home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 8. Две неудачные сделки Боундри

Мистер Кью привел к «Полковнику» гостя.

Это был неряшливо одетый человек с плохо расчесанной бородой и сверкающей лысиной.

Он выглядел, как банкрот, хотя ему ничего не стоило бы выписать чек на несколько сотен тысяч фунтов.

— Фабрикант Том Кротин, глава фирмы «Кротин и Компания», — представил его Кью.

— Так вы и есть господин Боундри? — спросил фабрикант у хозяина дома.

Ден слегка поклонился и пригласил гостей к роскошно сервированному столу.

— Я очень рад, что познакомился в своем клубе с капитаном Кью, и что он представил меня вам, мистер Боундри.

— Я тоже очень рад нашему знакомству, — ответил Ден и незаметно для Кротина подмигнул Кью.

Тот кисло улыбнулся.

— Я читал в газетах о вашем судебном процессе, — продолжал фабрикант. — И на меня произвели глубокое впечатление спокойствие и достоинство, с которыми вы вели себя в зале суда. Я тогда сказал об этом жене. Она у меня настоящая светская дама и способна оценить истинное благородство. Когда я на ней женился, она занимала блестящее положение в обществе…

— Она — дочь лорда Уэнтуорна, — проговорил Боундри. — Вы женились пять лет назад и этот брак обошелся вам в сто тысяч фунтов стерлингов, которые ушли на уплату долгов лорда.

Кротин вытаращил глаза:

— Откуда вам это известно?

— Вы же понимаете, что я должен знать все и обо всех, чтобы иметь возможность совершать те преступления, в которых меня обвиняют.

— Я не сомневаюсь, сэр, что выдвинутое против вас обвинение не имело под собой никаких оснований…

— Вы ошибаетесь, — невозмутимо перебил его Ден. — Вот уже двадцать лет я зарабатываю деньги тем самым способом, за который меня пытались судить: скупаю предприятия за десятую часть их действительной стоимости.

Мистер Кротин онемел от изумления.

— По всей стране рассыпаны мои агенты, разыскивающие скандальные факты из биографий состоятельных людей.

Фабрикант встал и бросил на стол салфетку.

— Куда же вы, сэр? Ведь мы еще не кончили ужинать! — сказал Боундри.

— Неужели вы не понимаете, что после вашего признания я не могу оставаться в вашем доме?

— Вы не уйдете отсюда до тех пор, пока не продадите мне свою Риверборнскую фабрику.

— Я не намерен ее продавать и не вам ее купить! — закричал Кротин.

— Денег у меня хватит, потому что вы отдадите мне ее очень дешево.

— За сколько же, интересно знать?

— Предлагаю вам тридцать тысяч фунтов, — сказал Ден.

— Она стоит более двухсот тысяч!

— Всего? А я исходил из расчета, что она стоит триста тысяч.

— Вы дурак или сумасшедший?

— И то, и другое. Но не я, а вы. Спросите хотя бы у Мегги Дольмен.

При упоминании этого имени фабрикант побледнел, как полотно, и снова опустился на стул.

— Она работала на фабрике вашего отца, когда вы были еще юнцом, — продолжал Боундри. — Вы влюбились по уши и однажды поехали с ней в Блэкпул. Помните? Это было на Пасху. Подходящее время для венчания.

Кротин молчал.

— Вы женились на ней, но, боясь отца, держали свой брак в тайне. Шли годы… Мегги тихо жила в подаренном вами маленьком домике и довольствовалась скромной рентой. Так как она была бездетна, вы женились вторично, причем не позаботились предварительно расторгнуть тайный брак.

— Все это требует доказательств, — хрипло сказал фабрикант.

— Нет ничего проще. Вы сами себя выдали, регулярно переводя деньги Мегги от вашего собственного имени. Мои люди обыскали ее дом, — разумеется, в ее отсутствие, — и обнаружили брачное свидетельство. Оно находится у меня. Так кто же из нас дурак и сумасшедший?

— Видимо, я, — простонал Кротин.

— Тогда пишите купчую. Мистер Кью, дайте гостю перо.

Фабрикант неожиданно взревел, как бык, и бросился на Дена.

Однако силы были слишком уж неравны.

Боундри схватил противника за воротник и стал трясти, как делает бульдог, поймавший крысу.

При этом Ден рычал:

— Я сверну вам шею!

Затем он швырнул фабриканта на стул и рявкнул:

— Пишите!

— Вы за это поплатитесь! — взвизгнул Том Кротин.

— Обязательно. Тридцатью тысячами фунтов. Пишите!

Раздался негромкий стук.

— Кто там еще? — недовольно спросил Боундри.

Дверь медленно отворилась.

— Позвольте войти, «Полковник»!

Это был «Трефовый Валет».

— Черт бы вас побрал, это опять вы? — закричал Боундри. — Что вам нужно?

— Помешать Иакову продать свое первородство за чечевичную похлебку.

— Не суйтесь не в свое дело! — бросил «Полковник».

— Мистер Боундри, будьте так добры, отдайте Иакову его похлебку бесплатно, — вежливо сказал человек в маске.

— Не отдам! Убирайтесь!

— Брачное свидетельство — на стол! Живо!

В руке «Трефового Валета» появился пистолет.

«Полковник» швырнул на скатерть бумагу и отвернулся.

— Неужели вы думаете, мистер Кротин, что эти люди удовлетворились бы вашей фабрикой? Они каждый год являлись бы к вам требовать все новых и новых жертв. И это продолжалось бы до тех пор, пока вы не остались бы нищим или не умерли. Забирайте вашу бумагу и уходите как можно скорее!

«Трефовый Валет» вытолкал растерявшегося фабриканта из комнаты.

Между тем «Полковник» опомнился.

— Я не знаю, кто вы такой, — сказал он, — но хочу предложить вам сделку. Я обещал тому, кто поймает вас, сто тысяч фунтов. Даю эту сумму вам при условии, что вы оставите меня в покое!

— Вы могли бы с таким же успехом предложить мне сто миллионов и полцарства в придачу, — ответил «Валет».

С этими словами он вытащил из дверного замка ключ и сунул его в карман.

Затем вышел из комнаты и захлопнул за собой дверь.

Боундри и Кью оказались в ловушке, поскольку «Полковник» в свое время позаботился о том, чтобы у него в доме были очень прочные двери.

— Скорее к окну! — воскликнул Ден.

Они распахнули окно, высунули головы наружу — и увидели, как из подъезда нетвердыми шагами вышел Том Кротин.

— Сейчас вслед за ним появится «Трефовый Валет», причем без маски, — лихорадочно шептал Боундри. — Не станет же он привлекать к себе всеобщее внимание на улице!

Кто-то вышел из подъезда.

— Это женщина! — изумленно воскликнул Кью.

— Она поворачивается в эту сторону… Смотрите, смотрите! Да это же…

— Мези Уайт, — закончил за «Полковника» Кью.


Глава 7. Три отставки | Трефовый Валет | Глава 9. Мези или Соломон?