home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 11

Военный совет

– С-стоп. – Ильмен Эрц помассировала виски и снова ткнула красивым сильным пальцем в карту. – Детеринг, вы абсолютно уверены, что батарея расположена именно здесь?

– Ну, – Танк пожал плечами, – компьютеры, конечно, иногда сходят с ума, но не в данном случае. Планетарные сонары находятся в непосредственной привязке к башням поражения и ракетным шахтам. Так что, уверяю вас, они именно там, зарыты в каменистых холмах. А что вызвало ваши сомнения?

– Двадцать лет назад в том районе упал наш транспортный дирижабль с грузом нефти, которую мы добываем в Аххид Малайяк. Я принимала участие в его поисках, и у нас возникла одна проблема…

– Ты имеешь в виду город-кран? – хмыкнул Гест. – Как же, помню… Совет Жрецов Малайяка хотел нам помочь, но из этого получился та-акой скандал!..

Комптен покинул нас – ушел беседовать с высоким начальством, и мы остались с Ильмен Эрц и Гестом. Начштаба оказался толковым мужиком, он тотчас вывалил нам кучу новостей по поводу Аххид Малайяк, Конфедерации Солфер и своего личного отношения к проблеме, причем речь его изобиловала труднопереводимыми морскими выражениями. Впрочем, до тяжеловесных русских матюгов, повсеместно принятых в Империи, им было далеко.

Мадам Эрц, напротив, косила под великосветскую разведдаму и на прикалывающегося Детеринга смотрела чуть свысока – не иначе, обманулась по поводу его возраста, а уж по поводу чина – так точно. Танк же дурачил ее от души: наивно хлопал глазами, виновато пожимал плечами, постоянно спрашивал у меня совета и вообще прыгал вокруг нее, то и дело цепляясь своим «нокком» за крутое бедро крепко скроенной, хотя и удивительно женственной – да! – красотки.

– Мне не очень приятны эти воспоминания, – поморщилась Эрц, – но раз уж такое дело… Так вот. Двадцать лет назад почти на том самом месте, о котором вы, Детеринг, говорите, рухнул огромный дирижабль. Попал в бурю, это там бывает, двигатели перегрелись, ну и упал. Впрочем, команда большей частью уцелела и вызвала помощь. Но прежде чем до него добрались спасатели, экипаж оказался в руках обитателей подземного города, расположенного в скалах близлежащих предгорий. Там рядом горная цепь – вот она, – а в предгорьях вырублен целый город. Когда-то на территории Аххид Малайяк таких городов-монастырей было множество, но на сегодняшний момент остался лишь один. Его обитатели не имеют контактов с властями страны, так как исповедуют базовую религию в ее экстремальном варианте… столетиями живут под землей, питаясь грибами и всякой мерзостью, у них там целые подземные плантации, реки и фермы. Чужаков, которые попадают им в руки, они приносят в жертву богам. Спасти экипаж нам не удалось… Но дело в том, что большая часть огромного подземного города заброшена, так как в то время там осталось лишь около десяти тысяч человек – приблизительно, конечно. Так вот – не мог ли Крокер расположить батарею именно там? Быть может, он сумел устрашить обитателей города или подкупить их каким-то образом?

– Ни то и ни другое, – хмыкнул Детеринг, – он их попросту угрохал. Гарантирую.

– Всех сразу? – удивился Гест.

– Да чего проще! Всунуть в нору корабельный F-генератор без защиты, и через сутки они все сдохнут, до единого. И все: заходи – не бойся, выходи – не плачь. Но их судьба меня мало волнует…

Детеринг вгляделся в карту.

– Смотри, Саша: по прямой – километров тридцать. И вода есть. И вентиляционные дырки наготове. И рыть почти ничего не надо. А?

– Была не была? – спросил я.

– Ну, ведь его-то логика не отличается от нашей? И наверняка спешил он изо всех сил.

– Рискуем, конечно…

– Не шибко… Гест, как ваши меры веса соотносятся с либенскими?

– А что вас интересует?

Его интересовал дирижабль грузоподъемностью в семьдесят тонн. Гест почесался.

– Н-да… двести с лишним… Есть, но это нефтеналивные транспортники. А что вам тянуть таким весом?

– Танк.

– Что такое «танк»?

– Тяжеловооруженный бронированный вездеход.

– Большой? – прищурилась Эрц.

– Он помещается в моем катере.

– Но мы не видели вашего катера.

– Ч-черт, действительно. Вызывайте автомобиль.

Ильмен Эрц приглашающе взмахнула рукой.

– Мой на стоянке у входа.

Уже начинало светать, накрапывал легкий теплый дождь. Мы впятером уселись в небольшую машину, похожую на прогулочные модели производства Имперской Метрополии, и мадам уверенно вырулила со стоянки.

– Вам доложили о месте нашей посадки? – поинтересовался с заднего сиденья Детеринг.

– Ну конечно, – гыгыкнул Гест, – вы, ребята, всю базу с ног на голову поставили. Нас вызвали по общей тревоге номер один, ничего не объясняя. Оперативная служба ночного командования сперва решила, что летят люди Крокера. Выслали двух перепуганных рыб – Леклора и Сатрокса. Мы на всякий случай спрятали в здании всю дежурную роту боевых пловцов.

– Вы вечно преувеличиваете, Гест, – отозвалась Ильмен Эрц, – сразу, когда они сели, Сатрокс разглядел на самолете символы Империи. У Крокера своя эмблема. Так что особых сомнений не было. Комптен сразу понял, с кем имеет дело.

Автомобиль свернул влево и остановился.

– Красота, – сказал Детеринг, – только сейчас я понял, что мы сели прямо на плацу. Это место для общих построений, а?

– Точно, – улыбнулась Эрц, вылезая из машины. – Ого… Я и не думала, что ваш самолет – такая громадина.

Прямоугольная асфальтированная площадка, примерно двести на триста метров, была окружена солдатами. При нашем появлении они подтянулись, откуда-то выбежал молодой офицер.

– По-моему, там кто-то есть, – полушепотом доложил он Гесту, испуганно косясь на нас, – машина включала сирену и мигала огнями на носу и в корме.

– Лезть туда не надо, мать твою за ногу! – отчетливо изрек шлем Детеринга, висящий у него на поясе.

Парень вытаращил глаза, в полном ужасе завертел головой, попытался что-то сказать посиневшими губами, шумно сглотнул и издал совершенно неприличный звук. Ильмен Эрц покраснела как вареный рак.

– Э, сынок, – барственно булькнул Танк, – да ты никак обложился? Гест, дружище, что это у вас тут засранцы какие-то, а? Или это у вас форма уставного приветствия?

В оцеплении заржали.

– Ма-алчать, рыбье семя! – гаркнул Гест. – А ты, ублюдок, вали отсюда! И вызови мне ночного оперативного. Хотя бы Леклора. Чего стоишь? Бегом!

Я закусил губу, чтобы не расхохотаться. Мадам Эрц стояла, не поднимая глаз, враз растеряв царские манеры.

– Ну, пошли, – Детеринг прошел мимо расступившихся солдат, – нечего тут вонять, рыбины, я такой же человек, как и вы.

– Превосходный офицер, ничего не скажешь, – пробормотал Гест, – не придумал ничего лучше… Детеринг, а там действительно кто-то остался?

– Да нет, – ответил Танк, – просто кто-нибудь из ваших болванов подошел слишком близко, ну и сработала охранная система.

Мы подошли к выдающейся вперед приплюснутой «голове» «Тандерберда», по полированной поверхности которой стекали капельки дождя.

– Здоровая махина, – уважительно произнес Гест, разглядывая консоль до отказа убранного суставчатого крыла. – Это грузовой самолет?

– Да нет, – Детеринг качнул головой, – это универсальная боевая машина с комбинированной двигательной системой и разнообразным вооружением.

В абсолютно гладком черном борту с шипением открылся люк атмосферного створа. Чуть ниже его из борта выпала суставчатая лесенка.

– Прошу вас, – Детеринг сделал вежливый приглашающий жест и посторонился, – у нас принято пропускать вперед прекрасных дам.

– Ваша галантность почему-то представляется мне подозрительной, юноша.

На сей раз я не сумел подавить смешок.

– Мне не совсем понятен ваш юмор, – стрельнула она в меня испепеляющим взглядом.

Я, разумеется, не стал ей объяснять, что я вообще еле сдерживаюсь, чтобы не заржать на весь плац – ибо ясно, что несчастный парень обделался не только с испуга. И если милому «юноше» будет угодно, то с ней еще и не то приключится.

Я пожал плечами, подтолкнул вперед Тин и полез в рубку вслед за ней. За мной через проем створа легко перемахнул Гест, следом – Эрц и Детеринг.

– Вы говорите, что это – боевая машина? – удивился Гест, разглядывая меховые чехлы кресел, ковровое покрытие на полу, светлый потолок и аккуратную отделку панелей управления. – Интерьерчик ничего себе…

– Я вижу, вы привыкли жить в роскоши, – кивнула Эрц, мне прямо неудобно ходить здесь в мокрых сапогах.

– Ну, этот пол сложно испачкать, – махнул рукой Детеринг, – он почти все впитывает без следов. Впрочем, господа, мы еще поговорим об этом… я хочу показать вам танк.

«Видимо, он слетал за ним, пока я дрых», – решил я, открывая дверь десантного салона.

– Тин, малыш, достань, пока мы ходим, пиво, – сказал я вполголоса. – И какой-нибудь сок.

Мы прошли через десантный, я сдвинул дверь транспорт-дека и шагнул внутрь. Вспыхнул свет. Передо мной стояла черная махина ТТТ.

– Ну вот он, наш красавец, – услышал я голос Детеринга и протиснулся вдоль борта к корме, чтобы освободить место в тесном деке, – весит он около двухсот ваших карг, имеет тяжелое бронирование, очень сложную и разнообразную систему вооружения, пригоден для действия в разнообразных атмосферах и без них, даже для действия в агрессивных средах – то есть при высоких температурах и давлении. В определенных пределах, конечно.

– Гм… – Гест прошелся вдоль левого борта до кормы, вернулся обратно, задумчиво подергал гусеницу, – мощная, наверное, штуковина. И какой у него запас хода?

– Двенадцать суток полных оборотов в земных условиях, – ответил Детеринг. – Чем хуже условия, тем ниже срок ходовой автономности, потому что защитные системы жрут много энергии.

– Ничего себе… И вы хотите утащить эту штуку дирижаблем? Но для чего?

– Идемте в рубку, – мотнул головой Детеринг, – промочим горло.

Тин уже извлекла из пола складной столик, а из потолка – треугольные пакеты с пивом, оранжем и сиу.

– Прошу садиться. Разворачивайте кресла к центру, если угодно отрегулировать жесткость или наклон спинки – сбоку имеется рукоятка. Итак, – Детеринг сунул в зубы сигарету, – угощайтесь. Пакеты открываются вот так… Бокалов, увы, у нас нет, но уверяю вас, пакет абсолютно стерилен – как изнутри, так и снаружи.

– А что это? – осторожно поинтересовалась Эрц.

– То, что у вас в руках, мадам, сладкий фруктовый сок, абсолютно натуральный, без какой-либо химии. Этот фрукт – он называется «оранж» – изображен на пакете. А господин Гест держит в руках напиток, содержащий легкий алкалоид растительного происхождения.

– О, – оживился Гест, – у вас тоже есть алкоголь? А что тут написано?

– Это эмблема производителя, – ответил я, – фирма «Вест и сын», кажется.

– Выбор Геста мне абсолютно ясен, – рассмеялась Ильмен, прихлебнув оранж, – О, вкусно! Надеюсь, господин Королев, у вас нет ничего по-настоящему пьянящего?

– Не надейтесь, – Танк скорчил шаловливую рожу, – и если господин Гест соблаговолит угостить нас приличным обедом, я обещаю захватить с борта бутылочку отличного алкогольного напитка.

– Непременно, друг мой! – рявкнул Гест, сделав добрый глоток пива. – Сегодня же!

– Замечательно. Так вот, – Детеринг зажег сигарету, – кстати, не пугайтесь, это тоже легкий растительный алкалоид, но пробовать не советую, нужна привычка… не беспокойтесь, вентиляция включается автоматически… так вот, отвечая на ваши вопросы… Это, – он обвел рукой рубку, – универсальная машина, рассчитанная как на полеты в атмосфере, так и в космосе. Это, если хотите, боевой звездолет малого радиуса действия. Для атмосферных полетов используются двигатели, работающие по принципу… гм… ну, короче говоря, использующие энергию гравимагнитной переменной… ни черта не понятно? Не важно. Когда-нибудь… Ну а для полетов в космосе имеются F-моторы со сверхсветовой скоростью истечения потока… не спрашивайте, что это такое, это иррегулярная математика. Моих математических познаний едва хватает на то, чтобы проложить курс при помощи штурманского мозга – грубо говоря, я знаю, на какую кнопку когда нажать. В общем, все это не важно. Разумеется, эта машина не может использоваться в качестве полноценного звездолета, так как имеет лишь шесть часов сверхсветового хода. Что касается вооружения, то тут дело посерьезнее. При удачном стечении обстоятельств я могу разворотить легкий боевой корабль, да… В основном эта машина предназначена для разведывательно-боевых действий одиночным порядком. Она имеет сложную и высокоэффективную систему защиты, через которую не пробьется никакое ваше вооружение, довольно большой срок автономности, мощную систему связи, системы поиска цели и наведения на цель, она, несмотря на свои размеры, очень маневренна и в умелых руках… очень и очень опасна.

Гест восхищенно покачал головой.

– Но для чего дирижабль?

– Теперь – к моему плану. Мне кажется, что уязвимое место батареи – генераторная секция – находится именно в этом подземном городе. Прошу вас быть внимательными, господа. С этого момента ни одна деталь нашего плана не должна стать достоянием… кого-либо… Вы меня поняли?

– Вполне, – серьезно ответил Гест.

– Разумеется, – кивнула Ильмен.

– Я раскрою карты, господа… И прошу не иметь ко мне претензий… Если Крокеру станет известно о моих планах, точнее, о деталях… я швырну на эти генераторы свой катер, а вам устрою лучевой катаклизм гораздо хуже ядерного взрыва, и корабль сядет, он сядет так или иначе, и две первых головы, которые слетят, – ваши головы, господа. Надеюсь, я не обидел вас своей прямотой, я просто не терплю недомолвок.

– Я вполне с вами согласна, – сказала Ильмен, и ее глаза вдруг потеплели. – Это, по крайней мере, честно.

Гест потер виски.

– У нас есть начальство… и к тому же я не верю в их шпионов… в нашей разведке.

– Кто знает, Гест? Вы знаете? Я – нет. Зато я знаю то, что планы Крокера более чем серьезны, и я знаю, что он имеет весьма широкий спектр боевых специалистов. В Галактике пруд пруди авантюристов, и совесть у них самая разнообразная. Только Империя, знаете ли, насчитывает двенадцать планет и сорок миллиардов населения. И еще девять разумных рас, подписавших Договор о торговле и перемещениях. И Айоранские Миры – как ваш. Мы точно знаем, что их было семь… но пока открыли только четыре.

– Что такое «Айоранские Миры»? – спросила Эрц.

– Чуть позже… И еще негуманоиды. И еще следы древних миров… А вы, дружище Гест, не верите… А я вот не знаю, во что мне верить, а во что – нет. Ну ладно… Итак… необходимо найти мощный дирижабль без экипажа и быстро, в течение двух суток, переделать цистерну в контейнер для танка. Причем переделать так, чтобы внешне он от цистерны не отличался. Думайте. Только быстро.

Детеринг задумчиво глотнул пива, достал новую сигарету. Я тоже закурил. Конфедераты молчали. Гест приканчивал третий пол-литровый пакет пива и пощупывал подбородок. Ильмен очаровательно закусила нижнюю губку.

– Без Комптена этого не сделать, – наконец произнес Гест. – Дирижабль нужно купить. Иначе – никак. Мы не можем принудить транспортную компанию на подобные… гм… расходы.

– Стоп, – перебил Детеринг. – Вы профессионалы, и я профессионал. Я понял ход ваших мыслей. Уломать компанию можно, но нужно время. Хорошо – купить. Вопрос, как я понимаю, – на что?

– Нужны наличные, – объяснила Ильмен Эрц, – и немало. Переделка много времени не займет, это можно сделать прямо здесь, в доках. И никому не объясняя зачем. Просто дать задание инженерам – контейнер такого-то формата, груз – двести карг. И время – скажем, шесть часов. Они у нас натренированы на скоростных сложных ремонтах – реактор за сутки меняют, – так что справятся. Но на что купить?

– Саша, – спросил Детеринг, отключив транслинг, – что тут у них используется в качестве валютного эквивалента?

– Ну что, – ответил я, проделав то же самое, – homo sapiens есть homo sapiens… Камушки… алмазы, сапфиры, кое-какие из тех, что у нас считаются полудрагоценными – аметист, к примеру. Ну и медь, как ни странно. Ее здесь почему-то мало, большая редкость. Но где мы возьмем медь?

– Медь? – Детеринг не поверил своим ушам. – Обычная медь?

– Ну да, в старину считалась священным металлом. У них в электротехнике повсеместно золото используется. Его тут – навалом, как на Кассандане.

Детеринг вдруг захохотал. Продолжая хохотать, он вытащил из ножен обычный тяжелый тесак и подошел к переборке между рубкой и десантным салоном. Под недоуменными взглядами конфедератов всадил тесак в какую-то щель над дверью, с хряском отодрал пластиковую крышку и принялся ковыряться внутри. Выдернул что-то и вернулся в кресло.

– Вот, – он держал на ладони обычную, хотя и довольно увесистую катушку самого примитивного, древнего как мир реле, – работает надежнее микромозгов, потому и употребляется в боевой технике. Что это?

Гест взял в руки катушку, поддел ногтем виток проволоки, соскреб с него лак.

– Гм… это медь. У вас ее что, много?

– Чего только не случается! Вот видишь, Саша, как полезно иметь под рукой специалиста! Гест, сколько нужно меди, чтобы купить этот воздушный пузырь?

Гест удивленно посмотрел на Ильмен Эрц. Та зашевелила губами.

– Ну… около одной десятой доли карги…

– То есть… около тридцати пяти килограммов, – перевел я. – Но где ее столько взять?

– А подойдут, скажем… ну, вот такие вот плиты? – Детеринг показал руками, какие.

– О, конечно! Только где вы их возьмете?

– Господа, но у нас меди как дерьма, простите! Медь – лучший проводник для электротока. Да это просто анекдот! Саша, ты спрашиваешь где? У нас есть такая штука, как система раннего метеоритного предупреждения. А в ней есть такие хреновины – модуляторы. Всего их шесть. И в каждом – здоровенные медные плиты, каждая ровно по полста кило. Гест, сколько времени вам понадобится, чтобы обратить медь в наличные?

– Часа два. Еще столько же, чтобы за наличные подобрать соответствующий дирижабль и пригнать его сюда. Остальное – дело техники.

– Хорошо. Я дам вам медь. И больше, чем нужно. Теперь дальше. Мы долетаем до цели и имитируем катастрофу. На всякий случай. Я почти уверен, что они постоянно щупают окрестности сонарами ближнего целеуказания. Поэтому я не хочу лететь катером. Итак, мы у цели. Я что-нибудь взорву на борту, изобразим море дыма и огня, мягко плюхнемся и быстро въедем в ближайшую дыру. В дыму они ни черта не разберут, а дыма, клянусь, я им сделаю много. Остальное, как вы говорите, – дело техники.

– Я полечу с вами, – неожиданно заявила Ильмен. – Я знаю город… верхние ярусы. Я там была. Без меня вы ничего не найдете. Там адские катакомбы, но ваш танк, кстати, пройдет по всем верхним ярусам.

– Тем лучше. Я, честно говоря, хотел его использовать для эвакуации. Но если он пролезет в этих норах – прекрасно… это упрощает дело. Но, Ильмен… вы умеете обращаться с оружием?

– Я не стану для вас обузой, – усмехнулась женщина, – в прошлом я командовала подразделением морского десанта и пять лет провела на войне. Занималась спортом… между прочим, умею обращаться с мечом. Вы таскаете с собой клинок для очистки овощей?

Детеринг загадочно улыбнулся и взял в руки ножны, висевшие на спинке кресла. Быстрым, неуловимым движением вынул почти метровый клинок, матово засеребрившийся в свете верхних плафонов. С любовью провел по нему рукой, словно ощупал каждую магическую руну из числа тех, что были вырезаны в его узком теле.

– Этому мечу две тысячи лет, он испил крови тысяч и тысяч противников. Есть такая планета Росс, на которой живет очень старая, мудрая и благородная раса. Я много лет провел в этом мире, набирался ума-разума. И вот когда мои друзья сочли, что я вполне научился древнему искусству владения клинком, один из них подарил мне это славное оружие. Когда-то этот меч принадлежал его отдаленному предку. Я использую этот клинок в рукопашных схватках.


* * * | Ветер и сталь | Глава 12 Профессор Детеринг, Империя