home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 23. «Спасайся, кто может!»

Боундри вызвал к себе в кабинет Пинто и Кью.

— Знаете ли вы, что Лолли снюхалась со Стаффордом? — начал «Полковник». — Возможно, что она уже выдала нас полиции!

— Чего же вы ждете, Боундри? Надо с ней разобраться! — воскликнул Пинто.

— Я не верю, что мисс Марч способна предать своих, — отозвался Кью.

— Кинг купил ей билет во Францию под вымышленным именем. Как вам это понравится? — сказал Ден.

— Если ей надоело у нас работать и она хочет начать там новую жизнь, то какое мы имеем право мешать ей в этом? — возразил Кью.

— Вы, кажется, недавно тоже высказывали мне похожие мысли.

— Нам всем надоело, Боундри. Спросите у Пинто. Думаю, что и он того же мнения.

Сильва вздрогнул.

— Ничего подобного! Я останусь с «Полковником» до последнего! И хочу знать, что наболтала обо мне Лолли в полиции! — возбужденно вскричал он.

— Она почти ничего не знает, — попытался успокоить его Кью.

— Лолли знает очень много, — нервно ответил Пинто, — потому что она — «Трефовый Валет»!

— Этого не может быть!

— Не только может, а так оно и есть! Вспомните: она ни разу не попадалась нам на глаза одновременно с «Валетом»! И в клинике Бойтона «Трефовый Валет» появился вскоре после того, как Лолли вышла на улицу! Она обошла дом, влезла через окно, переоделась во все черное и улеглась в постель вместо Мези!

— Это — гнусная ложь! — раздался голос «Трефового Валета». — Не могла же женщина повесить апаша!

«Полковник» и Сильва переглянулись и дружно уставились на Кью.

— Вы слышали? — спросил Ден. — Или у нас с Пинто галлюцинации?

— Слышал. И считаю, что он прав.

Сильва зарычал и двинулся к двери.

— Бросьте, Пинто, — сказал «Полковник». — Вы опять никого там не найдете!

— Вы не заметили ничего особенного в его голосе? — спросил Кью.

— Нет. А что заметили вы?

— Голос звучал как-то неестественно. Словно из репродуктора.

Боундри и Сильва тщательно осмотрели помещение в поисках замаскированного громкоговорителя, но ничего подозрительного не обнаружили.

— А вы почему не помогаете искать, Кью? — осведомился Ден.

— Я думаю…

— О «Трефовом Валете»?

— Нет. О Лолли Марч.

— Уж не влюбились ли в нее? — съязвил Пинто.

— А если бы и так? Какое вам дело?

«Полковник» присвистнул.

— Кажется, в нашу тусклую, будничную жизнь проникла романтика, — протянул он. — Теперь понятно, почему вы, Кью, так защищаете милейшую мисс Марч! Впрочем, я не желаю ей зла. Просто считаю, что в сложившихся обстоятельствах ей лучше уехать из Англии. Тут скоро станет жарко. И я хочу избавить ее от лишних неприятностей.

— Вы просто боитесь за свою шкуру, Ден, — сказал Кью.

— Конечно. Ведь она у меня одна.

В кабинет «Полковника» вошли мисс Марч и Сельби.

— Вы готовы? — спросил Ден у своего агента.

— Да, — ответил тот.

— Ждите внизу у подъезда, — распорядился «Полковник».

Агент вышел.

— Вас, Лолли, обвиняют в том, что вы связались с полицией, — сказал Боундри.

— Я встречаюсь со Стаффордом Кингом по вашему поручению, «Полковник», — ответила она.

— Отговорки! — повысил голос Ден. — Это не объясняет, почему он решил оплатить ваш билет во Францию!

Мисс Марч вздрогнула.

Боундри подошел к ней вплотную и в упор посмотрел ей в глаза.

— Будьте умницей, Лолли, — ласково проговорил он, — и скажите нам правду.

— Я скажу вам правду, — ответила девушка после некоторого колебания.

— Ну? Мы слушаем.

— Мне надоело, «Полковник», быть тем, что я есть сейчас. Я хочу уехать отсюда и начать жить заново. Спокойно и честно.

— Честные сидят без денег, — заметил Ден.

— А что я у вас заработала? — возмутилась Лолли. — Даже билет не смогла оплатить из своего кармана!

— Так мистер Кинг занялся благотворительностью? Или он любит вас? — спросил Боундри.

Кью внимательно посмотрел на мисс Марч.

— Нет, — сказала она. — Он не любит меня. Мне кажется, он помог мне потому, что я пыталась помешать Пинто… там, в клинике… когда он хотел воспользоваться беспомощностью Мези Уайт.

— Вот как, Сильва? Вы мне об этом не рассказывали! — захохотал Боундри.

— А о том, что он избил меня, чтоб я ему не помешала?

— Подонок! — пробормотал Кью.

— Возможно, Лолли, что Стаффорд действительно решил таким образом выразить вам свою благодарность, — задумчиво проговорил «Полковник». — Но неужели он не пытался выведать что-нибудь о наших делах?

— Нет, — твердо ответила мисс Марч.

— Неужели вы ей верите? — вскричал Пинто. — Это она издевалась над нами под маской «Трефового Валета» и только что говорила с нами от его имени! Она врет, что я ее избил и пытался добраться до Мези Уайт! Значит, она врет и о том, что не донесла на нас в полицию!

Возмущенная Лолли закатала рукава и продемонстрировала огромный синяк.

— Могу показать и в других местах! — заявила она.

— Мало ли кто вас отколотил, — парировал Пинто. — Докажите, что я имею какое-то отношение к вашим синякам!

— Хватит, — сказал Кью. — Вот уж действительно гнусная ложь!

И, не тратя больше слов, он так двинул Пинто в челюсть, что тот покатился по полу через всю комнату.

— Прекратите, Кью! — крикнул «Полковник».

Сильва с трудом встал на ноги.

— Это тебе даром не пройдет! — шептал он, глядя на своего противника налитыми кровью глазами.

Кью повернулся к нему спиной и положил руку на плечо Лолли.

— Я верю вам, — сказал он. — Вы приняли разумное решение. Я тоже подумываю о том, чтобы уехать отсюда…

Мисс Марч с интересом посмотрела на Кью.

— Послушайте, — вмешался «Полковник», — я тоже думаю, что Лолли надо уехать и притом как можно скорее. События развиваются так быстро, что ей нельзя оставаться здесь даже до завтра. Когда уходит ваш пароход?

— Через неделю, — сказала Лолли, не отрывая взгляда от лица Кью.

— Это слишком поздно! — с отчаянием в голосе проговорил Боундри. — «Трефовый Валет» наступает нам на пятки! Вы должны бежать сегодня же, сейчас же! Я помогу вам! Куда вы хотите уехать?

— Во Францию, — растерянно ответила Лолли.

— Внизу, у подъезда ждет в машине Сельби. Скажите ему, что вам надо попасть во Францию, и утром вы уже будете там! Скорее! — кричал «Полковник», подталкивая девушку к двери. — Скорее! Иначе будет поздно!

— Ждите меня в порту Кале ровно через неделю в это же время, — сказал Кью, обращаясь к мисс Марч. — Около маяка. Будете?

— Буду, — ответила, покраснев, Лолли и вышла.

«Полковник» закрыл за ней дверь и обернулся.

— Что вы делаете! — заорал он, увидев, что Пинто намеревается метнуть нож в спину Кью.

Услышав крик Дена, Кью оглянулся и резко наклонился вперед.

Нож просвистел над ним и глубоко вонзился в панель.

— Сильва, — проревел Боундри, — вы совсем рехнулись? Мне только не хватало, чтобы в моем кабинете полиция обнаружила труп!

Далее последовал поток настолько грязной брани, что Пинто не смог бы найти достойного ответа, даже если бы у него от злобы не перехватило дыхание.

Исчерпав весь запас ругательств, Ден сказал:

— Сядьте оба и слушайте!

Сильва опустился на стул.

Кью отрицательно покачал головой:

— Я не верю вам, «Полковник». Вы только что спасли мне жизнь, значит, я вам еще нужен. Когда же надобность во мне отпадет, вы поступите со мной так же подло, как с Солом Уайтом. Ден, вы уверены, что Сельби довезет Лолли во Францию живой?

Боундри не нашел, что ответить.

Кью распахнул дверь и выбежал вон из кабинета.

— Он слишком догадлив, черт бы его побрал! Она вообще не доберется до Франции, — сказал «Полковник».

— Догнать его? — кровожадно спросил Пинто.

— Вытащите лучше из стены свою зубочистку, — презрительно отмахнулся Боундри и поспешно выглянул в окно.

Машина все еще стояла у подъезда.

— Что бы это значило? — озабоченно пробормотал Ден.

Сильва потянул рукоятку ножа, но она не двинулась с места.

Лезвие прочно застряло в стене.

Пинто злобно сплюнул, резко, изо всех сил, дернул нож — и вырвал его вместе с куском обшивки стены.

— Что это, «Полковник»? — вскрикнул Сильва, увидев в образовавшейся дыре какие-то непонятные ему круглые предметы.

— Вы и тут не могли не наломать дров! — проворчал Ден, заглядывая в дыру.

— Черт побери! — сказал он секунду спустя, отобрал у Пинто нож и значительно расширил отверстие.

От круглых предметов вглубь стены уходили провода.

— Это же микрофон и громкоговоритель! — воскликнул Боундри. Как же я, осел, раньше не догадался, зачем «Трефовый Валет» испачкал мне стену краской! Значит, рабочие фирмы «Ли и Холл» были подкуплены «Валетом» и поставили под панелями эту дрянь!

— Что дальше делать? — спросил Пинто.

Ден сунул ему нож.

— Расковыряйте стену и посмотрите, куда идут провода.

Сильва взялся за дело.

В кабинет вихрем вбежал Кью.

— Где Лолли, «Полковник»? — угрожающим тоном крикнул он.

— Спросите об этом у Сельби, — огрызнулся Боундри. — Он ждал ее внизу, у входа в подъезд.

Кью кивнул.

— Он и сейчас там. Но мисс Марч подъезда не выходила. Что вы с ней сделали?

— Может быть, она вышла через другой ход? — предположил Сильва, лихорадочно орудуя ножом.

— В этом доме нет другого хода, — сказал Кью и притянул к себе Боундри за лацканы пиджака. — Где Лолли?

— Не знаю!

— Провода идут вниз, «Полковник»! — воскликнул Пинто. — А что там, под нами?

— Фирма «Ли и Холл»! — вскричал Боундри, хлопая себя по лбу. — Скорее вниз! И Лолли скрылась там, больше ей деваться некуда!

Трое мужчин с пистолетами наготове сломя голову помчались по коридору, а затем — вниз по лестнице.

Офис фирмы «Ли и Холл» был закрыт.

— Надо вышибить дверь, — возбужденно проговорил Пинто и размахнулся.

— Тихо! — осадил его «Полковник», вынимая из кармана отмычку.

Войдя в офис, они увидели обычные конторские помещения.

Обойдя несколько комнат, Боундри вдруг нагнулся и поднял с пола дамский носовой платок, на котором была вышита изящная буква «Л».

— Вам этот платок не знаком? — осведомился Ден.

— Нет, — буркнул Пинто, едва взглянув.

— Он принадлежит Лолли, — уверенно сказал Кью.

— Вот здесь она и была, пока вы ее искали, — сказал Боундри. — Она пряталась в этой конторе вместе с «Трефовым Валетом»!

Он пошел дальше.

Кью и Сильва последовали за ним.

В самой дальней комнате они увидели на столе усилитель с микрофоном и наушниками.

От усилителя отходили провода.

Они проходили по стене и исчезали в потолке.

— Вот тут он и сидел, подслушивая наши разговоры, — сказал Ден, — и отсюда же говорил те слова, которые раздавались в моем кабинете.

«Полковник» надел наушники.

— Сильва, поднимитесь ко мне. Я хочу проверить, насколько тут хорошо слышно.

Пинто вышел из комнаты.

Минуту спустя Боундри услышал через наушники, как хлопнула входная дверь его офиса.

Потом скрипнула дверь кабинета.

— Пинто, вы меня слышите? — спросил «Полковник».

— Да, — донесся ответ.

— Хорошо?

— Как будто вы рядом со мной.

— А теперь скажите что-нибудь шепотом, — велел Боундри.

Пинто пробубнил себе под нос несколько строк из песенки, которую он почти каждый вечер слышал со сцены «Орфеума».

Ден расслышал каждое слово совершенно отчетливо.

Отложив наушники, он вместе с Кью вышел на лестницу и запер за собой дверь.

Оба молча направились в кабинет «Полковника».

Боундри сел в свое кресло и жестом пригласил остальных последовать его примеру.

— Положение совершенно ясно, — сказал он. — Суть его выражается в трех словах: «Спасайся, кто может!» Приведите в порядок ваши дела. Завтра мы ликвидируем наше предприятие и поделим деньги. Передайте Сельби, чтобы он ехал к себе домой. Завтра он мне понадобится.

Отпустив компаньонов, «Полковник» поехал в Твикенхэм.

Там он поднялся на борт яхты «Меркурий», вынул из трюма мину замедленного действия и швырнул ее за борт.


Глава 22. «Полковник» готовится к бегству | Трефовый Валет | Глава 24. Дележ