home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



VI. УГРЫЗЕНИЯ СОВЕСТИ

Араб Этеви, пользуясь своим знанием английского языка, частенько бродил среди американцев, заводил с ними разговоры и прислушивался к чужим беседам. Все настолько привыкли к нему, что не обращали на него внимания, а неуклюжие попытки араба разыграть роль рубахи-парня ни у кого не вызывали подозрения в том, что это всего лишь игра, хотя даже поверхностному наблюдателю скоро стало бы ясно, что Этеви отнюдь не такой добродушный, каким хочет казаться.

Его поведение было только ширмой, на самом деле араба интересовали только обе девушки. Он никогда не подходил к ним, если рядом не было кого-нибудь из мужчин.

В этот послеобеденный час Ронда Терри что-то писала за своим небольшим походным столом. Было еще светло.

Гордон З. Маркус подошел, чтобы поболтать с ней.

Краем глаза Этеви заметил это и осторожно приблизился к ним.

– Что пишешь, Ронда? – спросил Маркус. Девушка подняла голову и улыбнулась.

– Да вот, стараюсь привести в порядок свой дневник.

– Боюсь, что он окажется…

– Может быть. Кстати, только что я обнаружила в своем портфеле эту карту. Она взяла сложенный лист.

– В последней сцене, которую мы снимали, вы обыскивали меня, чтобы найти ее. Интересно, она им еще нужна? Хотелось бы оставить ее в качестве сувенира.

Она развернула карту, а Этеви подошел ближе, и глаза его вспыхнули.

– Придержи ее у себя, – посоветовал Маркус, – пока они не хватятся. Может, она им больше не понадобится. Выглядит карта вполне натурально, даже не верится, что ее изготовили на студии.

– Нет, Билл говорил, что Джо нашел ее между страницами книги, купленной у букиниста. Когда ему предложили написать этот сценарий, ему пришла в голову мысль закрутить весь сюжет вокруг этой карты. Неплохая идея? Таинственная карта, клад с алмазами и все такое…

Она сложила карту и сунула ее в конверт. Араб следил за каждым ее движением ястребиным взглядом.

– Ты упомянула имя Билла, – сказал Маркус, – какая кошка пробежала между вами? Он же всегда был рядом с тобой?

Ронда беспомощно развела руками.

– Ума не приложу. Он избегает меня, словно я вызываю у него лихорадку или зубную боль. Тебе так не кажется?

Маркус рассмеялся.

– Допускаю, что ты можешь вызвать у мужчины лихорадку, Ронда, но чтобы зубную боль – ни за что не поверю.

В этот момент из палатки вышла Наоми Мэдисон с бледным осунувшимся лицом.

– О, Боже! – воскликнула она. – Как вы можете шутить в такое время? Ведь в любую минуту каждого из нас могут убить!

– Но мы не должны поддаваться панике, – возразил Маркус. – Не стоит выставлять напоказ наши проблемы и только о них и думать. Слезами горю не поможешь. Ни майора Уайта, ни тех бедняг, которых нам всем очень жаль, уже не вернуть.

– Да, но хотя бы до похорон мы должны вести себя подобающим образом, – сказала Наоми назидательным тоном.

– Не будь такой занудой, – слегка запнувшись, произнесла Ронда.

– Когда состоятся похороны, мистер Маркус? – спросила мисс Мэдисон.

– Не раньше, чем стемнеет. Они не хотят, чтобы бансуто увидели места захоронения. Девушка вздрогнула.

– Ужасная страна! Я чувствую, что живой мне отсюда не выбраться.

– Ты, конечно же, не хочешь выбраться отсюда мертвой?

Ронда, обычно хранившая сдержанность, на сей раз заметно волновалась.

Наоми вздохнула.

– Меня никогда не похоронят здесь. Мои поклонники этого не простят. Я буду покоиться только в Голливуде.

– Хватит, хватит! – воскликнул Маркус. – Вы, девушки, не должны думать о таких грустных вещах. Может, перекинемся в картишки перед ужином? У нас еще масса времени.

– Согласна, – сказала Ронда.

– Конечно, – процедила Наоми, – у тебя же канаты вместо нервов. А я в такой момент и слышать о бридже не хочу. Я слишком впечатлительна и восприимчива. Увы, это удел всех настоящих артистов, не так ли, мистер Маркус? Мы подобны туго натянутым струнам.

– Да, – согласился тот.

Ронда рассмеялась и взяла мистера Маркуса под руку.

– В таком случае надо отыскать еще парочку игроков, чтобы составить партию. Может, пригласим Билла и Джеральда.

Они нашли Билла, возившегося со своими камерами. Он мрачно отказался от их предложения.

– Позовите Оброски, – угрюмо сказал он, – если только сумеете его разбудить.

Ронда бросила на него быстрый взгляд из-под нахмуренных бровей.

– Еще один сошел с ума, – сказала она вслух, когда они немного отошли в сторону, а про себя подумала:

«Это уже второй намек насчет Оброски. Ладно, посмотрим».

– Что теперь будем делать? – спросил Маркус.

– Пригласи Джеральда, а я схожу за Оброски, и у нас будет полный комплект.

Так они и сделали. Вскоре их стол стоял в таком месте, где их мог видеть Билл Уэст. Маркусу показалось, что Ронда во время игры смеялась немного больше, чем обычно, и немного чаще, чем требовалось.

Ночью и негры, и белые взяли своих убитых, унесли в темноту за лагерными кострами и похоронили. Могилы сровняли с землей, присыпали листьями и ветками, а оставшуюся землю перенесли на противоположный край лагеря и соорудили небольшие холмики, по виду напоминавшие могилы.

Настоящее захоронение находилось прямо на дороге, по которой завтра должны были пройти их машины. Двадцать три грузовика и пять легковых машин сотрут последние следы, указывающие на место погребения убитых.

Люди молча работали в темноте, надеясь, что их никто не видит, но за всем, что происходило в лагере, из густой листвы деревьев внимательно наблюдал Повелитель джунглей. Лишь когда все улеглись, он беззвучно растворился в густых зарослях.

До самого утра Орман не сомкнул глаз. Он взял книгу, чтобы отвлечься от мучительных мыслей, не дававших ему возможности ни уснуть, ни думать о чем-либо другом. В свете фары, которую он укрепил у своего изголовья, резкие тени, падавшие на его лицо, придавали ему вид застывшей неживой маски.

Дремавший на противоположной стороне палатки Пат О'Грейди открыл глаза и посмотрел на своего шефа.

– Эй, Том, – сказал он, – тебе бы лучше поспать, а то сломаешься.

– Не могу, – глухо отозвался Орман. – У меня перед глазами стоит майор Уайт. Это я убил его. Его и всех этих чернокожих.

– Брось, – возразил Пат. – Твоя вина не больше, чем вина студии. Это она послала тебя сюда снимать фильм, а ты делал все так, как считал нужным. Никто не вправе тебя обвинять.

– Нет, это моя вина. Уайт предупреждал, что этой дорогой идти нельзя, а я уперся и не послушался его.

– Пожалуй, тебе надо бы выпить сейчас немножко. Это поможет уснуть.

– Я свое уже выпил.

– Так-то оно так, но сейчас капельку можно. Орман покачал головой.

– Я не виню во всем виски, – сказал он. – Я сам во всем виноват, но если бы я не пил, то такого бы не случилось, и майор, и те бедняги были бы сейчас живы.

– Глоток не повредит, Том. Тебе это сейчас необходимо.

Какое-то мгновение Орман лежал молча и неподвижно, затем отбросил полог с сеткой от комаров и вскочил на ноги.

– Возможно, ты и прав, – сказал он. Орман подошел к тяжелой потертой сумке из свиной кожи, стоявшей у подножия его кровати, и достал початую бутылку виски и стакан. Руки его дрожали, когда он наливал стакан до краев. О'Грейди улыбнулся.

– Я ведь сказал «глоток», а не стакан. Орман медленно поднес стакан к губам. Некоторое время он так и стоял, а затем его взгляд устремился сквозь стенки палатки туда, в ночь, к свежим могилам. Застонав, как от боли, он бросил стакан, а вслед за ним полетела и бутылка, расколовшись на множество осколков.

– Кто-то может порезаться о них, – заметил О'Грейди.

– Извини, Пат, – ответил Орман. Затем он тяжело опустился на край кровати и закрыл лицо руками.

О'Грейди поднялся, сунул босые ноги в ботинки, сел рядом со своим другом и обнял его за плечи.

– Ну что ты, Том!

Больше он ничего не сказал, но дружеское пожатие руки было выразительнее многих слов.

Откуда-то из ночи донеслось рычание льва, а следом раздался леденящий душу крик, который, казалось, не мог принадлежать ни человеку, ни зверю.

– Черт побери! – воскликнул О'Грейди. – Что это? Орман поднял лицо и прислушался.

– Возможно, это какая-нибудь новая напасть на нашу голову, – задумчиво произнес он.

Некоторое время они сидели молча, прислушиваясь к наступившей темноте.

– Любопытно, кто бы мог издавать такие звуки? – приглушенно спросил О'Грейди.

– Пат, ты веришь в привидения? – Голос Ормана был серьезным.

После некоторого колебания О'Грейди ответил:

– Не знаю, но на своем веку мне приходилось сталкиваться с довольно-таки загадочными и странными вещами.

– И мне тоже, – произнес Орман.

Но, возможно, что все их предыдущие впечатления померкли бы, доведись им узнать истинную причину напугавшего их крика. Откуда было им знать, что они слышали победный крик, вырвавшийся из груди английского лорда, и рычание льва, с которым он вместе охотился.


V. СМЕРТЬ | Тарзан и человек-лев | VII. КАТАСТРОФА