home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 12

Профессор Детеринг, Империя

Гест и Ильмен появились через час после полудня. Микроавтобус подъехал прямо к борту катера и коротко пискнул. Я отвалил люк и высунулся на улицу.

– Все в порядке, Александр, – приветствовал меня Гест, вылезший из-за руля. – Дирижабль уже в доках.

– Хорошо, Ян (в конце беседы мы решили перейти на «ты»), забирайтесь.

– Да мы за вами. Я же обещал обед…

– Да-да-да! – услыхал я голос Детеринга, и он высунулся из люка рядом со мной. – Это мудро, Ян. Но мне не очень-то хотелось бы, чтобы на нас глазели.

– А никто и не будет, – поднял брови Гест, – стол накрыт в моем кабинете.

– Вот это я понимаю – профессионал! – восхитился Детеринг. – Ну, тогда обождите нас пять минут.

На всякий случай мы все-таки прихватили с собой пистолеты. Шлемы были неизбежны. Тин я велел оставаться в катере. Несчастная девчонка грустно вздохнула и исчезла в салоне. Обращаться со стереовидео я ее уже научил, а фильмов на катере было немало. Пускай смотрит. Может, с языком получше станет, а то пока она знала несколько слов по-русски и столько же – по-английски, что ужасно смешило Детеринга.

Шеф извлек из какой-то ниши в потолке продолговатый сверток, в котором что-то предательски булькало, и мы погрузились в микроавтобус.

– Как дирижабль? – спросил Детеринг.

– В порядке. Хороший большой танкер, не самый новый, но моторы в отличном состоянии.

– Турбины, как ты и говорил?

– Да. Поршневых уже мало осталось.

– На Земле техника шла точно таким же путем…

– Где?

– Объясню за столом. Инженеры у вас грамотные? Ты, я надеюсь, не напутал с размерами контейнера?

– Не о чем беспокоиться. Они просчитали на пальцах силовой каркас и заверили, что проблем не будет. Я сказал, что это сверхсекретный заказ… так что без вопросов. Ну и на всякий случай заткнул кое-кому пасть деньгами. Вопрос есть у меня: что делать с теми бабками, что остались от сделки?

– Сколько у тебя детей, Ян?

– У меня? Пятеро – двое парней и три девчонки. А что?

– А у тебя, Ильмен?

Эрц чуть прикусила губу.

– У меня нет семьи, Йорг.

– Прости, если я тебя смутил. Гест, раздели деньги на три части, две возьми себе, а третью – Ильмен.

– Йорг, ты в уме? Это же огромная сумма?!

– Плевать, для меня она ничего не значит. Мы, кажется, приехали?

Гест провел нас к лифту каким-то черным ходом, мы поднялись почти под самую крышу и вошли в его кабинет. Убранство помещения свидетельствовало о том, что Янникт Гест – таки да большой начальник: на полу хороший ковер, стены затянуты мягкой золотистой тканью. В углу стоял деревянный полукруглый стол с аппаратами электроакустической связи, посреди комнаты – невысокий овальный стол, уставленный всякой снедью, и пять мягких кресел.

– Прошу отведать с моего стола, – Гест церемонно поклонился. – Рад видеть дорогих гостей в скромном своем доме, – последовал еще один поклон.

Я также склонил голову в ответ. Детеринг в очередной раз удивил меня: он приложил руки к глазам, затем сделал шаг назад, вытащил из ножен на бедре свой изящный росский кинжал, прикоснулся губами к клинку и, глубоко наклонив голову, протянул его Гесту:

– Нижайше прошу благородного хозяина воспользоваться для трапезы моим «ракуи» в знак установившегося между нами доверия.

Гест в недоумении посмотрел на меня, потом застыл, не зная, что отвечать.

– Это древняя ритуальная фраза с планеты Росс, – объяснил я, – она свидетельствует о том, что кинжал не отравлен и рыцарь считает хозяина своим другом. Господин Детеринг, не будучи росским аристократом по рождению, в известной степени является таковым по духу.

Ильмен слегка порозовела и бросила на Детеринга странный взгляд.

Мы уселись за стол. Детеринг развернул сверток и извлек из него пузатую литровую бутылку.

– О-о-о… – Гест одобрительно взял ее в руки. А что это такое?

– Позвольте-ка… – я присмотрелся к этикетке, – о, «Отель де Круассар», фирма «Лемак», Кассандан! Ха, да ему двадцать пять лет! В Метрополии этакая бутылочка стоит половину моего месячного оклада.

– Это вино?

– Нет, это называется «коньяк», и его нужно пить из мелкой посуды.

– А вот я вижу на столе стопки, – Детеринг оторвался от обнюхивания какой-то копченой птицы в серебряном судке, – и фрукты. Да и мясо, по-моему, прекрасное. Правда, хлеба нет…

– Хлеба вы и не увидите. Здесь нет ни пшеницы, ни ячменя. Перед вами коричневые шарики. Это продукт, произведенный из местного злака аналогичным путем. Но они островаты на вкус.

– Какая разница… а это что, вместо вилок?

– Александр, а как это открывается? – Гест мучился с пробкой, залитой сургучом: крутил ее, тянул, но сургуч не поддавался.

– Гм… Ян, ну как тебе объяснить, что такое штопор? Нужно нечто вроде винта с очень большим шагом резьбы и острым концом.

– Да что ты мучаешься? – перебил меня Детеринг. – Э-э, ребята… дело проще простого.

Он взял узкую двузубую лопаточку, использовавшуюся вместо вилки, поставил бутылку на стол и узкой резной рукоятью лопаточки вогнал пробку внутрь бутылки.

– А то – штопор, штопор… Господа! Я предлагаю оставить церемонии, не то мы, чего доброго, в них запутаемся и ненароком смутим или обидим друг друга. Я не знаю, как у вас принято вести себя за столом, поэтому сам положу себе в… – он с сомнением посмотрел на низкую треугольную мисочку, – в тарелку то, что мне понравится. Однако же, на правах гостя из… х-ха, далекого космоса, сам налью вам этого прекрасного напитка.

Детеринг разлил коньяк по узким серебряным бокальчикам и, лукаво улыбаясь, продолжил:

– У нас также имеется обычай: пить всем одновременно и при этом желать друг другу что-либо… хорошее. К примеру, здоровья и счастья… Я хочу предложить выпить за нашу дружбу, дружбу людей одной крови! Прозит, господа офицеры!

Мы с Детерингом подняли бокальчики. Гест и Ильмен последовали нашему примеру. Эрц выпила коньяк маленькими глотками, а Гест, наоборот, махнул содержимое рюмки залпом и некоторое время блаженно прислушивался к своим ощущениям.

– Н-да, – изрек он, – волшебство. Я даже не стану спрашивать, как и из чего это готовят. Это наверняка какая-то магия. Или, наоборот, высокая технология. Но, Йорг, у нас полно других вопросов. Сам понимаешь: не каждый день приходится общаться с инопланетянином!

– Например, что такое Айоранские Миры? – спросила Ильмен. – Ты сказал, что наша планета – это «Айоранский Мир», что это значит?

– Гм… – Детеринг грызнул сочную птичью ногу и задумчиво пожевал, – Саша, а что, комиссия по контактам… что они там вообще делают?

– А в Либене это большая проблема, – вздохнул я, – страна до того нафанатизирована религией, что правящие круги не выпускают эту информацию из своих кабинетов.

– Ага… Ну, в общем-то, дикая религиозность при определенном технологическом уровне объясняется тем, что нормальная эволюционная теория здесь и не могла появиться – да и вообще, глубокая исключительность, чуждость, ощущается подсознательно, это уже парафизика… Ну хорошо, ребята, наливайте коньяк, и погрузимся в седую старину. Королев, не чавкай. Итак. Я не инопланетянин в полном смысле этого слова. У нас действительно одна кровь, как бы странно вам это ни казалось. Наша раса появилась в результате многих миллионов лет эволюции на третьей планете небольшой желтой звезды в… сейчас… сорока восьми световых годах отсюда. Вы же, точнее ваши предки, появились здесь около пяти тысяч лет назад. В то время наши общие предки представляли собой полудикие племена охотников и пожирателей кореньев. Впрочем, анатомически – в контексте развития мозга – раса уже сформировалась полностью. Теперь, пока мы еще не пьяны, я позволю себе съехать в еще более седую глубину. Существует такое понятие, как «парадокс спирали» или еще «парадокс Их-озз-рра», по имени лидданского ксенолога, который первый обратил на него внимание. Согласно его теории – а она принята всеми как базовая, – в определенном «куске» космоса, а речь идет приблизительно о сфере радиусом в сто световых лет, развитие разумных рас идет по спирали – в одном временном витке их, скажем, количество N, в другом – 2N, в третьем, скажем, – 12N, а в следующем будет опять 2N, а потом N и т. д. Причем как сама спираль, так и виток – понятия весьма абстрактные. Наши ксенологи придерживаются росско-лидданской теории, согласно которой под витком понимается двадцать тысяч земных лет. Кое-кто считает иначе. Существующая длина спирали неизвестна никому, так как никто не знает возраст Галактики. Известно, что Вселенная, по-видимому, абсолютно бесконечна, и известно, что она постоянно метаморфирует, рождая новые галактики и уничтожая старые. Впрочем, процесс этот настолько растянут во времени, что мне лично, далекому от астрофизики человеку, представляется более чем умозрительным.

Так вот, господа, в предыдущем, так сказать, витке существовали две могущественные расы: Айорс – гуманоиды, ментально близкие к нам, и Дэф – негуманоидные, рожденные в абсолютно иных условиях и обладающие совершенно чуждой нам психикой. Дэфяне плодились с невероятной быстротой, и им постоянно нужны были новые и новые пространства. Айорс, наоборот, однажды обуздав свою рождаемость, в космос особенно не лезли. Я не стану объяснять вам, почему и как сложилась предвоенная, грубо говоря, ситуация. Это нудно, и к тому же по сей день нет абсолютной ясности в этом вопросе. Помимо них, существовала и третья сила: загадочная раса с Эйзе-4, мы до сих пор не знаем ни их судьбы, ни даже их самоназвания. Знаем только, что они не были кислорододышащими антропоидами, и знаем, что от Айорс и Дэфа, стоящих на не очень высоком технологическом уровне, они отстояли где-то так же, как мой катер – от дирижабля. Эта раса кое-что дала молодым тогда глокам, и потом исчезла… но речь не об этом. Видимо, они были торговцами, но торговали не медью и не коньяком, а информацией. С кем – это отдельный разговор. Так вот кто-то из них продал Айорс идею, видимо, далеко не оригинальную и в ряде случаев успешную: подыскать себе союзников. Никто не знает, что было платой в этой сделке, но она была совершена. Айорс понимали, что им одним в поединке с Дэфом не выстоять. А время, видимо, у них было. Точнее, это они так считали. И они ринулись на поиски юной, кислорододыщащей, ментально близкой и – главное – быстро размножающейся расы. Сперва они сунулись на Росс. Но Росс к тому времени уже ковал мечи и строил замки, там начинался период, когда люди научились бороться с кошмарными хищниками своего мира и увеличили популяцию настолько, что весь пыл, оставшийся от тысячелетий борьбы с драконами, смогли обрушить друг на друга. К тому же сами они произошли от ночных хищников, а это вносит свои… нюансы в видовой менталитет. Росс оставили в покое. У Росса еще все было впереди. И вот Айорс нашли Землю. Естественно, они целенаправленно искали определенного класса звезды и определенные планеты, способные возникнуть лишь у таких звезд. Нашли. К тому времени уже были готовы семь планет, способных принять поселенцев. В глубокой тайне с Земли были сняты целые племена. Так вы очутились здесь. Но они не успели! Они смогли, видимо, просто завезти вас сюда, научить кое-каким азам технологии, а потом-таки грянула война. В войне не было ни победителей, ни побежденных: сильным массированным ударом Айорс уничтожили все планеты Дэфа, а умирающий Дэф дотянулся до трех планет Айорс. Айорс пали сразу – по-видимому, это была вообще не очень-то жизнеспособная раса, а Дэф агонизировал еще лет пятьсот.

Ильмен помассировала виски.

– Это невероятно… наши биологи до сих пор не могут построить сколько-нибудь логичную теорию нашего появления… мы действительно словно свалились с неба. Ни ископаемых останков, ничего. А Земля? Ведь вы – с Земли?

– Нет… Давайте выпьем еще по стопке. Говоря о Земле, необходимо опять совершить экскурс в историю витка… Будем здоровы, господа! Прекрасная птичка, кстати… Земля… Путь Земли довольно нетипичен, Ильмен. Мы с вами – представители самой яростной, самой непокорной, самой любопытной и самой стойкой расы в Галактике. Путь от каменного топора до первых вылазок в космос Земля прошла очень быстро. И, в силу, я бы сказал, навигационных, астрографических причин – в изоляции. Но Айорс – они были мудрыми и по-своему благородными тварями. В качестве компенсации за грабеж они оставили землянам шикарный подарок – одна из первых экспедиций на соседнюю планету обнаружила там этакий информационно-технологический склеп. Полсотни небольших и слабовооруженных сверхсветовых кораблей и большой информационный пакет. Началась исследовательская работа. А потом и здесь грохнула война… На Земле тогда обитали несколько разных субрас, отличавшихся внешностью и нюансами менталитета. К тому же Земля была зверски перенаселена, минеральные ресурсы были на исходе. Война носила расовый характер. Широко применялось ядерное оружие, а вы понимаете, что это значит. Ну и… у международной колонии исследователей, видимо, сдали нервы. На Землю стали садиться корабли, куда запихивались все представители наиболее цивилизованной «белой» расы. Сперва беглецы расположились на Марсе. Но планета была практически безжизненна, а корабли продолжали свои рейсы. Всего планету покинуло около двадцати миллионов человек. На Земле остались еще миллиарды людей, но они относились к народам, развязавшим это побоище, и вытаскивать их из радиоактивного ада у наших предков не было особого желания. Марсианская же колония стояла на грани смерти – не хватало воды, пищи, энергии. Их спас случай. На Марсе сел крепко искореженный в бою с леггах росский крейсер. Фактически колонистов спасли генераторы крейсера. У россов тогда просто не было выхода – то, что осталось от экипажа, неслось к ближайшей звезде на рассыпающемся корабле. Земляне радушно приняли инопланетный экипаж… но средства связи у них хоть и были, но никто толком не умел ими пользоваться. Отправиться же в межзвездный перелет они тоже не могли – у россов не уцелело ни одного штурмана, способного проложить курс на незнакомом древнем корабле, а отремонтировать крейсер было невозможно. И все-таки они выкрутились. Россы вместе с землянами сумели кое-как разобраться в системах связи Айорс, и в космос ушел общий сигнал бедствия – обязательный для всех гуманоидных кораблей. Первым на Марсе появился огромный грузовик глоков – мудрой и доброй древней расы исследователей и торговцев. Глоки же указали переселенцам курс на недавно открытую ими планету – сегодня это Имперская Метрополия. По сей день неприкосновенность глоков гарантируется имперским мечом. Следом пришли росские транспорты – целый конвой, готовый снять двадцать миллионов человек. Инженеры глоков и россов сумели разобраться в древней технике, и корабли Айорс, спасшие расу, легли на курс к маленькой желтой звездочке. Рядом шли ощетинившиеся пушками россы. С тех пор прошло триста лет. Мы много воевали, мы очень быстро росли, мы создавали все более совершенную технику, мы сражались во всех войнах, которые вел Росс, именно мы вышибли негуманоидов за пределы сектора… сегодня нас сорок миллиардов и целое созвездие планет… В те годы с Земли сняли еще около двухсот миллионов, они и составили фундамент Империи.

– А что случилось с Землей?

– Вы меня, право слово, раскрутили на целую лекцию… Земля выжила, но перспектив у нее нет. Половина суши непригодна для обитания. Другая половина снова перенаселена, что вполне естественно. Технологически планета находится на довоенном уровне, к тому же сказываются генетические последствия ядерной войны. С которыми мы сами сумели справиться. Земля полностью закрыта для посещения. Да и кому интересна ядерная помойка? Сегодняшний день расы – это Империя. Я надеюсь, что Рогнар со временем сможет войти в наше великое братство. Выпьем же! Конечно, Галактика имеет и свои прелести – пиратство, вторжения негуманоидов, прочие мерзости. Да и в самой Империи, как и везде – мошенничество, гангстеризм, «левый» бизнес. Но черт с ним! Зато по сей день умный и смелый может обеспечить славу и процветание себе и своему роду.

– Выпьем, – согласился Гест, – за процветание и славу. Скажи, а что стало с теми, другими планетами?

– Гм… выбор не везде был удачен. Вообще вы должны знать, что вам очень, очень повезло. Вам досталась огромная планета, богатая минеральными ресурсами и обладающая приличным климатом. К примеру, на Альдаране цивилизация не вышла из феодального уровня, популяция не смогла набрать численность из-за абсолютной враждебности животного мира. Люди там загнаны высоко в горы и сообщаются друг с другом – в смысле клан с кланом – при помощи огромных прирученных птиц. Ралторре ближе к вам, но это планета-архипелаг, там ничтожно мало суши, хотя ее обитатели, несмотря на это, смогли выйти на уровень, обеспечивающий хоть и медленный, но прогресс. Самая горькая судьба постигла Виолу – много столетий назад посреди густонаселенного большого острова рухнул никем не управляемый, чудовищно древний огромный корабль – мы по сей день не знаем, кому он принадлежал и из каких глубин Вселенной пришел, – и вызвал жуткий лучевой катаклизм. С тех пор все население планеты занимается не столько созиданием, сколько молитвами и жертвоприношениями. Но их много, и их шансы довольно высоки.

– Корабль? – изумилась Ильмен.

– Да. Видимо, тысячелетиями он шел по инерции, с мертвым экипажем, пока гравитационные течения не занесли его в систему их звезды. Какое-то время, опять-таки, может быть, тысячелетия, он болтался там, а потом что-то – возможно, удар шального метеорита – разбудило спящую, но еще живую автоматику, и корабль пошел на посадку на ближайшую планету. Но так как годы сказали свое слово – а может быть, он изначально был поврежден в бою, – то посадка не удалась. Нам в руки попали лишь обломки. Единственное, что мы смогли понять – он имел на борту приличный боезапас и его двигатели и оружие использовали иные физические принципы, нежели те, которые используем мы. Он был, скажем так, абсолютно нечеловеческий. А возраст… специалисты оценили его в сто с лишним тысяч лет. Вообще находки подобных артефактов можно пересчитать по пальцам. Иногда они являются причиной неприятностей… гм… для служб безопасности. Но что это мы о грустном? Ян, я вижу на столе напитки местного производства. Не пора ли нам их попробовать?

Мы глотнули местного вина – оно оказалось сладковатым на вкус и изрядно сдобренным какими-то пряностями. Ильмен Эрц пила вино медленно, изящно держа бокал тремя пальцами. Ее миндалевидные глаза потеряли прежнюю остроту, сделавшись вдруг томными и даже какими-то нежными. Рядом со мной сидела эффектная бронзовокожая женщина, но никак не строгий офицер… От нее пахло тонкими духами, аромат был едва уловим, и он придавал ей какой-то эфирный флер зрелого очарования, едва ощутимой грусти и… одиночества.

«Хм, – проскочила в сознании мысль, – я тоже становлюсь телепатом? Да нет, просто я умею чувствовать женщину. Интересно, почему она одна?»

– Йорг, а у тебя есть жена? – спросил вдруг Гест. – Или у вас не бывает семей?

– Бывает, – усмехнулся Детеринг, – бывает. И жена была… давно. Вообще я происхожу из рода авантюристов и сорвиголов. Мой дед был разведчиком дальнего космоса… Немало побродил он по белу свету. В конце концов сколотил себе состояние и осел в одной из колоний. А сыновей своих отправил в Академию Военно-Космических Сил. И они погибли один за другим, мой отец пропал вместе со своим фрегатом через год после моего рождения. Двое из моих двоюродных братьев тоже нашли могилу в космосе. А еще двое – видные шишки в колониальной администрации. У них уже полно детей. Подрастают новые Детеринги… Ну а я пошел иным путем. В детстве меня считали самым странным отпрыском фамилии, и по-своему они были правы, ха…

– Ты поддерживаешь с ними связь? – поинтересовалась Ильмен, задумчиво водя пальцем по поверхности стола.

– О, конечно! На одной из планет Детеринги – хорошо известная, всеми уважаемая семья, мои братаны ворочают там большими делами.

– Но я почему-то думаю, что и ты не беден, – Ильмен лукаво прищурилась.

– Как сказать… не особенно, если хочешь.

– Не особенно беден или не особенно богат?

Детеринг откинулся на спинку кресла, достал сигарету и улыбнулся – ослепительно-снисходительной улыбкой прирожденного ловеласа:

– А это ты решай сама.

– Что-то говорит мне, что форму ты надеваешь редко – гораздо реже, чем боевой комбинезон – и что очень дорогой штатский наряд на тебе сидит не хуже.

– Все может быть, Ильмен. А вот ты живешь на не очень-то роскошное жалованье старшего офицера и мучительно убеждаешь себя, что от жизни уже нечего ждать.

Ильмен вспыхнула на секунду, потом глубоко вздохнула:

– Может быть, ты и прав. Ведь у нас такая разная жизнь…

– Увы. Впрочем, пройдет немного времени, и все это может измениться.

– Мне это уже будет безразлично.

– Ильмен, ты поразительная женщина, – изящно играя у подбородка блестящим черным локоном, мягко произнес Детеринг, – ты могла бы стать настоящим украшением. Если бы ты встретилась мне в Метрополии или где-нибудь еще…

– Ты не преминул бы утащить меня в свою постель? Увы, господин Детеринг, мы на Рогнаре.

– Зачем ты? Или ты услышала в моих словах иронию? По-моему, ты слишком долго была одна…

Женщина слабо улыбнулась и налила во все бокалы вина.

– Все равно… поздно, Детеринг. Какая разница, где мы могли бы?..

– Хм… воля Норн темна, Ильмен. Выпьем за то, чтоб мы меньше теряли…


Глава 11 Военный совет | Ветер и сталь | Глава 13 Финиш