home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



XVIII. КОРОЛЬ-ГОРИЛЛА

Ронда Терри отчаянно вырывалась из лап косматого великана, но оказалась бессильной против его стальных мускулов. Зверь поднял ее, словно пушинку, и взял под мышку.

– А ну тихо, – предостерег он, – не то шею сверну.

– Лучше не надо, – вмешался один из спутников. – Бог будет недоволен, если с ней что-нибудь случится. Он уже долгое время мечтал о такой, как эта.

– К чему она ему? Он такой дряхлый, что с трудом пережевывает пищу.

– Может, отдаст ее Генриху Восьмому.

– У него и так целых шесть жен. А что если я оставлю ее себе?

– Отведешь к богу, – распорядился второй. – Иначе это сделаю я.

– Ну мы еще поглядим! – закричало существо, подхватившее девушку.

Он отбросил ее в сторону и с рычанием набросился на соплеменника. Когда они сцепились, заработав огромными лапами, Ронда украдкой поднялась и бросилась наутек. Драчуны тут же прекратили поединок и, погнавшись за ней, настигли беглянку в несколько прыжков. Ронда снова оказалась в плену.

– Вот видишь, что получается, если выяснять из-за нее отношения, – сказал тот, который хотел отвести девушку к богу. – Тебе ее не видать, разве только сам бог отдаст ее тебе.

Его спутник усмехнулся и вновь подхватил девушку под мышку.

– Превосходно, – согласился он, – но и Генриху Восьмому она не достанется. Я его терпеть не могу. Возомнил себя превыше бога.

С ловкостью обезьян они стали передвигаться по верхушкам деревьев. От страха перед высотой Ронда зажмурилась, пытаясь внушить себе, что все это происходит во сне.

Но действительность оказалась слишком явной. Даже нелепость ситуации не могла убедить ее в том, что она спит.

Пришлось признать, что это не сон и что она находиться во власти двух страшных горилл, говорящих по-английски с типично островным произношением. Непостижимо, но факт.

Какую участь готовили они ей? Из их слов она поняла, что именно ее ожидает. Но кто такой Генрих Восьмой? И кто такой бог?

Звери поднимались все выше и выше, пока не достигли вершины скалы. Под ними на юге красовался водопад Омвамви, а на севере в кольце гор виднелась долина. Не исключено, что там находилась долина алмазов.

Человеческая речь, прозвучавшая из уст зверей, удивила девушку и оказала на нее странное воздействие. Хотя разговаривали они на английском, Ронде даже в голову не пришло, что она может с ними общаться.

Все, что с ней происходило, казалось таким невероятным, что она засомневалась в собственных ощущениях, а заодно и в рассудке.

Однако постепенно состояние шока проходило, и она решила попытаться поговорить со своими похитителями.

– Кто вы и по какому праву меня задержали? – требовательно спросила Ронда.

На лицах существ отразилось удивление.

– Она говорит по-английски! – изумленно воскликнул один из зверей.

– Естественно, я говорю по-английски! Но объясните, что вам от меня нужно? Вы не смеете задерживать меня. Я не сделала вам ничего плохого. Я просто дожидалась своих товарищей. Отпустите меня!

– Бог будет доволен, – произнес один из похитителей. – Он давно мечтает заполучить англоязычную женщину, чтобы улучшить расу.

– А кто ваш бог?

– Человек, – ответила горилла. – Он очень старый, старше нас всех и самый умный на свете. Он-то и сотворил нас такими, как мы есть. Но когда он умрет, у нас не будет больше бога!

– Генрих Восьмой метит на его место, – заметил второй зверь.

– Пока жив Уолси, этому не бывать. Уолси гораздо больше годится в боги, чем он.

– Ну, Генрих Восьмой позаботится о том, чтобы он не зажился на этом свете.

Тут Ронда зажмурилась и ущипнула себя. Нет, такое могло привидеться только во сне!

Генрих Восьмой! Томас Уолси! Насколько неправдоподобно звучали эти имена, известные из истории XVI века, в устах волосатых горилл. Страшилища не стали задерживаться на вершине, а сразу направились к долине. Гориллы не выказывали ни малейших признаков усталости, разве что только их дыхание участилось.

Теперь уже Ронда шла сама, правда за руку ее держала горилла и грубо дергала, если та отставала.

– Я не поспеваю! – взмолилась наконец девушка. – Я долгое время ничего не ела, и у меня нет сил.

Не говоря ни слова, животное взяло ее на руки, и они снова двинулись дальше. От неудобной позы, голода и волнения Ронда несколько раз даже теряла сознание.

Девушка не представляла, как долго продолжался их путь. Очнувшись после очередного обморока, она попыталась вообразить себе бога этих косматых существ. Встретит ли она в нем понимание и сочувствие? Если он, конечно, существует наяву, а не на словах.

Через какое-то время вдали послышались голоса, становившиеся все громе и громче. Вскоре горилла опустила девушку на землю.

Осмотревшись, Ронда увидела, что оказалась у подножия скалы перед городом, выстроенным частью в скале, а частью возле ее основания.

Перед городом простирались обширные поля, поросшие бамбуком, фруктовыми деревьями и виноградниками, на которых трудилось множество горилл с грубыми ручными орудиями труда.

Завидя пленницу, работники подбежали к ней и стали осыпать конвоиров вопросами, совсем как люди, но те не снизошли до объяснений, а потащили девушку в город.

И здесь ее тоже тотчас обступила толпа зевак, не проявивших ни малейших признаков злобы, напротив, их дружеское участие и благодушие превзошли все ожидания девушки.

Эта часть города, выстроенная на ровном месте возле подножия, состояла в основном из бамбуковых хижин и глинобитных домов. К скале примыкал замок с башнями и бойницами, напоминавший средневековую Англию, а поодаль на широкой площади высился еще один, только больших размеров.

Туда-то и повели Ронду. У входа их остановили стражники, две огромные гориллы, вооруженные боевыми секирами. Пялясь на девушку, они дотошно расспрашивали ее конвоиров.

В который уже раз девушка старалась убедить себя в том, что все это кошмарный сон, ибо ее сознание отказывалось принимать подобную фантастику. Ведь такого не бывает, чтобы гориллы разговаривали на английском, обрабатывали поля и жили в настоящих домах.

Не бывает, но все это она видела, видела собственными глазами.

Словно во сне услышала Ронда, как ее конвоир потребовал, чтобы их пропустили к королю, и как не согласились стражники, мотивируя свой отказ тем, что в данный момент король принимает премьер-министра.

– Тогда мы отведем ее к богу, – пригрозил конвоир. – Когда король узнает об этом, то вам придется попотеть на поле, а не прохлаждаться в тенечке.

В итоге вызвали молодую гориллу, которая и отправилась к королю с донесением. Вскоре она вернулась и сообщила, что король немедленно требует их к себе.

Ронду провели в большое помещение, вход в которое был завешен соломенными циновками. В конце комнаты возвышался помост, где прохаживалась взад-вперед огромная горилла, а вокруг на подстилках расселись с десяток ее сородичей.

Все они были огромными и волосатыми. Ни стульев, ни столов в помещении не оказалось, но в центре помоста высилось дерево без коры и без листьев.

При виде девушки горилла замерла на месте и молча уставилась на незнакомку.

– Где вы ее встретили, Бэкингем? – спросило животное.

– Возле водопада, сэр, – ответил один из конвоиров.

– И что она там делала?

– Говорит, поджидала своих друзей.

– Говорит? Уж не хочешь ли ты сказать, что она владеет английским?

– Да, владею, – ответила Ронда. – И если все это мне не снится, то я требую, чтобы меня отвели обратно, где я должна встретиться со своими друзьями!

– Снится? Что за вздор! Вы же не спите, не так ли?

– Вот уж не знаю, – ответила Ронда. – Иной раз кажется, что сплю.

– Нет, не спите, – заверила горилла. – А почему вы сомневаетесь в том, что я король? Кто вас подучил? Бэкингем? На него это похоже.

– Вы несправедливы, Ваше величество, – обиженно произнес один из конвоиров. – А ведь это я настоял на том, чтобы привести ее сюда.

– Похвально. Она нам понравилась, и мы оставляем ее у себя.

– Но, Ваше величество! – воскликнул второй конвоир. – Наш долг доставить ее к богу. Сюда мы привели ее, чтобы ваше величество на нее поглядело, но мы обязаны передать ее богу, который долгие годы мечтает о такой женщине.

– Что такое, Гранмер? И ты против меня?

– Гранмер прав, – сказал один из самцов, сидевших на полу. – Женщину нужно отвести к богу. Не забывайте, сэр, что у вас уже есть шесть жен!

– Это в вашем духе, Уолси, – процедил король. – Вы всегда поддерживаете бога.

– Мы должны помнить, что всем обязаны богу, – сказал Уолси. – Он нас создал. Сотворил такими, какие мы есть. И он может уничтожить нас.

Король стремительно заходил по помосту. Глаза его полыхали огнем, рот кривился в гримасе. Резко остановившись под деревом, он затряс его с такой силой, словно хотел вырвать с корнем. Затем вспрыгнул на ветку и посмотрел на всех сверху. Пробыв мгновение в этой позе, он с обезьяньей ловкостью спустился на помост, заколотил в волосатую грудь и издал устрашающий крик, потрясший все здание.

– Здесь я король! – вопил он. – Мое слово – закон! Отведите ее на женскую половину!

Теперь и Уолси вскочил на ноги, заколотил себя в грудь и перешел на крик.

– Это измена! Тот, кто пойдет против бога, умрет! Таков закон! Образумься и отправь женщину к богу!

– Ни за что! – орал король. – Она моя! Оба зверя вошли в раж, стараясь перекричать друг друга, в результате чего невозможно было разобрать ни слова. Остальные гориллы пришли в движение.

Уолси вовремя спохватился, вспомнив о своем сане.

– Отошлите женщину к богу, – приказал он, – иначе вас отлучат от церкви.

Но король уже ничего не воспринимал.

– Охрана! – крикнул он. – Сарфолк, вызовите охрану и заприте кардинала Уолси в башню! Бэкингем, отведите женщину в мои покои, а не то лишитесь головы!

Король и кардинал вновь принялись бить себя в грудь и выкрикивать угрозы, а между тем косматый Бэкингем поволок девушку из комнаты.

Они поднялись по каменной винтовой лестнице на третий этаж и пошли по коридору. Около угловой комнаты Ронде приказали остановиться. В просторном помещении на покрытой соломой полу расположились взрослые самки горилл с детенышами, которые играли или сосали материнскую грудь.

Самки что-то звучно жевали, то ли бамбук, то ли фрукты, но с появлением Бэкингема и девушки мгновенно застыли в неподвижности.

– Чего тебе, Бэкингем? – прорычала старая самка.

– Я привел девушку, которую мы поймали возле водопада, – ответил Бэкингем. – Король приказал доставить ее сюда, ваше величество.

Обратившись к девушке, он пояснил.

– Это королева Екатерина Арагонская.

– Зачем она ему понадобилась? – презрительно спросила королева.

Бэкингем пожал широченными плечами и бросил взгляд на других самок.

– Ваше величество сами могут догадаться.

– Неужели он задумал взять в жены это безволосое существо? – удивилась самка, сидевшая неподалеку от королевы Екатерины.

– Разумеется, Анна Болейн, – отрезала Екатерина. – Иначе зачем бы она ему понадобилась?

– Разве у него мало жен? – вмешалась другая.

– Это решать королю! – ответил Бэкингем и покинул комнату.

Как только он ушел, взрослые самки тут же обступили Ронду, стали обнюхивать ее и ощупывать одежду, а молодняк принялся дергать ее за юбку. Детеныш повзрослее схватил ее за лодыжки и дернул. Ронда упала, а проказник с хохотом и ужимками отскочил. Девушка стала подниматься. Озорник снова наскочил на нее, и Ронде пришлось ударить его по морде, чтобы тот угомонился. Детеныш заскулил и побежал искать утешения у Екатерины Арагонской. Тут одна из самок схватила девушку за плечо и толкнула с такой силой, что Ронда со всего размаху ударилась о стену.

– Как ты посмела поднять руку на принца Уэльского! – возмутилась горилла.

Екатерина Арагонская, Анна Болейн, теперь еще принц Уэльский! Ронда Терри была уверена, что это либо сон, либо она сошла с ума. Как же иначе объяснить происходящее? Никак!

Упавшая девушка села, прислонившись спиной к стене и закрыла лицо руками.


XVII. ОДИНОЧЕСТВО | Тарзан и человек-лев | XIX. ОТЧАЯНИЕ