home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 7

Те же и железная рыба

Сознание я, естественно, не потерял – еще чего не хватало! Я ушел под воду метра на три, но меня это мало волновало, мой «ошейник» мигом поднялся, вошел в соответствующие пазы и наглухо загерметизировал стык шлема с наплечником. Тотчас же сработали и дыхательные патроны.

Честно говоря, после того, что я увидел, у меня не имелось ни малейшего желания всплывать на поверхность, но там была Тин – я успел ее выдернуть в едином броске своего тела. Впрочем, девчонка молодец – помогла мне, не растерялась, сама рванулась вверх.

Слабо шевеля ногами, я всплыл, приподнял голову над водой. Огляделся. Ага, вон она, рыжая мокрая головенка. Я надул наплечник, чтобы легче держаться на поверхности, и подплыл к ней.

– Ох, – простонала Тин, – ты жив… жив… я думала, ты утонул.

Я открыл забрало шлема, стоя вертикально в воде благодаря раздутому наплечнику, оттолкнул какой-то обломок и спросил:

– Ты долго сможешь держаться на воде?

– Я отлично плаваю, – ответила она. – А что?

– Надо убираться отсюда. Как можно дальше.

– Саша, а что это было?

– Потом. Дотянешь до того островка? – Я махнул рукой в сторону буйно поросшего зеленью клочка суши километрах в пяти от нас.

Тин повернула голову.

– Наверное, да. А ты?

– Плыви давай, только старайся голову поменьше высовывать. Если увидишь, что кто-то или что-то нас преследует, нырнешь вниз – я под тобой. Вода теплая, давай.

На самом деле водичка была не особенно – я знал, что девчонка не доплывет. Но это сейчас не главное. В конце концов, главное другое. Начнет сдыхать, я ее дотяну.

Это не главное.

Я спустил нагрудник и погрузился в пучины вод, аки змей морской. Честно говоря, я все еще был в легком шоке. Откуда он мог тут взяться? И вообще – откуда?

Шеф ответил на мой вызов сразу.

– Что за чертовщина? – спросил он без предисловий.

– Полковник, – оборвал его я, – мне плевать, засекут меня или нет, – разговор шел штрих-кодом в субдиапазоне, даже если они и начнут слушать, все равно не расшифруют – на это нужно время и специальная аппаратура, а уж чего-чего, а декодеров такого класса у них точно нет, хотя после этого дела я уже готов был поверить во что угодно, – полковник, на острове в пятнадцати километрах от меня, в глубоком фиорде стоит линкор класса «Индепендент».

– Ого… – Детеринг не особенно удивился. – Ты как?

– Бултыхаюсь в воде, буду выбираться самостоятельно.

– Я постараюсь что-нибудь придумать. Вас сбили, конечно… Лететь я не могу.

– Я это понимаю, – ответил я. – Я выберусь.

– Не выберешься. Хорошо, я понял. Конец связи.

Так, дело сделано. Где там Тин? Я вынырнул, осторожно огляделся. Ага, вон она. Сразу и не увидишь. Молодец. Я снова ушел в воду, погрузился метра на полтора и вскоре очутился под бедной девчонкой. Тяжко ей было – комбинезон, сапоги, да и вода холодная. Но плывет пока. Хоть бы они не засекли передачу! Самое время позаботиться о собственной шее – а об остальном пускай Танк думает, ну их всех к черту! Не атаковать же мне с излучателем в руках имперский линкор. Я и так сделал все, что мог, – надо еще и выбраться из этого дерьма, а уж увяз-то я в нем по уши. Это я хорошо умею.

Я всплыл.

– Как ты?

Тин слабо мотнула головой. Губы у нее уже были синие, и дышала она с трудом – а мы не проплыли и километра. Ад и дьяволы, она не дотянет, это ясно.

Я раздул наплечник и приказал ей ухватиться за меня. Рыжая тотчас обессиленно села на меня верхом, положив голову на мой шлем. В таком виде мы и поплыли. Признаюсь, мне еще не приходилось таскать на себе такую ношу в воде. На тренажах я вполне успешно плавал с грузом на спине, но груз обычно не мешал шевелить конечностями.

Я, однако, загребал вполне сносно. Моя физическая форма, похоже, была не так уж и плоха. По крайней мере до усталости было еще далеко. Тин комфортабельно устроилась у меня на закорках, обхватив ногами мой живот, и потихоньку пришла в себя. Правда, ее колотило от холода, но это меня не пугало – в моей аптечке много чего есть. Сейчас доплывем до суши, обсохнем, и я тебя, милая, ой как полечу…

В воде появился какой-то неясный гул. Низкий, медленно нарастающий шум. Я прислушался. Гудение шло не со стороны огромного острова, а из открытого моря. Но на поверхности ничего не было видно.

Я встал в воде вертикально и внимательно осмотрел спокойную поверхность воды широкими зигзагами до самого горизонта, с каждым проходом прибавляя увеличение. Вон, что это?

Из воды торчало что-то типа толстой черной трубки… да нет, она эллипсоидная в сечении и движется к нам, за ней бурун. Дальномер… три тысячи метров, и идет быстро.

– Слезай, – хрипло скомандовал я, раскрывая крышку маленькой коробочки на левой перчатке.

– Что случилось? Устал?

– Плыви, – устало сказал я. – Погоди…

Я обнял ее правой рукой, прикоснулся шлемом к мокрому лбу и оттолкнул от себя.

– Уходи… Быстрее.

– Да что с тобой?

– Уходи!!!

Ладно, орлы, мы еще попляшем. Пять выстрелов у меня есть. Сейчас ты, сволочь, всплывешь, и я тебе засажу их под рубку.

– Посмотрим. Пока я не расстреляю весь свой арсенал, вы меня не достанете. Интересно, а чья субмарина-то? Корварская, конечно, чья ж еще. Где еще на подлодках плавают? И надо ж было ее сюда переть – и чего ради?

Я нырнул, на поверхности остался лишь шлем.

На экране забрала мерно запульсировал красный треугольничек целеуказания. Все. Можно стрелять. Надеюсь, меня отшвырнет недалеко после первого выстрела. Важно удержаться в вертикальном положении лицом к противнику – тогда промах невозможен. Целеуказание уже в памяти баллистического компьютера, теперь я – готовая к стрельбе орудийная башня, а выстрел моей пушчонки превратит ходовую рубку корварской субмарины в сплошное крошево из металла, пластика и плоти экипажа. В нижних отсеках, конечно, кто-то останется, но я еще тоже того… жив пока…

Гул в воде неожиданно прекратился, хотя в последние секунды он достиг апогея. Торчащий из воды отросток вдруг исчез, хотя до него по дальномеру было еще восемьсот метров. Я беспокойно огляделся. Неожиданно гул возник снова, но уже совсем рядом – могучая пугающая песня каких-то огромных механизмов, идущая из глубины.

Меня пробрала дрожь. Это была не корварская субмарина, нет, это было что-то колоссальное, какое-то циклопическое сооружение, на Корваре таких не строят. Проклятие, что это?! Что это может быть?

Гул стих. Метрах в пятистах в сторону открытого моря на поверхности появилась рябь, и неожиданно из воды в потоках шипящей белой пены вынырнул огромный, скругленной формы черный плавник. Отчаянно закричала Тин, болтавшаяся в воде в десятке метров от меня.

Пена еще сбегала по лоснящейся поверхности руля, а левее меня, метрах в самое большее пятидесяти, разбрызгивая во все стороны белые хлопья, с рычащим шипением начал появляться заостренный нос подводного судна, с каким-то наростом сверху, тщательно зализанный, шокирующе черная гора посреди белых пенных струй.

Носовой мостик – а это, несомненно, был он – поднялся из воды метров на десять, вся спина подводного колосса осталась скрытой от глаз. В длину эта махина имела пятьсот сорок метров – это я машинально отметил по дальномеру. Она была впятеро крупнее любой корварской субмарины… что же это?

В верхней части мостика распахнулся люк, из него проворно выскочил смуглокожий человек в ярко-желтом комбинезоне. Одного взгляда мне хватило для того, чтобы понять – передо мной южанин. Хотя у нас общие предки, за семь тысячелетий аборигены все-таки изменились настолько, что с terra homo их не спутаешь. Хотя они, собственно, тоже terra…

Подводник нагнулся и быстрым движением сбросил вниз какой-то тюк. Падая, тот развернулся и превратился в плетеную лестницу.

– Эй, – заорал он по-либенски, – сюда, скорее! Скорее, если вы не хотите, чтобы они вас достали!

Черт возьми, следили они за нами, что ли? Впрочем, после его реплики «про них» у меня не оставалось сомнений. В три рывка доплыв до Тин, я схватил ее за шиворот и быстро поплыл к трапу.

– О, – простонала она, – я не смогу. Я не залезу…

– Цепляйся и держись! – рявкнул я и метнулся вверх.

При моем появлении на мостике моряк позеленел от изумления. Не дав ему сказать и слова, я живо отодвинул его в сторону и принялся выбирать трап вместе с висящей Тин. Придя чуточку в себя, южанин рванулся мне на помощь, и вдвоем мы быстро вытащили дрожащую девушку на узкий пятачок мостика.

– Командуйте погружение, – хрипло сказал я. – Скорее, они нас наверняка видели… сейчас тут начнется каша.

– Давайте в люк, – ответил южанин.

Мы нырнули в узкую горловину люка, я помог Тин спуститься по крутой металлической лесенке, и остановились в тесном, слабо освещенном коридорчике, дожидаясь, пока наш спаситель справится с механизмом. Проскользнув наконец мимо нас, он приглашающе махнул рукой и двинулся по коридору. Мы последовали за ним. Лодка тем временем дрогнула и начала погружаться.

Миновав еще пару лестниц, мы неожиданно вошли в довольно просторное, освещенное мягким зеленым светом помещение, заполненное людьми. У широкого пульта, над которым был размещен многосекционный обзорный экран, в высоких креслах сидели трое в таких же комбинезонах, как и у нашего провожатого. Еще несколько человек располагались у каких-то стоек управления. При нашем появлении все тотчас повернули головы.

– Кто командир судна? – властно спросил я.

Из кресла возле пульта поднялся высокий смуглый мужчина, его кофейного цвета лицо с тонкими чертами и острыми скулами странно контрастировало с мягкими светлыми волосами, длинными сзади и аккуратно подстриженными сбоку и спереди.

– Кто вы? – спокойно поинтересовался он.

– Я офицер имперской Службы безопасности, – быстро ответил я, – спасая нас, вы подвергаетесь огромной опасности. В одном из фиордов рядом с нами стоит космический корабль, обладающий колоссальной разрушительной мощью.

– Я знаю об этом, – спокойно ответил командир, – и принял меры. Мы думали, что вы пассажиры либенского бомбовоза, сбитого этими варварами.

– Они охотятся за мной! – выкрикнул я. – Они знают, что я здесь, они наверняка видели, как вы поднимали нас.

– Да, – согласился он, – вы непохожи на них… Вам не о чем беспокоиться. Мы нырнем на предельно возможную в этих водах глубину и быстро выберемся в открытое море задним ходом.

– О, – я кивнул, – я понял. Ну что ж… Я благодарю вас за наше спасение… моей девушке нужен врач, она очень замерзла.

Командир отдал несколько быстрых команд на каком-то незнакомом мне резком языке.

– Вам тоже необходимо обсохнуть, – заметил он. – И… простите, вы – человек?

Только тут до меня дошло, что я стою перед ним в наглухо закрытом шлеме. Я рассмеялся, разомкнул замки и сдернул его с головы.

Взгляд командира быстро потеплел.

– Вашу подругу сейчас заберут. А вы, наверное, хотите отдохнуть?

– Нет, – я махнул рукой, – в первую очередь я хотел бы побеседовать с вами.

– Ну что ж… Идемте, я сам отведу вас в свободную каюту.

Снова несколько резких команд, и мы двинулись вниз.

Миновав полдесятка лестниц и узких переходов, командир отпер почти незаметную овальную дверь в каком-то тускло освещенном коридорчике и приглашающе махнул рукой.

Я переступил комингс и очутился в небольшом полукруглом помещении. Пол был устлан мягким ковром, у стены стояла удобная мягкая койка, посреди каюты – низкий круглый столик и три глубоких кресла.

– Ваша каюта, – объявил командир, – лучшего, к сожалению, я вам дать не могу.

– Спасибо и на этом, – усмехнулся я, плюхаясь в кресло. – Садитесь. Итак, прошу прощения, но прежде всего нам необходимо добиться ясности в вопросе взаимного доверия.

– Э-ээ… – капитан наморщил нос. – Мой либенский далек от совершенства… я не совсем вас понял.

– Судя по тому, что вы не потрудились меня разоружить, и по тому, что рядом с нами нет никакой охраны, вы мне вполне доверяете. Это хорошо. Примите мои извинения, но я должен выяснить, насколько я могу доверять вам. Поэтому позвольте задать вам несколько вопросов.

– Без возражений. – Командир смотрел на меня спокойным открытым взглядом.

– Какую страну вы представляете?

– Южная Конфедерация.

– Какова цель вашего плавания?

– Наблюдение за архипелагом Мойа.

– Ага… цель наблюдения?

– Глубинная разведка. Нами была заброшена разведгруппа, она попала в руки варваров… тех, кто охотится за вами, но несколько людей с корабля были захвачены нами.

– Ого. Хорошо, что вам известно об Империи?

– Весьма немногое. Мы не пытались вступить в контакт с вашей миссией в Либене, но наши разведчики принесли некоторую информацию.

– Что вам известно о цели пребывания на планете людей с корабля?

– Они стараются захватить контроль над Рогнаром, это мы знаем точно. Но по каким-то причинам они вынуждены действовать тайно. Конфедерация пытается противодействовать их попыткам.

– Что вам известно о галактическом статусе этих людей.

– Они называют себя свободными торговцами, однако это не вяжется с их способом действия.

– Так. Это интересно. Хорошо. Что вам известно о взаимоотношениях этих людей с галактическими гуманоидными метрополиями, с Империей, в частности?

– Ничего.

– Превосходно, – я встал и протянул ему затянутую в черную перчатку руку, – я Александр Ричард Королев, первый лейтенант имперской Службы безопасности, офицер по иным культурам в штате разведуправления СБ.

Командир приподнялся и недоуменно взял мою ладонь обеими руками.

– Мое имя Лудрикт Ройс Дректен, я эрсфрикс флота Конфедерации, командир судна.

– Послушайте, эрсфрикс, вы не будете возражать, если я начну пускать ароматный дым? Как у вас с регенерацией?

– Дым? – выпучил глаза командир. – Как – дым?

Я усмехнулся и достал сигарету из непромокаемого кармана. Обмундирование мое, собственно, уже высохло – эта ткань сохнет молниеносно, так как вообще не намокает.

– Это наркотик? – беспокойно поинтересовался Дректен, принюхиваясь.

– Он не вызывает стойкого привыкания, – ответил я, – и абсолютно безвреден, оказывает тонизирующее действие. Н-да, так вот. Эти люди, которые называют себя торговцами, на самом деле грабители, космические пираты. Они нападают на беззащитные коммерческие транспорты…

– Э… Но что им нужно здесь?

– О-оо, это долгая история. Рогнар им нужен как база для организации набегов. Понимаете, если им удастся захватить планету, мы будем совершенно бессильны. Десантная операция, имеющая целью уничтожение этой мрази, повлечет за собой колоссальные жертвы среди коренного населения. Ни Империя, ни любая другая метрополия не решится на такие меры, как привлечение организованных военных сил.

– Это очень интересно, – заерзал в кресле моряк. – И вы?..

Я кивнул.

– Да, мы пытаемся противостоять им, чтобы решить дело малой кровью. Где люди, которых вам удалось захватить?

– Они пробовали бежать, – поморщился Дректен. – Но среди них были двое…

– Кто – двое?..

– Они не были людьми. Один – с огромными прозрачными глазами, очень высокий. А другой – с внешним скелетом хотя и похожий на человека… вытянутая морда, шесть глаз, перепончатые ноги. Они заплыли на легкой лодке далеко в море, и мы…

– Это были лиддан и корварец. А остальные?

– Другие двое – люди, такие, как вы.

– Ничего удивительного, там собрался сброд с разных миров. Гм… хотел бы я знать – сколько человек находится на линкоре… Командир, куда вы сейчас направляетесь?

– Мы взяли курс на юг, в порты Конфедерации. Вообще вам очень повезло. Мы огибали архипелаг, когда я увидел эту трагедию в воздухе и развернул корабль.

Он поднялся.

– Вам принесут пищу. Мне необходимо находиться в рубке, простите. Я смогу навестить вас вечером?

– Конечно, не стесняйтесь. Девушку отправьте ко мне…

Детеринг ответил мне только с третьего вызова. Я вкратце обрисовал ему ситуацию. Он удивился и полминуты что-то говорил вполголоса в сторону.

– Так-так. Подводная лодка, говоришь? Гм… Интересно. Впрочем, никто не знает, что там на Юге творится, да. Хорошо. Сиди пока там. Скоро понадобишься.

Как всегда, ни слова о будущих действиях. Вообще, насколько я уже стал понимать, Танк в принципе никогда не строит планов. Интересный у него подход к ремеслу. Похоже, он в состоянии с любой временной точки мгновенно экстраполировать развитие ситуации во всех возможных направлениях. Влияние фактора неожиданности он сводит к минимуму. Черт, а ведь он прав… хотя, конечно, нужны мозги что бортовой киберком – но когда ты реально способен на такие фокусы, становишься если не непотопляемым, то уж хоть готовым к любым вариантам. И никакое планирование не нужно – ты импровизируешь на тему ситуации, ежесекундно просчитывая следующий аккорд. А следуя заранее готовым планам, садишься на задницу – уж на эти-то киксы я насмотрелся! – потому что на сто процентов предусмотреть ситуацию нереально, и чем тщательнее проработка планов, тем страшнее тот самый фактор неожиданности. Вот я герой! Аналитик! Нет, все просто, как заклепка, кроме одного – способности к оным импровизациям. Снайперски точным… а у него иначе и не бывает.


Глава 6 Лети туда – не знаю куда | Ветер и сталь | Глава 8 Когти старого Танка