home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава третья

ТЫ БОЕЦ. ТЫ ДОЛЖЕН БЫТЬ УЖАСЕН…

Проснулся Сергей от того, что лежащий под боком Мишка заворочался, устраиваясь поудобнее. Он позевал, скосил глаза. Из приоткрытого Мишкиного рта тянулась на подушку сладкая струйка слюны. Он казался бы самым обычным, вполне нормальным спящим ребенком, если бы не застарелый желто-зеленый синяк на виске и черные, запавшие круги под глазами. Ничего, мелкий, все еще образуется, мысленно пообещал ему Серега. Кто против нас, если за нас сама леди Клотильда? И леди Эспи… Блистательная Клоти и стерва Эспи. Н-да, ну и парочка. Помнится, классик говаривал, что в одну телегу впрячь не можно… А впрочем, кто тут конь, а кто трепетная лань – сам черт не разберет…

Пора вставать, мысленно пнул себя Серега. Вставалось ему, бедному, тяжело, с зевками и потягиваниями. Как он ни старался быть осторожнее, Мишка, лежащий рядом, все же проснулся. Проснулся резко, точно от удара, вскинувшись, сел, испуганно моргая сонными глазами. Серега нарисовал на лице спокойную улыбку.

– Встаем, Мишка. Одеваться, умываться. Солнышко-то уже высоко!

Местное солнце и впрямь было уже высоконько, солнечные лучи в окно их комнаты падали почти отвесно. А если еще учесть, что предположительно долгота дня здесь больше земной… С Мишкиного лица ушел испуг, но настороженность осталась. Он послушно слез с кровати и стал одеваться. В местной одежде, кстати, он разбирался еще хуже, чем сам Серега, и ему пришлось помогать. Завершив сражение со своим гардеробчиком, они наконец спустились во двор.

Воздух уже начинал дрожать от приливающего полуденного зноя. Над башней, где располагались комнаты леди Клотильды и Сереги, с дикими криками носились какие-то птицы. В чистом небе не было ни облачка, но было душновато, как и вчера. То ли климат у них здесь такой, с повышенной влажностью, то ли дождь второй день пойти собирается, да все никак не соберется… Леди Клотильды нигде не было видно, но подниматься снова наверх и заглядывать в ее комнату Серега не решался – еще поймут не так, нравы в этой местности крайне простецкие, еще те… оставшиеся от юрского периода.

Он отметился у дворового колодца, заодно почти насильно умыв Мишку. Редкие слуги оглядывались на них с изумлением. Вчерашних пажей тоже нигде видно не было.

На кухне их угостили бобовой похлебкой и холодным мясом на ломтях свежеиспеченного хлеба. Пока Мишка в очередной раз в ускоренном темпе заглатывал, почти не жуя, свою порцию, Серега, нехотя откусывая от импровизированного бутерброда (похлебка, на его взгляд, была уж чересчур неаппетитной), прислушивался к болтовне слуг. Одна из кухарок, заметив его заинтересованность, радостно кинулась посвящать его в суть обсуждаемого:

– Знаете ли новость, благородный сэр? Седни ночью… – бабища в переднике артистично выдержала томительную паузу – искусство, без сомнения, отточенное долгими годами практики, – баньши балинокское не кричало. Вот чудо-то! С тех самых пор как оно у нас объявилось, а тому уж года полтора на прошлой неделе было, такого почитай что ни разу и не было… Кажну ночь орало без перерыву! А ныне вот… Може, с ним случилось что, а, благородный сэр? Вам-то оно виднее, баньши ведь по простым людям не кричит…

Призванный дать ответ, Серега отчаянно ломал голову. Баньши, что это вообще такое? Мишка доел выданную порцию и теперь заинтересованно поглядывал то в рот Сереге, то на его миску.

Вспомнил! Баньши – мифические существа вроде призраков, кричат, предвещая несчастья с кем-либо, надо понимать, знатным и благородным. Ну и почему же эта проклятая баньши сегодня не кричала?

– М-м… Да-а, – изрек он как можно глубокомысленнее. Тянул время, потому что ни одно мало-мальски толковое объяснение не шло на ум. – Я думаю. О! Ведь баньши кричат к беде, верно? Так вот, она… предупреждала. А нынче ночью… э-э-э… ее предупреждениям вняли. И одному из благородных сэров наверняка перестала грозить опасность. Кстати, а где леди Клотильда?

Повара, поварихи и поварята дружно ахнули и воззрились на Серегу в немом восхищении. Хотя вроде бы ничего такого особенного он не сказал. Мишка, воровато оглянувшись, рывком утащил к себе Серегину миску и через край торопливо выхлебал то, что там было. Одна из поварих наконец-то неуверенно помахала рукой куда-то в сторону окна.

– Леди Клотильда? Она вроде бы с рассвета на ристалище, рыцарскую плоть… это… в благородных забавах истязает… то есть упражняет!

Серега ухватил Мишку за руку и потянул его к выходу. На пороге он чуть не наступил на мохнатый комок, рвущийся вовнутрь, к соблазнительным запахам. Мухтар явно проголодался —наверное, здешние ночи и впрямь длиннее земных. Котенок злобно мяукнул, напоровшись на Серегину ногу, неожиданно преградившую ему путь к заветным продуктовым целям. Характерный…

– Плиша моего покормите, пожалуйста! – крикнул Серега через плечо и быстро пошел, почти побежал в направлении ристалища.

Точнее, в направлении зверских выкриков и стальных лязгов, которые, вне всякого сомнения, могли доноситься только с места благородных рыцарских забав. Время от времени все эти звуки перекрывал счастливый рев толпы. Если только Серегу не подводил его слух, выкрики “давай, Клоти!” в нем преобладали.

Они с Мишкой миновали узкий проход между двумя внутренними башенками и вышли туда, куда надо, – к круглому, ровному полю, окруженному кучками зрителей.

Леди Клотильда дралась на мечах. Роль меча в ее ручище исполняла стальная полоса не менее метра длиной и шириной в мужскую ладонь. Полоса даже по виду не выглядела легкой, однако это не мешало леди Клотильде обращаться с нею с легкостью и ловкостью вязальщицы, в руках у которой привычная и почти невесомая спица. Сияющее лезвие выписывало в воздухе дуги и замысловатые петли, ловя и перехватывая меч противника. Тот, кстати, даже по виду выглядел бледновато рядом с жизнерадостно улыбающейся красоткой Клоти. Под солнцем взблескивали бисеринки пота на округло-мускулистых плечах леди, едва прикрытых тонкими лямками жилета. Противник вновь и вновь яростно бросался в атаку, но уже начавшая слегка скучать леди Клотильда очерчивала своим мечом весьма выразительный эллипс прямо перед его носом, и атака проваливалась. Движения рыцаря выдавали ярость, которую Серега прекрасно понимал – баба! Дама то есть. По нынешним феодальным меркам ей бы в башне сидеть да помахивать оттуда платочком холостым рыцарям… М-да, а она вместо платочка мечом машет. Вконец обозлившись, в какой-то момент рыцарь присел в полушпагате и попытался пырнуть Клотильду снизу, явно целя в щель между доспехами – кольчужной сеткой, свисавшей с широченного пояса, почти сплошь покрытого стальными пластинами, и бедренными поножами. Зрители взревели – такой выпад, очевидно, здесь спортивным не считался. Серега даже испуганно затаил дыхание… Блистательная Клоти, похоже, наконец-то разозлилась. Меч в ее руках описал в воздухе хитрый зигзаг, отсверкивая ослепительными молниями в лучах солнца. Ее противник неожиданно для себя оказался стоящим в боевой стойке, но без меча. Его меч катился по земле, переворачиваясь и подпрыгивая. Бой был завершен, к полному восторгу болельщиков,

Леди Клотильда сняла с руки стальную пластинчатую перчатку и отерла пот со лба. Стальная полоса меча с лязгом въехала в заспинные ножны. Рыцарь по-прежнему стоял перед нею, как-то униженно пригнувшись. Кажется, он извинялся. Леди Клотильда, не дослушав, махнула рукой и хлопнула рыцаря по плечу. Рыцарь покачнулся и слегка присел под тяжестью мощной дамской длани. На лице его выписалась смущенная растерянность. Однако он быстро оправился. Когда оба они – и рыцарь, и леди Клотильда – направились к краю ристалища, он выглядел даже весьма довольным. Леди явно не любила ссориться по пустякам вроде не совсем честных ударов.

– Сэр Сериога! – обрадованно вскричала Клоти, завидев Серегу. – Добрый день! Но для вас, как я понимаю, еще только доброе утро?! Позанимаемся рыцарской наукой перед обедом?

Кучки зрителей начали быстренько рассасываться – примадонна покинула сцену. Полуденная же жара и предстоящая нудная дрессировка молокососа-менестреля совершенно не способствовали их зрительскому энтузиазму, чему, надо признать, Серега был только несказанно рад.

К моменту, когда леди Клотильда, освободившись от своего облегченного варианта бронекомплекта, изготовилась к началу физзанятий, вокруг было совсем пусто. Только Мишка, похоже, боявшийся далеко отходить от Сереги, остался здесь. И сидел, скорчившись, на окраине ристалища, забившись в тень одной из башен.

Задыхаться Серега начал уже через пять минут тренировки.

Леди Клотильда сунула ему в руки один из плоских, относительно небольших камней, аккуратными грудами наваленных возле ристалища. Как раз для таких случаев, похоже. Точнее, как раз для таких идиотов, мрачно поправил себя Сергей. Весил камень, наверное, пуда полтора. И милая, добрая леди Клотильда велела бежать, неся в руках этот камешек. Бежать по кругу и быстро.

Сердце стучало где-то между ушей, пот лил градом. Казалось, еще немного – и он упадет на раскаленную, исходящую пылевыми вихрями землю. Клотильда бодрой рысью неслась рядом, весело покрикивала, и ему приходилось терпеть и заставлять себя снова и снова поднимать неподъемно-бетонные и горящие от боли колени.

Прошли годы, столетия, прежде чем Клотильда разрешила ему остановиться. Сквозь бешеное сердцебиение, гулко отдающееся в ушах, продрался воющий звук. Сигнальный рог к обеду.

Проголодавшаяся от ратных трудов Клоти рванула скорым шагом в проход между башнями. Серега кое-как отдышался, упершись ладонями в колени, и заковылял следом. В бедрах судорожно полоскалась боль.

Он уже почти добрался до прохода и тут кое о чем припомнил. Поковылял обратно. На поле Мишки не было.

В тени башен было пусто.

Через несколько минут заполошных поисков, обшарив комнату в башне и кухню – места, где он сам более-менее ориентировался и где мальчишка уже бывал и, следовательно, мог снова зайти, – Серега вылетел во двор. И наткнулся на леди Клотильду, методично окатывающую саму себя водой во дворе под испуганными взглядами прислуги.

Леди Клотильда к факту Мишкиного исчезновения отнеслась крайне серьезно, что одновременно и обрадовало и обеспокоило Серегу. Несколько слуг, понукаемые ее грозными окриками, разлетелись по замку. Шарили они, похоже, основательно. В скором времени весь замок наполнился звуками учиняемой облавы – кудахтали всполошенные куры в курятнике, ржали кони, доносились громкие мужские матюги из комнат служанок. Замковое высшее общество, уже собравшееся в трапезной к обеду, но так и не дождавшееся появления “колена Персивалева”, тоже вышло полюбопытствовать. Впереди шествовала леди Эспланида, наряженная сегодня в скромненькое серенькое платьице, почти сплошь расшитое сапфирами. Узрев встрепанных слуг, носящихся в разных направлениях, стерва Эспи немедленно двинулась к Клотильде. Дамы смерили друг друга взглядами: Эспи – брезгливым, блистательная Клоти – отсутствующе-равнодушным. Завершив таким образом обмен верительными грамотами, дамы придвинулись поближе друг к дружке и о чем-то пошептались. Затем леди Эспланида отвесила долгий, церемонный реверанс, на прощание еще раз облила леди Клотильду презрительным взором и удалилась, неся туго причесанную головку с надменностью и грацией змеи. Клотильда помахала рукой Сереге, подзывая его к себе.

– Сэр Сериога, – средневековая амазонка была серьезна, как никогда, и сердце Сереги екнуло в ожидании плохих новостей, – вашего… гм-м… слугу никак не найдут. Однако, по мнению стер… леди Эспланиды, мальчонку, скорее всего, похитила старуха. С час назад в замок заходила процессия нищих, паломники, знаете ли, Взыскующие Благотворной Часовни… Забавное такое религиозное течение. И очень опасное к тому же. Посему им позволили здесь только напиться, в пище, как сами понимаете, отказали, и скоренько выставили за ворота. Причем стража не обратила внимания, прибавилось ли у них народу или нет… Так что, сэр Сериога… Мальчонка ваш наверняка у этих “искателей”. Я, кстати, не припомню случая, чтобы хоть кто-нибудь из них нашел то, что ищет… Но и их найти в чистом поле – та еще задачка, они и от борзых как-то скрываться умеют.

– Я отправляюсь в погоню.

– Это само собой, сэр Сериога. Никто не имеет права красть у благородного сэра его слугу —это его священная собственность. Позвольте только полюбопытствовать, остаются ли еще в силе наши вчерашние договоренности?

– Конечно, – подтвердил Серега. – Вот я вернусь и сразу…

Клотильда вздернула бровь и внимательно посмотрела на Серегу. Чувствуя, что ляпнул что-то не то, он смутился и нервно отвел глаза.

– Сэр Сериога! Как прискорбно глубока неученость ваша во всем, что касается жизни насущной. Вне всякого сомнения, виноват в том родитель ваш. Взыскующие Благотворной Часовни – это, знаете ли, народ, который просто так не догонишь. Они веруют в Часовню, что является нежданно тем, кто сильно… э-э-э… обижаем жизнью. Мол, является она в час горьких бед несчастному в разных обличьях – то в самом деле часовней, то дворцом в пустыне безводной, то воздушным замком, а то и вовсе… конюшней. Тех, кто бедствует, избавляет от бед, а тех, кто рядом оказался, награждает чем-то там таким… то ли милостью, то ли благостью. Божественным, короче. Ха, интересно, а если рядом как раз мучители несчастного окажутся, то им тоже обломится? Помыслить если, кому ж еще рядом-то и быть, как не им… Итак, посему эти паломники весьма охотно укрывают таких, как эта старуха. Просто так такие не бегут, не так ли? Это дает им шанс надеяться на явление этой самой вожделенной ими Часовни.

– Старухе вовсе не так уж плохо, – сквозь зубы сказал Сергей, припомнив гигантские размеры упомянутой особы. – Скорее наоборот, слишком уж хорошо, слишком…

– Согласна с вами, сэр Сериога. И с моей стороны… Как смела она презреть справедливый приговор дщери Персивалевой! Но дело в том, что паломники эти прекрасно соображают, что вовсе не старуха… гм-м… погрязла в несчастьях… И посему постараются они сохранить и это положение вещей, и саму эту парочку при себе. Мол, страдания невинного ребенка скорее притянут к себе, а стало быть и к ним, взыскуемую ими халупу. Будут они по руслам ручьев пробираться, следы путать. И ни в коем случае не выйдут на дорогу. А если понадобится, то будут защищать этих двоих от вашего вмешательства. Даже если потребуется убить вас…

– Ну-ну…

– Хоть и собиралась я еще одну ночь провести под человеческим кровом, – мученическим тоном объявила леди Клотильда, – но поругана честь Персивалей. Едем вместе, сэр Сериога. Сюда мы уже навряд ли вернемся. Чую, поиски будут долгими.

Целая стайка пестро разряженных пажей отконвоировала Серегу и леди Клотильду в их комнаты. Однако те шустряки, которые сунулись было вслед за Серегой в его комнату, моментально испарились. Комнату караулила грозная леди Эспланида.

Она деловито укладывала какие-то вещи в нечто, напоминающее по форме и размерам среднего формата земной рюкзачок. Рядом на постели красовался еще один точно такой же, но уже плотно набитый и заботливо увязанный поверху толстыми тесемками.

– Леди Эспланида, – сглотнув, жалко пролепетал Серега.

Леди наконец-то сочла возможным оторваться от своего увлекательнейшего занятия и поднять голову.

– Благородный сэр Сериога! – Сероватые щечки зацветил румянец. – Как вы вовремя, я тут как раз… Ваш путь, ваши подвиги, как я поняла из беседы с леди Клотильдой, должны быть продолжены. Должна сказать, что ваше благородство в отношении вашего слуги выше всяких похвал… и я надеюсь, что и в отношении наших с вами договоренностей вы будете столь же безупречны…

– Буду, – прохрипел сэр Сериога.

– О, мой дивный рыцарь! Итак, в этом мешке кое-какой дорожный провиант, всякие мелочи – гребешок, нитки-иголки, мыло, полотенце, мел для зубов. Внешностъ странствующего менестреля, готового на подвиги и славного своими сказаниями, вхожего при этом с лучшие замки страны, должна быть безупречна, не так ли?

Серега уныло покивал.

– Тут же вы найдете запасную дорожную одежду, обувь. В этом мешке – одежда нарядная, в коей будете вы представать перед благородными обществами, дорогая обувь, плащ теплый, плащ парадный. И здесь же запас шарфов моих цветов. Под ними я упрятала рекомендательные письма. Дорогой мой сэр, можете не волноваться, в нашей стране почти нет такого замка, где меня не знали бы… Теперь вот это.

Леди Эспланида жестом царевны-лягушки вытащила из широченного рукава расшитый поясной ремень. Протянула Сереге.

Он взял его и невольно взвесил на ладони. Тяжел поясочек, правда, и кожа, из которого он сделан, толстенная. И все равно – тяжеловат.

– В подкладе вшиты золотые монеты, – на удивление равнодушно сказала женщина. – Сотенные чаури Алмазных островов. У вас на ладони маленькое состояние, сэр Сериога. В подкладку каждого мешка вшито по векселю. Выданы мною сэру Сериоге, менестрелю, каждый на три тысячи чаури. В любом замке управляющий с удовольствием вам их учтет.

– Прям-таки и в каждом… – с некоторым сомнением сказал Серега.

Леди Эспланида ядовито улыбнулась:

– Увы, сэр Сериога. Моя личная подпись и печать известны в этой стране каждому, кто имеет дело с товарами и денежными вложениями. Я тут как-никак самый крупный вкладчик Алмазных островов. Векселя бессрочные, выданы под семнадцать процентов… Процент, конечно, грабительский, но зато… Вам никто не откажет. Да чтобы получить эти семнадцать процентов с трех тысяч, любой управляющий замок своего господина продаст вместе с фундаментом… Только не забудьте смочить вексель водой перед тем, как предъявить его, – пока что это чистые листы пергамента, запасены вами для собственных нужд, записать что или попросту в кустики сбегать…

– Леди Эспланида… Я ужасно вам благодарен, но…

– Пустяки, сэр Сериога. Вы знаете, у меня предчувствие… Ваши странствия и ваши сказания принесут вам великую славу. А мне они принесут… капельку уважения. Есть разные способы напомнить людям о том, что ты истинная дама. Я выбрала необычный, но, по моим расчетам, лучший из возможных. Все просчитано, благородный сэр. И не забудьте: если выданные мной средства закончатся, а на вас по-прежнему будут мои цвета, езжайте в замок Дартан. Это на восходе солнца, сразу за Дебро. Мой личный замок. Небольшой, но хорошо укрепленный. Покажете управляющему пряжку вашего пояса, и он вновь обеспечит вас всем необходимым. И умерьте смущение на вашем лице, сэр Сериога. Знайте, если мой брат все же решит прикончить меня, дабы поживиться моим наследством, вы должны будете отомстить, заявив при этом открыто о своей любви ко мне. Покойников любить гораздо легче, чем живых, так? Но местью не увлекайтесь – сочините про него какую-нибудь гадкую историю и расскажите ее…

– Н-да, дели Эспланида.

– Итак, сэр Сериога, внизу вас ждет леди Клотильда, она надежный спутник, и я вверяю вас в ее мощные руки.

– Премного вам благодарен…

– Не за что, не за что. Безусловно, с ней ваши странствия будут еще более опас… то бишь славными. Вниз для прощания с вами я спускаться не буду, надо же дать людям простор для воображения… Представляете, чем мы сейчас с вами только не занимаемся, по их мнению… Не краснейте так отчаянно. Бреши в знаниях вечно затыкаются бреднями…

Серега покивал головой, подхватил оба мешка, зажал под мышкой сверток со своей старой одеждой и направился к выходу, предварительно отвесив довольно неумелый поклон. Леди Эспланида, уже занявшая позицию у окна, царственно покачала оттуда головой и рукой. Синхронно так.

Внизу во дворе царила людская суматоха, эпицентр которой составляла фигура леди Клотильды на гарцующем коне. Рядом стояла еще одна лошадь, гораздо меньше боевого битюга рыцарственной дамы, но тоже вполне солидная, с благородными статями породистого скакуна, золотисто-коричневая, с развевающейся темно-коричневой гривой. Серега с опаской подошел, лошадь глянула на него влажным карим глазом и пренебрежительно фыркнула. К внушительному седлу из черной кожи была подвязана какая-то скатка – то ли одеяло, скрученное в рулон, то ли еще что.

– Это твой! – Леди Клотильда, уже облаченная в доспехи, бодрая и свежая, насмешливо поглядывала на него сверху. – Уж и не знаю, какая из здешних дам решила сделать из пешего менестреля конного. Или все же знаю?

У Сереги заалели уши, он поспешно отвернулся и решил заняться процессом влезания на седло. С трудом запихнув ногу в высокое стремя, попробовал подтянуться вверх… Н-да… Он решил подойти к делу иначе и, перенеся большую часть своего веса на ногу, вдетую в стремя, изо всех сил оттолкнулся от земли другой ногой. И опять просчитался. Нога, которую следовало всего лишь перекинуть через конский круп, описала полукруг, по пути заехав лошади по шее. Лошадь нервно дернулась, что добавило ему ускорения. Он шлепнулся на четвереньки, взвыл от боли под гомерический хохот слуг и едва успел крутануться на бок, уворачиваясь от лошадиного копыта, грохнувшего в землю в том самом месте, где только что была его спина. Кто-то, икая от смеха, помог ему встать. Боль в ушибленных коленях и локтях все никак не проходила.

– Сэр Сериога, помедленнее. Ножку в стремя… Эй, вы двое, помогите ему! – скомандовала леди Клотильда. – И кстати, кто тут ржет над моим… – Грозный голос выдержал паузу. Было слышно, как поочередно затихают издевательские смешочки. – Над моим спутником?

Взгроможденный в седло совместными усилиями двух пажей, Серега вытер пот и огляделся. Лошадь под ним нервно переступала с ноги на ногу, двор покачивался перед глазами. Снизу протянулась чья-то рука, и вальяжный Мухтар очутился на высокой луке седла прямо перед Серегой, предостерегающе зашипев на дернувшую головой лошадь и запустив когти в свой новый насест. Створки ворот заскрипели и разошлись в стороны.


Глава вторая В АЭРОПОРТУ НАШУ ДЕЛЕГАЦИЮ ВСТРЕЧАЛИ… | Леди-рыцарь | Глава четвертая ИЩИТЕ И ОБРЯЩЕТЕ