home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



XXVI. В ЗАПАДНЕ

– Похоже на занавес, – заметила девушка.

– Занавес? – переспросил Тарзан.

– Ну да, похоже на конец спектакля. Тарзан тихо улыбнулся.

– По-моему, ты хочешь сказать, что мы обречены.

– Боюсь, что так. А ты не боишься?

– Другого ты от меня как будто и не ждешь? Она посмотрела на него исподлобья.

– Никак не пойму тебя, Стенли, – сказала Ронда. – Сейчас ты держишься смело, а ведь раньше всего боялся. Тебе действительно не страшно или это бравада?

– Видимо, я смирился с тем, что чему быть, того не миновать, и страх тут не поможет. Если бояться, то живыми нам отсюда не выбраться. Я же не собираюсь сидеть здесь и ждать смерти.

– Не вижу пути к спасению, – сказала девушка.

– Мы уже на девять десятых на воле.

– Как это?

– А так, что мы пока еще живы, – со смехом сказал Тарзан. – А это целых девять десятых удачи. Будь мы мертвы, то это все сто процентов, а поскольку еще живы, считай, что на девяносто процентов спасены.

Ронда тоже рассмеялась.

– Я и не подозревала, что ты такой оптимист.

– У меня есть повод для оптимизма, – ответил он. – Чувствуешь легкий сквозняк?

Ронда бросила на него быстрый озабоченный взгляд.

– Тебе бы прилечь и отдохнуть, – посоветовала она. – Ты явно переутомился.

– Разве я выгляжу таким уставшим? – удивился Тарзан.

– Нет, но я подумала, что такие переживания могут плохо на тебе отразиться.

– Какие переживания? – спросил Тарзан.

– Какие переживания! – передразнила Ронда. – Стенли Оброски, ты сейчас же подойдешь ко мне и приляжешь рядом. Я поглажу тебя по голове, так ты быстрее уснешь.

– Еще чего! Ты что, не хочешь, чтобы мы выбрались отсюда?

– Хочу, конечно, но это невозможно.

– Нужно попытаться. Так ты чувствуешь сквозняк?

– Ну да, но при чем тут это?

– Может, и ни при чем, – согласился Тарзан, – но это дает шанс выбраться. Должен же воздух куда-то выходить при такой тяге. Нужно проверить, нет ли здесь отверстия.

Девушка встала. До нее стал доходить смысл его слов.

– Нет, – сказала она, – я ничего такого не заметила.

– Я тоже пока не вижу, вероятно, оно специально замаскировано, – шепотом сказал Тарзан.

– Наверное.

– Мне кажется, что поток воздуха движется вон в тот темный угол.

Тарзан прошел туда и стал внимательно вглядываться в темноту. Ронда присоединилась к нему.

– Ну что? – нетерпеливо спросила она. – Что-нибудь видно?

– Здесь очень темно, – отозвался Тарзан, – но, по-моему, там какое-то пятно, чуть темнее, чем потолок.

– Какой ты зоркий, – сказала Ронда, – я так ничего не вижу.

Откуда-то сверху, прямо над их головами, донесся гулкий непонятный звук.

Ронда схватила Тарзана за руку.

– Ты прав, – прошептала она. – Там что-то есть. Звук долетел до нас через какой-то проем.

– Отныне мы должны разговаривать только шепотом, – предупредил человек-обезьяна.

Отверстие, если оно там вообще было, находилось, по мнению Тарзана, в самом углу. Человек-обезьяна тщательно обследовал стены, но не обнаружил опоры, за которую можно было бы ухватиться.

Затем он высоко подпрыгнул и рукой коснулся края отверстия.

– Нашел, – шепнул он.

– Но что это дает? Нам до него не дотянуться.

– Сейчас проверим. Тарзан встал в самом углу.

– Полезай ко мне на плечи, – велел он, – вытянись в полный рост и держись рукой за стену. Ронда так и сделала.

– Ощупай все вокруг. Определи диаметр и поищи, есть ли там за что ухватиться.

Девушка зашарила руками в темноте.

– Опусти меня, – сказала она немного погодя. Тарзан осторожно опустил Ронду на пол.

– Ну, что там? – спросил он.

– Диаметр отверстия фута два-три. Если бы подняться повыше, я бы пролезла.

– Что ж, попробуем еще раз, – сказал Тарзан. – Положи мне руки на плечи. Поставь левую ногу на мою правую ладонь. Так! Теперь ставь другую. Выпрямись и держись за стену. Я подниму тебя фута на полтора повыше, чем в первый раз.

– Хорошо, – прошептала Ронда. – Давай! Тарзан без усилия поднял девушку и вскоре ощутил, что руки стали свободными.

Прошла минута тягостного ожидания, а затем сверху донесся слабый вскрик:

– Ох!

Тарзан молча ждал, не задавая ни одного вопроса. Он услышал ее дыхание и понял, что ничего серьезного не произошло. Наконец сверху донесся шепот:

– Брось мне свою веревку.

Он снял с плеча травяную веревку и бросил конец девушке. Та не успела поймать, и веревка упала на пол, но во второй раз девушка оказалась проворнее.

Тарзан слышал, как она молча трудится в темноте.

– Ну-ка, попробуй, – прошептала она. Ухватившись за веревку, Тарзан поджал ноги, проверяя ее на прочность и, удовлетворенный результатом, полез наверх. Вскоре он коснулся Ронды и поставил ногу на выступ, на котором стояла девушка.

– Ну, что тут? – спросил он, устремляя взгляд в темноту.

– Деревянная балка, – ответила Ронда. – Я стукнулась о нее головой.

Тарзан встал в полный рост и ощутил плечом балку. К ней и крепилась веревка. Они стояли на выступе стены и находились пока в комнате.

Тарзан взобрался на балку. Над ним на высоте поднятой руки зияла дыра.

– Дай руку, – шепнул он девушке и легко втянул ее на балку. – Сейчас я снова подсажу тебя, и ты посмотришь, что там.

– Надеюсь, ты сможешь удержаться на такой узкой балке, – сказала она, вставая ему на руки.

– Я тоже надеюсь, – коротко ответил он. Через минуту-другую девушка сказала:

– Опусти меня.

Тарзан опустил ее вниз, придерживая руками.

– Ну как? – спросил он.

– Там еще одна балка, – ответила Ронда, – но до нее не дотянуться. До отверстия мне не хватило нескольких дюймов. Что же нам делать? Кошмар какой-то – ползаем в темноте, со всех сторон грозит опасность, а мы совершенно бессильны.

Тарзан молча отвязал от балки веревку.

– У тармангани есть много всяких глупых поговорок, – пробормотал он. – Одна из них гласит, что существует много способов содрать с кота шкуру.

– Что за тармангани? – удивилась Ронда. Тарзан улыбнулся в темноте своей промашке.

– Есть такое африканское племя, – пояснил он.

– Но это американская поговорка, – возразила девушка. – Я ее еще от дедушки слышала. Очень странно, что такая же существует у африканского племени.

Тарзан не стал объяснять Ронде, что на языке его приемной матери, обезьяны Калы, первом языке, что он выучил, тармангани – так называют белых людей.

Он тщательно смотал веревку и, держа за один конец, бросил в темноту. Однако веревка упала к его ногам. Тарзан повторил попытку – то же самое. Еще дважды его постигала неудача, но в следующий раз веревка закрепилась.

– Сможешь взобраться? – спросил он Ронду.

– Не знаю, – ответила она, – но попробую.

– Давай я тебе помогу, а не то сорвешься. Тарзан забросил девушку за спину.

– Держись крепче! – приказал он и полез наверх с ловкостью обезьяны.

Добравшись до балки, он ухватился за край и, подтянувшись, уселся верхом.

Затем он, повторив свой маневр, забрался на третью балку и оказался прямо под отверстием, в котором увидел сиявшую на небе звезду. Теперь стало чуть светлее.

Они вылезли наверх и очутились в одной из башенок, венчавших замок. Тарзан уже приготовился вылезти на крышу, как вдруг вторично услышал непонятный звук и присел на корточки.

Вскоре звук повторился, на сей раз ближе, и острый слух Тарзана уловил шаги человека, идущего босиком. Человек был не один.

Наконец в лунном свете показались двое, человек и горилла. Остановившись напротив притаившихся беглецов, они облокотились на парапет, глядя вниз на город.

– Зря Генрих сегодня нализался, Гранмер, – проговорил человек, называвший себя богом. – Завтра ему предстоит трудный день.

– А что именно, Отче? – спросила горилла.

– Как, разве ты забыл, что завтра годовщина построения священной лестницы к небесам?

– О, черт! И правда. И Генрих должен будет подняться по ней на передних лапах и помолиться у ног своего бога…

– А Генрих стареет и толстеет. На солнце ему придется несладко. Но зато это собьет спесь с короля и научит покорности остальных.

– Вы должны постоянно напоминать им про то, что бог превыше всех, Отче! – набожно произнес Гранмер.

– А какой сюрприз ожидает Генриха на вершине лестницы! Там буду стоять я, а возле меня, преклонив колени, белая девушка, которую я у него отнял. Ты послал за ней, Гранмер?

– Да, Отче, одного священника. Скоро они будут здесь. Но стоит ли впредь дразнить Генриха? Вы же знаете, что его поддерживают многие дворяне, и против вас замышляется…

Человек-горилла, он же бог, дико захохотал.

– Ты как будто забываешь, что я бог, – ответил он, – а это недопустимо, Гранмер. Генрих тоже забыл, но я ему напомню.

Бог выпрямился во весь свой огромный рост.

– Вы все позабыли, что это я сотворил вас и что я могу вас уничтожить, – громко закричал он. – Сначала я лишу Генриха рассудка, а затем свергну с трона. Он думает только о себе, как и все люди. А раз они завистливые, жестокие и подлые, то и бог у них должен быть таким же. Я смог дать вам только рассудок, поэтому должен быть таким богом, которого этот рассудок может оценить. И завтра Генрих оценит меня в полной мере.

– Что вы задумали, Отче? Человек-горилла хихикнул.

– Когда он дойдет до вершины лестницы, я устрою взрыв и уничтожу его!

– Вы намереваетесь убить короля? Но принц Уэльский пока слишком юн, чтобы стать королем!

– Он и не станет. Короли мне уже осточертели. Мы проскочим через Эдуарда VI и Мэри. Тебе, Гранмер, повезло со мной – мы не только сэкономим целых одиннадцать лет, но и спасем тебя от костра. Следующим монархом Англии станет королева Елизавета.

– Можно выбрать кого-нибудь из дочерей Генриха, их у него уйма, – сказал Гранмер.

– Вот уж нет! Поступлю иначе. Королевой Англии станет эта девушка. Она будет послушной и легко управляемой. Я не стану ее есть, Гранмер, иначе лишусь будущей королевы Англии.

– А вот и священник, – сказал Гранмер.

– Но он один! – воскликнул бог. – Почему он пришел без девушки?

К ним подбежала старая горилла. Она явно нервничала.

– Где девушка? – резко спросил бог.

– Ее там не оказалось, Отче. Мужчины тоже.

– Исчезла? Но это невозможно.

– В темнице никого нет.

– А двери?

– Закрыты на засов, – ответил священник.

Бог горилл замолчал, сосредоточенно размышляя, затем прошептал что-то своим спутникам.

Тарзан и Ронда внимательно следили за ними из своего укрытия. Тарзан забеспокоился. Он с нетерпением ждал, когда они уйдут, чтобы поскорее отыскать выход из замка. Священник вскоре ушел, а бог с гориллой отошли от башни, прислонились спинами к парапету и продолжили беседу.

Но теперь уже беглецы не слышали, о чем те говорили, и не могли незаметно ускользнуть, так как бог с гориллой стояли лицом к ним.

Тарзан встревожился. Чутье зверя говорило ему о готовящейся ловушке, но он не знал, откуда подкрадется опасность и в чем она проявится.

Через некоторое время в поле его зрения попала огромная горилла с дубиной. Из-за угла стали появляться другие, все с оружием, и вскоре на крыше замка собралось с десяток антропоидов.

Они обступили бога, который что-то говорил им в течение нескольких минут. Затем гориллы подошли к башне и встали полукругом перед входом.

Беглецы понимали, что их местонахождение раскрыто. Оставалось только ждать. Гориллы не предпринимали никаких попыток проникнуть в башню.

«Может, они собрались здесь совсем по другому поводу, – подумал Тарзан. – Например, устроили засаду на короля, чтобы убить его».

Бог горилл продолжал стоять у парапета вместе с Гранмером. В ночной тиши раздавалось лишь его дикое хихиканье. Человек-обезьяна недоумевал, чему он так радуется.

Неожиданно в лицо беглецам ударила волна густого дыма.

Тарзан почувствовал, как девушка судорожно вцепилась ему в руку. Теперь он понял, почему гориллы ничего не предпринимали и почему так радостно хихикал их бог.


XXV. «ПРЕЖДЕ, ЧЕМ Я УБЬЮ ТЕБЯ!» | Тарзан и человек-лев | XXVII. ПОЖАР