маленький успех в его большом деле. Он улыбнулся, вспомнив о Еве. Всё ещё впереди.


Глава 28 Дигби перед прыжком | Синяя рука | Глава 30 Дигби снимает маску