home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



XXVIII. СКВОЗЬ ПЛАМЯ И ДЫМ

В то время как насмерть перепуганные гориллы метались по крыше в поисках спасения, их бог устремился к потайному ходу, ведущему во двор замка.

Об этом ходе вспомнил Гранмер и некоторые священники, знавшие о его существовании, и бросились туда. За ними увязались и остальные. В результате возле входа возникла давка, тут же переросшая в драку.

Бог горилл пытался пробиться сквозь толпу обезумевших горилл, но, оказавшись слабее сотворенных им созданий, был безжалостно отброшен в сторону. Извергая проклятья, на которые никто не реагировал, он снова и снова яростно рвался вперед, но всякий раз его отбрасывали назад.

От страха за свою жизнь бог словно лишился рассудка. Оскалив клыки и трясясь, как безумный, он запрыгнул на спину преградившей ему путь огромной обезьяне и принялся дубасить ее по плечам и по голове. Перепуганный зверь не обращал на него никакого внимания до тех пор, пока бог не вонзил в него огромные клыки. Взвизгнув от неожиданности, горилла оторвала от себя бога и, подняв в воздух, швырнула в сторону. Тот грохнулся на крышу и остался лежать, постанывая от боли и негодования.

Прорвавшись к лестнице, гориллы продолжали драться, позабыв об осторожности. В конце концов под тяжестью их тел лестница обвалилась. Часть животных полетела в пламя, а те, кто уцелел, заметались в поисках нового выхода, но было уже поздно!

Отрезанные огнем и дымом, они оказались в западне.

Тогда гориллы стали бросаться вниз с крыши, и вскоре бог и его белый узник остались одни.

Тем временем сквозь узкие бойницы башни показались первые языки пламени, озаряя все вокруг. Другая часть замка, где огонь уже вырвался наружу, превратилась в огромный столб дыма.

Пламя добралось до толстых балок, и часть крыши с грохотом обрушилась вниз, взметая мириады искр. Огонь медленно, но верно подбирался к неподвижным телам бога и Тарзана.

Все пространство перед замком было забито гориллами, примчавшимися поглазеть на пожар. Они стояли молча. Где-то в огне находился их бог. Гориллы ничего не знали о бессмертии, поскольку он им об этом не рассказывал, а потому решили, что бог погиб, и им было страшно. Сторонники же короля ликовали, уверенные в том, что их предводитель получит отныне неограниченную власть.

Тем временем к Тарзану вернулось сознание. Он зашевелился, открыл глаза, сел и тут же вскочил на ноги. Вокруг все было объято пламенем. Жара стояла невыносимая.

Рядом лежал бог горилл, который задвигался и тоже встал. Оглядевшись вокруг, он увидел Тарзана в отблесках неумолимо надвигавшегося пламени.

Огонь танцевал танец смерти.

Но Тарзан только мельком посмотрел на бога и поспешил туда, где оставался пока еще не охваченный огнем участок крыши.

Бог горилл побежал следом.

– Нас бросили! – крикнул он. – Все пути отрезаны!

Тарзан лишь пожал плечами и, перегнувшись через парапет, оглядел стену замка.

Внизу, на расстоянии двадцати пяти футов, виднелась крыша одноэтажной постройки. Для прыжка это было слишком высоко, к тому же из окон вырывались клубы дыма, правда, на другой стороне здания огня видно не было.

Проверив на прочность опору парапета и удовлетворившись результатом, Тарзан размотал свою веревку и закрепил за опору.

Бог горилл не отставал от него ни на шаг, внимательно наблюдая за каждым его движением.

– Надеетесь спастись? – закричал он. – Тогда спасите и меня!

– Чтобы ты потом меня же и убил? – поинтересовался Тарзан.

– Нет! Я вас не трону! Спасите меня!

– Раз ты бог, то спасайся сам.

– Вы не можете бросить меня! Вы, как и я, англичанин, а англичанин никогда не оставит в беде своего земляка.

– Да, я англичанин, – ответил Тарзан, – но ведь ты собирался убить меня и сожрать.

– Забудьте об этом. Мною владела навязчивая идея вернуть себе человеческий облик, и тут появились вы – мой единственный шанс. Спасите меня, и вы получите такое богатство, какое людям и не снилось.

– Ничего мне от тебя не нужно, – отозвался Тарзан.

– Вы не понимаете! Я проведу вас к алмазам! К алмазам! Вы станете купаться в них!

– Ни к чему мне твои алмазы, – сказал Тарзан. – Я согласен спасти тебя, но с одним условием.

– Говорите!

– Ты поможешь мне спасти девушку и вывести ее отсюда, если она еще жива.

– Клянусь! Но нам нужно торопиться, пока не поздно.

Тарзан сбросил веревку вниз, и ее конец повис в нескольких футах над крышей пристройки.

– Я спущусь первым на тот случай, если ты вздумаешь бежать, – предупредил Тарзан.

– Вы не доверяете мне! – обиженно воскликнул бог.

– Разумеется, ведь ты человек!

Тарзан перевалился через парапет и повис на веревке.

Бог в испуге задрожал.

– Я не смогу! – закричал он. – Я сорвусь! Это ужасно!

И он в страхе закрыл глаза.

– Тогда перелезай через парапет и забирайся ко мне на спину, – распорядился Тарзан. – Я поддержу. Тарзан протянул ему свою могучую длань.

– А веревка выдержит нас двоих?

– Не уверен. Становится все жарче. Быстрей же, а не то спущусь один.

Дрожа всем телом, бог перебрался через парапет и, поддерживаемый Тарзаном, залез к нему на спину и мертвой хваткой схватил его за шею.

Тарзан осторожно полез вниз. Он не сомневался в прочности веревки, однако опасался, как бы она не перетерлась о грубую поверхность опоры.

Было жарко, как в пекле. Из окон вырывались языки пламени. Удушливый дым вставал сплошной стеной. Если еще минуту назад спуск в этом месте казался вполне безопасным, то теперь благополучный исход представлялся сомнительным. Складывалось впечатление, будто огонь, заметив беглецов, бросил все свои силы на то чтобы воспрепятствовать их спасению и присоединить к своим жертвам.

Стиснув зубы, Тарзан продолжал спуск. Повисший на его спине бог издавал вопли ужаса, перемежаемые приступами кашля. Тарзан закрыл глаза и задержал дыхание.

Казалось, еще минута, и легкие разорвутся, но тут Тарзан с облегчением почувствовал под ногами твердую опору и рухнул плашмя вниз, хватая ртом воздух.

Переведя дыхание, он перевернулся на спину и принялся сматывать веревку.

От крыши до земли было футов десять, и, прибегнув к помощи веревки, они вскоре очутились в относительной безопасности.

– Пошли, – сказал Тарзан. – Обойдем вокруг замка и поищем девушку.

– Нельзя, чтобы нас заметили, – отозвался бог. – На пожар сбежался едва ли не весь город. А у меня среди сторонников короля множество врагов, которые будут рады схватить нас обоих. Тогда нам уже девушку не видать, если она еще жива.

– И что же ты предлагаешь? – спросил Тарзан, в котором снова зародились подозрения.

– Огонь не успел добраться до этого крыла, – сказал бог, – а там есть подземный ход, ведущий в скальную пещеру, где живет преданный мне священник. У него мы будем в безопасности. Он нас укроет и выполнит любое наше поручение.

Тарзан поморщился. Как и любой дикий зверь, он с недоверием относился ко всякому незнакомому месту. С другой стороны, подслушав разговор между богом и Гранмером, он знал, что у бога действительно имелись враги, желавшие его смерти.

– Ладно, – согласился Тарзан после некоторого колебания, – но чтобы ты не мог удрать, я наброшу тебе на шею веревку. И запомни, что у меня есть нож, который уже отправил на тот свет кое-кого из твоих парней, так что имей в виду.

Бог горилл промолчал и позволил Тарзану принять все меры предосторожности. Затем они вошли в здание, где бог подвел Тарзана к тщательно замаскированному ходу.

Вниз, в кромешный мрак вела лестница. Спустившись по ступеням, они оказались в горизонтальном переходе, после чего снова начались ступени. И так спуски чередовались с горизонтальными участками, пока бог не объявил, что они вышли к подножию скалы.

Там путь им преградила массивная деревянная дверь. Бог горилл приложил к ней ухо, прислушался, затем отодвинул засов и толкнул дверь. Тарзан увидел допотопную пещеру, освещенную чадящим факелом.

– Он вышел, – сказал бог, заходя в пещеру. – Наверняка побежал глазеть на пожар.

Тарзан внимательно осмотрелся по сторонам.

Черные от копоти стены, на полу грязная солома. Напротив двери, через которую они вошли, виднелась еще одна, служившая, видимо, выходом.

На стенах висели мешки, сшитые из звериных шкур, в углу стояла бадья с водой.

– Дождемся его возвращения, – предложил бог горилл, – а пока поедим и отдохнем.

Подойдя к стене, он достал из мешков фрукты, орехи, побеги бамбука и устроился на полу.

– Угощайтесь, – сказал он, указывая на мешки.

– Я не голоден, – отказался Тарзан, усаживаясь таким образом, чтобы одновременно видеть бога и ведущую наружу дверь.

Его спутник молча поглощал пищу, затем бросил взгляд на Тарзана.

– Значит, утверждаете, что алмазы вам ни к чему, – недоверчиво произнес он. – Зачем же вы явились?

– Не за алмазами. Бог горилл захихикал.

– Мои подопечные убили кое-кого из ваших, когда они собирались войти в долину. У одного из них оказалась карта долины алмазов. А поэтому я и сделал вывод, что вы пришли за алмазами.

– Впервые слышу о карте, да и как она могла у нас оказаться, если про долину мы ничего не знали?

– Карта была!

– Но кто ее мог нарисовать?

– Я!

– Ты? Но как она могла попасть к нам? Ты же безвылазно сидишь здесь.

– Да, но карту составил я.

– Ты приехал сюда, потому что возненавидел людей. Вряд ли ты изготовил карту, чтобы заманить сюда людей. Допустим, ты ее сделал, но как она могла попасть в Америку или Англию, а уж потом к нашим людям?

– Сейчас объясню. В свое время я любил одну девушку. Но бедный ученый ее не интересовал. Она стремилась к богатству и блеску, а потому мечтала о состоятельном муже. Когда я оказался здесь и нашел алмазы, то вспомнил о ней. Не то чтобы я ее любил… Мне вдруг захотелось отомстить ей за все те страдания, что она мне причинила. И я решил завлечь ее сюда. Разве не чудесная месть? Я дал бы ей такое богатство, какого ни у кого в мире нет, но она не смогла бы ничего на него купить, представляете?

И бог захихикал.

– В общем, я написал ей письмо, в котором рассказал про алмазы и описал, что нужно делать. Затем стал ждать, прождал семьдесят четыре года, но она так и не приехала. Я приложил немало усилий, чтобы письмо дошло. Проделал трудный путь к дружескому племени, там нанял гонца, чтобы он доставил послание на побережье. Сейчас-то я убедился, что гонец благополучно добрался до цели. Ведь его могли убить по пути, и вообще мало ли что. И вот карта снова у меня через семьдесят четыре года.

И он опять захихикал.

– А вместе с ней девушка, гораздо красивее моей. О, моя-то уже дряхлая беззубая старуха. В девяносто четыре-то года!

Он глубоко вздохнул.

– Теперь же я, судя по всему, лишился обеих.

За дверью раздался какой-то звук.

Тарзан вскочил на ноги. Дверь отворилась. На пороге возникла огромная седая горилла. При виде Тарзана она оскалилась и остановилась.

– Все в порядке, отец Тобин, – успокоил его бог горилл. – Входи и закрой за собой дверь.

– Отче! – поразился старый зверь и, заперев дверь, упал на колени. – А мы решили, что вы сгорели. Хвала небесам, что они миловали вас.

– Твоими молитвами, сын мой, – ответил бог. – А теперь расскажи, что творится в городе.

– Замка больше нет.

– Знаю. А что король? Считает, что я погиб?

– Все так считают. Генрих страшно рад этому. Говорят, он хочет провозгласить себя богом.

– А ты случайно не знаешь, что стало с девушкой, которую Уолси отбил у Генриха и привел ко мне? Она не сгорела?

– Нет, спаслась, я ее видел.

– И где она? – вмешался Тарзан.

– Ее поймали и доставили к королю.

– Она обречена, – произнес бог горилл. – Если Генрих станет настаивать на женитьбе, а он так и сделает, то Екатерина Арагонская разорвет ее на части.

– Ее нужно немедленно освободить! – сказал Тарзан.

Бог горилл пожал плечами.

– Вряд ли это возможно.

– Но ты же сам сказал, что Уолси это удалось.

– У Уолси была личная корысть.

– У нас тоже, – невозмутимо произнес человек-обезьяна, дергая за веревку, накинутую на шею бога, и положив руку на рукоятку ножа.

– Но что я могу? – запротестовал бог. – У Генриха много воинов, а народ считает, что я погиб, и теперь боится короля.

– Но у тебя же много веропослушников?

– Да!

– Тогда пошли этого священника и собери их здесь. Пусть они явятся с оружием.

Священник недоуменно таращился то на бога, то на человека, который говорил на непонятном языке, зачем-то держал бога на привязи да еще дергал за веревку.

– Иди, отец Тобин, и собери всех верующих! – приказал бог.

– И смотри, чтобы без фокусов, – пригрозил Тарзан. – Бог пообещал мне спасти девушку. Видишь веревку и вот этот нож?

Священник молча кивнул.

– Если ты не постараешься, – добавил Тарзан, – то твой бог умрет.

– Иди, отец Тобин, – напутствовал его бог горилл.

– Поторапливайся, – сказал Тарзан.

– Ухожу, Отче, – испуганно пролепетал священник, – но мне страшно оставлять вас в руках этого странного существа.

– С ним ничего не случится, если сделаешь все, как приказано, – заверил его Тарзан.

Священник снова бухнулся на колени, перекрестился я ушел. Когда за ним закрылась дверь, человек-обезьяна повернулся к своему спутнику.

– Отчего так получилось, что ты сумел дать своим зверям человеческую речь, а, возможно, и разум, но внешне они так и не изменились? – спросил он.

– Это не по моей вине, – ответил бог горилл. – Дело, видимо, в том, что звериный инстинкт оказался в них сильнее, нежели вновь приобретенные умственные способности. Благодаря вживленным человеческим клеткам, у них время от времени рождались человеческие дети, но, несмотря на мои запреты, их тут же умертвляли. В тех редких случаях, когда их оставляли в живых, они развивались в монстров, сочетающих в себе наихудшие черты людей и зверей. Некоторым из них удалось бежать из города, и они образовали племя, живущее в пещерах в самом дальнем конце долины. В двух случаях мутанты обладали почти идеальной человеческой внешностью, однако имели разум горилл. Из них одна была прелестной девушкой, но с повадками дикой львицы. Второй – юноша с манерами аристократа, однако с замашками Джека-Потрошителя. Ну и что вы намерены делать, молодой человек, когда здесь соберутся мои сторонники? – спросил бог горилл.

– Ты поведешь их на штурм королевского дворца, и они отобьют девушку.


XXVII. ПОЖАР | Тарзан и человек-лев | XXIX. СМЕРТЬ НА РАССВЕТЕ