home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 20

Адриан возвратился в Уинтерли после двухнедельного отсутствия.

Он привез с собой выданные английским судом и церковью документы о признании брака недействительным. Адриан рассчитывал, что его визит в имение будет кратким. Он хотел, чтобы Вайолет подписала бумаги, собрала свои вещи и уехала к родителям в графство Суррей. Герцог был намерен сопровождать ее. Сдав ее с рук на руки, он хотел объяснить все Брентфордам, а затем уехать. Все остальные дела, связанные с юридическим решением вопроса об их браке, должны были впоследствии вести адвокаты.

Приехав в Уинтерли, герцог переоделся, немного поел и сел разбирать корреспонденцию, накопившуюся за время его отсутствия. Закончив это занятие, он позвонил в колокольчик. Откладывать тяжелый разговор больше не имело смысла.

– Будьте так добры, – обратился Адриан к явившемуся на его зов Марчу, – попросите… гм… мою жену спуститься в гостиную.

Дворецкий застыл на месте, глядя куда-то мимо герцога.

– Боюсь, что я не смогу выполнить это распоряжение, ваша светлость, – отвечал он.

Адриан нахмурился.

– Что вы хотите этим сказать? – грозно спросил он. Однако на лице Марча не дрогнул ни один мускул. Дворецкий явно не одобрял поведения господина. Вернувшись в имение, Адриан почувствовал, что отношение к нему слуг изменилось. Оно больше не отличалось теплотой.

– Я хочу сказать, ваша светлость, что герцогини сейчас здесь нет.

– Что такое? Я не ослышался?

– Ее светлости нет в усадьбе, – повторил дворецкий.

– В таком случае где же она? Может, она уехала в гости к кому-нибудь из соседей?

– Нет, ваша светлость.

– Да говорите же вы, черт возьми, куда подевалась моя жена?! – вспылил герцог.

– Я этого не знаю. Недели две назад ее светлость собрала свои вещи и уехала вместе с горничной и собакой.

– Две недели назад? – изумился Адриан. – И она забрала с собой Горация?

– Да, именно так. Она велела заложить карету, и Уортон отвез ее в гостиницу на побережье в Дерби.

Адриан помрачнел.

– И что потом?

– А потом она приказала ему вернуться в имение. Уортон не хотел оставлять ее одну и дождался прибытия почтового дилижанса. Ее светлость и горничная благополучно сели в экипаж. Правда, с собакой возникли проблемы. Однако ее светлость уладила их, оплатив все пассажирские места.

– И он позволил ей уехать?

– Да, ваша светлость. Удержать ее Уортон мог только силой. Адриана охватила ярость. Но к ней примешивался страх.

Он прекрасно знал, почему Вайолет покинула усадьбу. Но куда она отправилась?

– В каком направлении уехала моя жена?

– В южном. Дилижанс следовал в Бристоль.

В Бристоль? Может, у Вайолет были там знакомые? Нет, вряд ли она кого-нибудь знала в этом людном порту, где царила суета и откуда можно уехать в любую точку Англии. И не только Англии.

– Почему мне сразу же не сообщили о ее отъезде? – спросил Адриан.

Марч впервые за время их разговора смутился.

– Ее светлость велела мне ничего не сообщать вам. Это, конечно, не мое дело, но должен сказать вам, что раздор, произошедший у вас, не остался незамеченным прислугой.

– Вы правы, это не ваше дело, – резко произнес Адриан. – Вы ничего не знаете о его причинах.

Марч упрямо вскинул голову.

– Герцогиня чуть не плакала, когда уезжала из усадьбы, – заявил он. – И еще я знаю, что она чувствовала себя глубоко подавленной после вашего разговора, состоявшегося в кабинете. Ее светлость просила меня передать вам вот это.

И дворецкий протянул своему господину письмо.

– Я уже два часа как дома! – с упреком воскликнул Адриан, схватив его. – Почему вы до сих пор не передали мне это послание?

Марч бросил на герцога мрачный взгляд.

– Я хотел посмотреть, сколько времени вам понадобится на то, чтобы заметить отсутствие ее светлости, – ответил он и, поклонившись, вышел из комнаты.

Если бы старина Марч не служил в доме еще во времена отца Адриана, то последний уволил бы его за дерзость. Кипя от гнева, Адриан подошел к окну гостиной и вскрыл письмо.

«Адриан!

Когда вы получите это письмо, меня уже не будет в имении. Я уехала, взяв с собой Агнесс и Горация. Они будут защищать и поддерживать меня в дороге. Я не хочу, чтобы вы знали, куда я направляюсь. Впрочем, вам, наверное, это все равно. Главное, что я уехала и больше не буду вам докучать. Не волнуйтесь, я не буду навязываться вам, потому что знаю, что вы ненавидите меня. Я и сама себя кляну за обман, за то, что навлекла позор на вас и всю вашу семью. Но все это я сделала не нарочно. Я не хотела причинять вам зло. Я знаю, что мне нет прощения. И все же я солгала бы, сказав, что полностью раскаиваюсь в содеянном. Это любовь толкнула меня на опрометчивый поступок, и я не могу сожалеть о тех днях счастья, которые мы вместе пережили.

Надеюсь, мой отец вернет вам деньги, которые вы дали ему накануне свадьбы. Хотя, возможно, к моему стыду, он уже потратил их. Я взяла с собой только несколько личных вещей. Все остальное, включая обручальное кольцо, я оставила в усадьбе. Если мы, как вы утверждаете, не женаты, то я не имею права носить его.

Желаю вам счастья.

Вайолет».

Адриан дважды прочитал письмо, но так и не обнаружил в нем даже намека на то, куда уехала Вайолет.

Смяв листок бумаги, он быстро подошел к двери гостиной.

– Марч! – крикнул герцог. – Собери слуг, всех до одного! Я хочу поговорить с ними!

Спустя полтора месяца, шагая по улицам Лондона, Адриан думал о том, что ему так и не удалось установить местонахождение Вайолет.

Как одержимый, он искал следы пропавшей жены. Герцог начал с опроса слуг. Он поговорил с каждым, включая садовников и судомоек. Но никто из них ничего не знал. Все в доме в один голос заявляли о том, что обожали госпожу, и молили Бога, чтобы она быстрее вернулась.

Адриан обыскал комнаты Вайолет, перевернув все кверху дном и перерыв вещи в ящиках комодов и шкафах. Найдя оставленные ею драгоценности, он невольно вспомнил, как великолепно выглядели кольца на ее изящных руках и как шло Вайолет роскошное ожерелье, подаренное им.

В письме Вайолет утверждала, что взяла с собой лишь несколько личных вещей. И это на самом деле было так. Увидев, что ее гардероб набит красивыми яркими нарядами, Адриан получил еще одно доказательство того, что имел дело с Вайолет, а не с Джанет. Последняя ни за что не оставила бы такую роскошную одежду.

Придя в отчаяние, Адриан покинул имение и отправился в Дерби, в ту гостиницу, где останавливалась Вайолет. Там он расспросил постояльцев, владельца и служанку, которая подавала чай Вайолет и ее горничной, пока те дожидались почтового дилижанса. Все они хорошо запомнили знатную даму с огромной собакой. Однако никто понятия не имел, куда она направлялась.

В течение следующих двух недель Адриан, хорошо заплатив кучеру почтового дилижанса, в котором ехала Вайолет, сумел узнать о ее дальнейших продвижениях. Следы Вайолет терялись в Лондоне.

Здесь она словно растворилась. Адриан несколько дней провел в столице, нанося визиты в те дома, в которых она часто бывала, однако все было тщетно. К несчастью, эти места любила посещать именно Джанет, а не Вайолет. Адриан, скрывая свои истинные чувства и намерения, поговорил с подругами Джанет, попытавшись выведать у них, куда могла уехать герцогиня, но все напрасно. Он даже послал письмо родителям сестер, придумав историю о том, что его жена будто бы отправилась навестить друзей в графство Суррей и, возможно, заедет к ним. Однако Брентфорды ответили, что Джанет к ним не приезжала.

В конце концов Адриан, подавив самолюбие, решил снова проведать младшего брата в Оксфорде. Кит попросил его подробно рассказать об обстоятельствах отъезда Вайолет и, выслушав Адриана, с грустной улыбкой покачал головой. Он тоже не имел представления, куда уехала его невестка, и насмешливо заверил брата, что не прячет ее в своей комнате. А затем Кит спросил его, зачем он ищет Вайолет. Ведь если Адриан ненавидит ее, то должен радоваться, что она навсегда покинула его дом.

Кит был прав. Адриан и сам не знал, почему ему так отчаянно хотелось найти Вайолет, несмотря на боль, которую она ему причинила. Она постоянно лгала и унижала его достоинство. Адриан ненавидел ее. Во всяком случае, он внушал себе эту мысль. Тем не менее исчезновение Вайолет не давало ему покоя. Он постоянно думал о том, где она сейчас, что делает, в безопасности ли она, какие чувства испытывает.

Она снилась ему каждую ночь. Иногда он видел во сне, что ей грозит смертельная опасность. Растерянная и испуганная, Вайолет находилась во власти какого-то злодея и, плача, молила о помощи. Адриан просыпался в холодном поту, с сильно бьющимся сердцем и потом долго не мог уснуть, глядя в темноту и думая о Вайолет.

Но порой его сны были исполнены соблазна. Вайолет дразнила, обольщала, искушала его. Эти видения были очень схожи с реальностью. Вайолет вновь принадлежала ему, как в первые месяцы их брака, когда они были счастливы. Но пробуждение приносило Адриану жестокое разочарование. Все его тело ломило от неутоленного желания, а голова раскалывалась. Вопреки всему он все еще хотел ее.

Впрочем, душевные муки Адриана не шли ни в какое сравнение с физическими. Теперь он поражался тому, что в течение нескольких месяцев принимал Вайолет за Джанет. Правда, она сделала все, что было в ее силах, чтобы обмануть его. Однако теперь, когда гнев Адриана поулегся, он оглядывался назад и видел, как разительно Вайолет отличалась от сестры.

Вайолет выдавали невинность, робость, способность постоянно смущаться и краснеть, любовь к чтению, которую заметил Адриан, несмотря на все ее попытки тайно посещать библиотеку. Герцогиня быстро вошла в круг домашних обязанностей и прекрасно понимала, что муж не может все время увиваться вокруг нее. Все это тоже о многом говорило. Адриан не мог забыть их тихие мирные вечера в усадебном доме. Его жена была добра со слугами и любила простые удовольствия, природу, музыку, искусство. Она всем сердцем привязалась к бродячей собаке, на которую другие дамы даже не посмотрели бы.

Оглядываясь назад, Адриан с удивлением спрашивал себя, как он мог не замечать очевидного. Возможно, он боялся правды, не хотел признаться себе, что первоначально сделал неправильный выбор?

Брак с настоящей Джанет принес бы ему одни беды. Вайолет сделала его счастливым. Но он прогнал ее. Где она сейчас? Англия, конечно, не была такой уж огромной, чтобы в ней нельзя было отыскать маленькую хрупкую женщину. Но может быть, Вайолет уже покинула родину. Куда она направилась? К своей сестре? Неужели, пока он метался по стране, близнецы нежились под теплым итальянским солнышком?

Адриан остановился и, подняв глаза, только сейчас понял, что находится перед книжным магазином Хатчарда. Он и не заметил, как пришел сюда. Адриан переступил порог магазина; колокольчик у двери зазвенел, словно голосок певчей птички.

Два месяца назад он заказал здесь книги, и они наконец поступили. Пока служащий ходил за ними, Адриан подошел к рядам шкафов, чтобы посмотреть новинки.

Стоявшая у полок молодая женщина обернулась, услышав его шаги, и, узнав герцога, сделала реверанс.

– Добрый день, ваша светлость, – промолвила она. Адриан поклонился.

– Мисс Хаммонд? Простите, что я сразу не заметил вас. Вы тоже пришли сюда пешком? В это время дня приятно прогуливаться по городу.

– Да, вы правы, я люблю пешие прогулки.

Она замолчала, возникла неловкая пауза. Элиза поспешила прервать ее:

– Как поживают ваши родственники?

– Спасибо, хорошо. А ваши?

– Прекрасно. Моя тетя и кузен решают сейчас, следует ли нам оставаться в городе. Выезды в свет стоят больших денег.

Адриан прекрасно понимал, о чем идет речь. Наступавший светский сезон был третьим в жизни Элизы Хаммонд. Выезжая в общество, она могла предпринять очередную попытку найти себе мужа. Насколько знал Адриан, пока еще никто не делал ей предложения. Он уже хотел закончить разговор и двинуться дальше вдоль полок с книгами, но тут слова Элизы привлекли его внимание.

– Я получила письмо от вашей свояченицы, – сказала она.

– От Вайолет?

– Да. Она продолжает путешествие по континенту. Недавно она с тетушкой побывала в Риме, и ей очень понравился город. Вайолет пишет, что собирается скоро вернуться в Англию.

– Правда? Это хорошие новости.

– Поблагодарите, пожалуйста, вашу жену за то, что она любезно согласилась пересылать сестре мои письма.

У Адриана застучало в висках от волнения.

– Она пересылает ваши письма Вайолет? Я и не знал об этом.

– Да, она сама предложила мне свою помощь несколько месяцев назад. Вы, наверное, закончив дела в столице, скоро поедете к ней в Дорсет, и у вас будет возможность поблагодарить ее от моего имени.

– В Дорсет? Элиза нахмурилась.

– Ну да… Именно туда я недавно отправила письма, которые Джанет должна будет переслать Вайолет. Ее светлость сообщила мне, что хочет пожить в вашем милом доме, расположенном на побережье.

В ушах Адриана зашумела кровь. Так, значит, Вайолет отправилась в усадьбу, находящуюся в Дорсете. О Боже! Он постарался скрыть свое волнение.

– Совершенно верно. Несколько недель назад она поехала на побережье, а я отправляюсь туда в самое ближайшее время. Рад был повидаться с вами, мисс Хаммонд. А теперь разрешите откланяться, мой заказ уже готов.

Он поклонился и быстро вышел из магазина, забыв взять с прилавка стопку книг. Продавец проводил его растерянным взглядом.

Гораций бежал по тропинке, вьющейся между невысокими скалами, которыми пестрела вся местность. Время от времени он останавливался, привлеченный каким-нибудь запахом, и с интересом обнюхивал камни и пробивавшуюся траву. Вайолет не спеша следовала за ним.

Холодный порывистый ветер трепал ее волосы, собранные на затылке в пучок и заколотые шпильками, и развевал широкие юбки. Он был похож на озорного эльфа, не дававшего ей покоя. Впрочем, Вайолет не сердилась на него. На душе у нее было грустно и тревожно. Ветреная, обещавшая бурю погода соответствовала ее настроению.

Море штормило. На берег с грохотом накатывали стальные волны, увенчанные белыми пенными гребнями. Сквозь серые тучи, затянувшие небо, проглядывало тусклое полуденное солнце.

– Пойдем, мой мальчик! Пора возвращаться! – крикнула Вайолет.

Гораций навострил уши и побежал к хозяйке.

Да, настало время вернуться в дом, забрать вещи и двинуться дальше. Ее семейная жизнь с Адрианом не удалась. Между ними все было кончено. И как ни пугала Вайолет мысль о самостоятельной жизни, необходимо набраться мужества и действовать. Не могла же она вечно прятаться здесь, на побережье.

Два месяца назад, когда Вайолет приехала в наемном экипаже в усадьбу вместе с горничной и Горацием, чета Гриммов встретила ее с распростертыми объятиями. Никто не задавал ей вопросов, хотя слуг удивила ее просьба не сообщать герцогу, что она остановилась здесь. Миссис Гримм суетилась вокруг нее, словно курица-наседка, готовила горячие обеды и уговаривала отведать ее стряпню. Но у Вайолет не было аппетита.

Для нее были приготовлены те же комнаты, в которых она жила в медовый месяц. Когда она переступила порог знакомой анфилады, на нее накатили воспоминания о счастливых днях, проведенных здесь. Тогда Адриан смотрел на нее со страстью и нежностью, и в его глазах не было той ледяной ненависти, от которой по спине Вайолет пробегали мурашки.

Мысли о муже не покидали Вайолет ни днем, ни ночью, ни в доме, ни на прогулках по побережью. Каждый вечер, ложась в постель, она долго плакала, прежде чем уснуть. Ей не следовало приезжать сюда. Впрочем, в доме ей было уютно. Да и где еще она могла найти себе пристанище? Вайолет ни за что бы на свете не поехала к родителям. Если же она обратится за помощью к брату, то он скорее всего сначала посмеется над ней, а потом выставит за дверь.

Что же касается Джанет, то от нее вряд ли можно ожидать поддержки. У сестры не было ни денег, ни собственности. Она полностью зависела от родителей.

На тетушку Агату тоже нельзя рассчитывать. Она с порога начала бы расспрашивать племянницу, почему та бежала из Англии, бросив мужа. Кроме того, Агата наверняка известила бы всех родственников и знакомых о приезде «Джанет».

Кит тоже был не в состоянии помочь своей невестке. Он учился в университете и не мог бы предоставить ей кров.

Вайолет вдруг вспомнила о своей подруге Элизе. Та, конечно, в конце концов простила бы ей ложь и обман и сжалилась бы над ней. Но она, как незамужняя женщина, полностью зависимая от своих родственников, не смогла бы оказать ей помощь.

Вайолет с ужасом поняла, что она одинока в этом мире.

Придя к столь неутешительному выводу, она весь последний месяц искала выход из положения. У нее была небольшая сумма, которую она скопила, экономя то щедрое пособие, которое Адриан выплачивал ей на содержание. Этих денег хватит на несколько месяцев скромной жизни. Но после того как они закончатся, Вайолет нужно будет самой зарабатывать себе на жизнь. Агнесс она, конечно же, отпустит, снабдив ее рекомендательными письмами.

Но что делать с Горацием? У Вайолет сердце кровью обливалось при мысли о том, что ей придется бросить бедного пса. Однако у нее не было другого выхода. Ему требовалось столько же пищи, сколько растущему организму ребенка. И даже если бы Вайолет нашла деньги, чтобы прокормить Горация, она не смогла бы подыскать подходящее жилище с таким огромным псом. Она собиралась устроиться в какой-нибудь богатый дом компаньонкой или гувернанткой. Но кто пустит ее на порог с собакой? В конце концов она решила отправить Горация в Уин-терли, написав Адриану записку с просьбой приютить пса. Несмотря на ненависть к ней, герцог должен был сжалиться над беззащитным животным. В имении за псом будут хорошо присматривать.

Остановившись, Вайолет присела на корточки и крепко обняла собаку, прижавшись щекой к ее теплому шелковистому боку. Закрыв глаза, она постаралась сдержать слезы, готовые хлынуть у нее из глаз.

Справившись со своими чувствами, которые она пыталась скрыть от проницательной миссис Гримм, Вайолет встала и пошла дальше. Вскоре в поле ее зрения появился дом. Он стоял на холме, освещенный золотистыми лучами солнца, пробивавшегося из-за туч. И тут Вайолет заметила стоявшую на подъездной дорожке карету с гербом герцога Рейберна.

Вайолет оцепенела. Ее бешено колотящееся сердце, казалось, готово было выпрыгнуть из груди. Адриан нашел ее.


Глава 19 | Ловушка для мужа | Глава 21