home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



III. ОТРАВЛЕННЫЕ СТРЕЛЫ

Человеческий слух весьма несовершенен. Даже на открытой местности люди не могут расслышать выстрел, сделанный на большом расстоянии. Но слух диких животных гораздо острее, чем у людей, поэтому звери, услышав ружейный залп, встревоживший Уайта и О'Грейди, на мгновение замерли, а потом благоразумно решили удалиться от этого опасного места.

Иной была реакция двух существ, лежавших в тени большого дерева. Один из них был могучий золотой лев с роскошной черной гривой, другой же был человек. Он лежал на спине, а лев держал лапу на его груди.

– Тармангани, – пробормотал человек. Лев тихо зарычал.

– Надо бы взглянуть, что там происходит, – произнес человек. – Может, сегодня, а, может, и завтра.

Он закрыл глаза и вновь погрузился в сон, который был нарушен этими выстрелами. Лев зажмурился и широко зевнул. Затем опустил свою огромную голову и тоже моментально уснул. Неподалеку от них лежал наполовину обглоданный труп зебры, которую они убили во время ночной охоты. Ни Унго-шакал, ни Данго-гиена еще не учуяли запаха мяса, поэтому они безмятежно блаженствовали, просыпаясь лишь для того, чтобы отогнать назойливых насекомых, либо от случайного громкого крика птицы.

Когда майор Уайт добежал до головы колонны, стрельба уже стихла. Он увидел белых и аскари, прячущихся за деревьями и тревожно всматривающихся в темноту джунглей.

На земле лежали два чернокожих солдата, пронзенные стрелами. Их тела застыли в предсмертной судороге. Наоми Мэдисон сжалась в комочек в кабине своего автомобиля, Ронда Терри стояла рядом с пистолетом в руке.

Уайт подбежал к Орману, который держал винтовку и пристально вглядывался в чащу.

– Что случилось? – спросил майор.

– Засада! – ответил Орман. – Эти бестии выпустили в нас кучу стрел и скрылись! Мы успели только мельком увидеть их.

– Бансуто! – воскликнул Уайт. Орман кивнул.

– Похоже, что так. Они думают, что могут напугать нас своими паршивыми стрелами, но я покажу этим грязным свиньям.

– Орман, это было предупреждение! Они не хотят, чтобы мы шли по их территории.

– А мне плевать на то, что они хотят. Будет так, как захочу я!

– Не забывайте, мистер Орман, здесь много людей, за жизнь которых вы несете ответственность, в том числе две белые женщины. Кроме того, вас предупреждали, что переход через страну Бансуто очень опасен.

– Я проведу моих людей и не волнуйтесь, за все я отвечу сам!

Голос Ормана звучал глухо, и все его поведение выдавало в нем человека, который понимает, что он не прав, но из-за своего упрямства не желает в этом сознаться.

– Будь по-вашему, – ответил Уэст, – но часть ответственности лежит и на мне. Не забывайте, что меня направили с вами в качестве советника.

– Вот когда мне понадобится ваш совет, тогда и будете советовать.

– Сейчас именно такая ситуация. Вы ничего не знаете об этих людях и о том, что можно от них ожидать.

– Тот факт, что мы были готовы к нападению и послали им вслед кучу пуль, послужит для них хорошим уроком, – возразил Орман. – Будьте уверены, они больше не посмеют сунуться.

– Хотел бы в это поверить, да не могу. Мы не увидели ни одного из них. Сегодняшнее происшествие – пример их обычной тактики ведения войны. Они никогда не нападают на открытой местности и крупными силами, просто-напросто они будут каждый раз подстреливать несколько наших людей, и вполне вероятно, мы никогда их не увидим.

– Если вам так страшно, можете вернуться, – буркнул Орман. – Я выделю вам грузовик и охрану.

– Разумеется, я останусь, – ответил Уэст. Затем он повернулся к Ронде Терри, которая все еще стояла с пистолетом в руке.

– Вам бы лучше сесть в машину, мисс Терри, – сказал он. – В кабине будет безопаснее. Не стоит рисковать понапрасну.

– Я слышала, что вы говорили мистеру Орману, – сказала девушка. – Вы уверены, что они и впредь будут действовать подобным образом?

– Боюсь, так оно и случится. Это их приемы ведения боевых действий. Не хотелось бы пугать вас, но необходимо соблюдать осторожность.

Девушка внимательно посмотрела на два трупа, застывших в странных позах.

– Никогда не думала, что стрелы убивают так быстро, – сказала она и невольно вздрогнула.

– Стрелы отравлены, – объяснил майор.

– Отравлены? – нотки ужаса послышались в голосе девушки.

Уайт заглянул в кабину грузовика.

– По-моему, мисс Мэдисон в обмороке, – сказал он.

– Это с ней бывает! – воскликнула Ронда. Она открыла дверцу машины и с помощью Уэста усадила актрису на сиденье. Пока Ронда оказывала первую помощь Наоми, Орман занялся организацией охраны и отдавал распоряжения окружавшим его белым участникам экспедиции.

– Держите ваши винтовки наготове. Поставим на грузовики по одному вооруженному человеку. Будьте постоянно начеку, при малейшем подозрении стреляйте без предупреждения! Билл и вы, Бейн, поедете вместе с девушками на подножках их автомобилей, с вами будут еще по аскари. Кларенс, ступайте в хвост колонны и расскажите, что тут произошло, Пату. Передайте ему, чтобы он усилил охрану и оставайтесь с ним. Майор Уайт!

Офицер сделал шаг вперед.

– Поезжайте к Абд аль-Хрэниэму и попросите его послать половину людей в хвост колонны, а вторую половину к нам. В случае необходимости их можно будет использовать в качестве гонцов.

Орман повернулся к пожилому мужчине.

– Мистер Маркус, вы и Оброски поедете в середине колонны. Кстати, где Оброски?

С момента нападения его никто не видел.

– Он был в кабине, когда я выскочил из автомобиля, – сказал Маркус. – Вероятно, он снова задремал. В его глазах промелькнула лукавая усмешка.

– А вот и он! – воскликнул Кларенс Нойс. Высокий, симпатичный молодой человек с копной черных волос шел в их сторону. В руках он держал винтовку, а на бедре красовалась кобура с шестизарядным револьвером. Заметив, что все смотрят на него, он перешел на бег.

– Где они? – закричал он. – Куда они подевались?

– А где вы были до сих пор? – резко спросил Орман.

– Я искал их. Я думал, что они снова вернутся.

Билл Уэст посмотрел на Гордона З. Маркуса и слегка подмигнул ему.

Наконец движение колонны возобновилось. Орман находился в голове отряда, в самом опасном месте, и Уэст оставался рядом с ним.

Подобно гигантской змее, колонна прокладывала свой путь среди леса под скрип рессор, шорох шин и приглушенный рокот моторов. Разговоров не было слышно, над отрядом царило напряженное, опасливое ожидание.

Колонна часто останавливалась, ожидая, пока группа туземцев прорубит дорогу среди зарослей. Движение было мучительно медленным.

Наконец они вышли к реке.

– Разобьем здесь лагерь, – решил Орман. Уайт согласно кивнул. Организация лагеря входила в круг его обязанностей.

Спокойно и деловито он распоряжался расстановкой автомобилей и платформ, медленно выползавших из джунглей на свободное пространство на берегу реки. Пока он отдавал приказы, пассажиры стали выходить из машин, чтобы немного поразмяться. Орман присел на подножку грузовика и отхлебнул глоток виски. Наоми опустилась рядом и закурила. Она испуганно поглядывала на лес за своей спиной и на еще более таинственную мрачную полосу леса, простиравшегося на другом берегу реки.

– Как я хочу поскорее выбраться отсюда, Том, – сказала она. – Давай вернемся, пока нас тут всех не перебили.

– Я сюда не за этим приехал, – ответил Орман. – Меня послали сделать фильм, и я его сделаю чего бы это мне ни стоило!

Она придвинулась ближе и прижалась к нему всем телом.

– О, Том, если ты любишь меня, ты увезешь меня отсюда. Мне страшно. Я чувствую, что скоро погибну. Если не от лихорадки, то от этих отравленных стрел.

– Пойди поплачься своему человеку-льву, – сказал Орман, ухмыльнувшись, и сделал еще один глоток.

– Не будь таким несносным, Том. Ты ведь знаешь, что я к нему равнодушна. Кроме тебя у меня никого нет.

– Ладно-ладно, я все знаю, даже если тебе кажется, что я ничего не замечаю. Ты думаешь, я слепой, не так ли?

– Нет, ты не слепой, – со злостью воскликнула она, – ты просто пьяный. Я…

Выстрел, раздавшийся в хвосте колонны, оборвал ее на полуслове. За первым выстрелом последовал второй, затем третий…

Орман вскочил на ноги. Все бросились в конец колонны. Орман закричал изо всех сил, призывая их вернуться.

– Оставайтесь здесь – кричал он. – Они могут напасть и на нас. Майор Уайт, прикажите шейху послать туда гонца и узнать, что там случилось.

Наоми Мэдисон вновь потеряла сознание, но сейчас на нее никто не обратил внимания. Она осталась лежать там, где и упала. Темнокожие аскари и белые, держа в руках оружие, напряженно вглядывались в сторону схватки.

Стрельба прекратилась так же внезапно, как и началась. Наступила гнетущая тишина. Вдруг ее разорвал леденящий душу крик, донесшийся с противоположного берега реки.

– Черт возьми! – воскликнул Бейн. – Что это?

– Похоже, эти негодяи пытаются нас запугать, – сказал Уайт.

– Судя по всему, им это удалось, – заметил Маркус. – У меня волосы на голове шевелятся.

Билл Уэст положил руку на плечо Ронды Терри.

– Тебе бы лучше забраться под машину, – сказал он. – Там будет безопаснее.

– Пасть так низко? – пошутила девушка. – Нет уж, благодарю!

– Вон возвращается человек шейха, – заметил Бейн, – а с ним на лошади сидит еще кто-то, кажется, белый.

– Это Кларенс, – сказал Уэст. Араб остановил своего коня рядом с Орманом, и Кларенс соскочил на землю.

– Ну что там? – нетерпеливо спросил постановщик.

– То же самое, что и в первом случае, – ответил Нойс. – Без всякого предупреждения на нас обрушился град стрел. Двое тут же были убиты. Мы открыли стрельбу, но никого не заметили, ни души. Мистика какая-то! Послушай, все наши носильщики напуганы до смерти. Они так дрожат от страха, что даже слышно, как зубы стучат.

– А Пат? Он что-нибудь делает, чтобы побыстрее завести всех оставшихся в лагерь? Нойс кивнул.

– Их и подгонять не надо. Они идут так быстро, что могут запросто проскочить лагерь и не заметить его.

Внезапно неподалеку раздался такой душераздирающий крик, что даже невозмутимый майор Уайт вздрогнул.

Все вскинули свои винтовки.

Наоми Мэдисон приподнялась и села. Ее волосы были беспорядочно разбросаны по плечам, глаза горели безумным огнем. Она вскрикнула еще раз и вновь потеряла сознание.

– Заткнись! – гаркнул Орман. Его нервы были на пределе, но Наоми уже не слышала грубого окрика.

– Если поставить нашу палатку, – предложила Ронда, – я смогла бы уложить ее в постель.

Автомобили, всадники, темнокожие воины – все спешили поскорее войти в лагерь. Никто не хотел оставаться в джунглях. Страх и смущение овладели всеми.

Майор Уайт и Билл Уэст пытались хоть как-то навести порядок, а когда подошел Пат О'Грейди, он принялся им помогать.

Наконец лагерь был разбит. Люди испуганно жались друг к другу.

– Какой ужас, – простонал Бейн. – Я-то думал, что предстоит приятная прогулка. Я так боялся, что меня не возьмут в экспедицию, что даже прихворнул.

– А теперь вы хвораете от того, что попали в экспедицию?

– Похоже, что так!

– Боюсь, что пока мы выберемся из этой проклятой страны Бансуто, твое здоровье еще больше пошатнется.

– Спасибо, утешил.

– А как себя чувствует мисс Мэдисон, Ронда? – поинтересовался Уэст.

Девушка пожала плечами.

– Если бы она не была так напугана, то чувствовала бы себя гораздо лучше. Приступ лихорадки почти прошел, но ее просто колотит от страха.

– Ты – чудо, Ронда! Кажется, ты ничего не боишься.

– Ну, это как сказать, – проворчал Бейн, направляясь к своей палатке.

– Страх! – воскликнула девушка, обращаясь к Уэсту. – До этого я не представляла себе, что это такое, но сейчас я так напугалась, что у меня мурашки по коже забегали.

Билл покачал головой.

– В таком случае, ты – настоящая артистка. Никто и не догадался, что ты испугалась, ты ничем не выдала своего страха.

– Просто у меня хватило ума сообразить, что пользы от этого не будет никакой: я не добьюсь ни симпатий, ни сострадания.

Она кивнула в сторону палатки Наоми. Уэст состроил гримасу.

– Эта э-э-э…

Он заколебался, подыскивая нужное слово. Девушка приложила палец к его губам и покачала головой.

– Не надо, – попросила она. – Наоми ничего не может с собой поделать. Мне по-настоящему жаль ее.

– Ты просто чудо! Но как она обращается с тобой! У тебя ангельский характер, но я не понимаю, почему ты так хорошо к ней относишься. Она ведет себя с тобой так высокомерно, что это действует мне на нервы. Подумаешь, великая актриса! Ты играешь не хуже ее!

Ронда рассмеялась.

– Но тем не менее, она – кинозвезда, а я всего лишь ее дублер. Так что не говори глупостей.

– Это не глупости. В экспедиции все об этом говорят. Ты ведь заменяла ее на съемках, когда она болела. Даже Орман знает это и порядочно зол на нее.

– Ты необъективен, потому что не любишь ее.

– Мне она безразлична. Но я люблю тебя, Ронда. Ты мне очень нравишься. Понимаешь, что я имею в виду!

– Билл, похоже, ты объясняешься мне в любви?

– Пытаюсь.

– Лучше оставайся просто оператором. Здесь явно не подходящие декорации для сцены объяснения в любви. Удивляюсь, как ты, великий оператор, мог допустить такую ошибку. В этих местах тебе не удастся снять удачную сцену.

– И все же я сниму ее, Ронда. Я люблю тебя!

– Перестань, – воскликнула девушка и счастливо рассмеялась.


II. БЕЗДОРОЖЬЕ | Тарзан и человек-лев | IV. РАЗНОГЛАСИЯ