home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 2.

– Риск на грани фола? – Ариф урчаще хохотнул и откинулся на спинку высокого кожаного кресла, мелкими глотками смакуя густое красное вино. – Что вы, Артур! Если бы не риск – то какой бы черт мы вообще жили на этом свете?.. Набирали жир?

Легкий ветерок игриво трепал его черные кудри, закрывая ими горбоносое лицо лощеного молодого сибарита, и Баркхорн не без удивления поймал себя на мысли о том, слова и дела развалившегося в кресле лукавого плейбоя никак не стыкуются с его откровенно скучающим обликом; лорд-наследник всегда казался ему хоть и игривым, но все же – цельным, собранным, тогда как в младшем из Кириакисов нелегко было заподозрить того властного и безукоризненно холодного воина, который вчера еще распоряжался в рубке гигантского линкора.

Они все рисковали – рисковали до той последней минуты, когда хрупкая «Пума» смогла наконец набрать свою бешеную крейсерскую скорость, и оставив медленно разгоняющуюся «Валькирию» далеко за кормой, лечь на недосягаемый для любого противника генеральный курс. И только тогда, поняв наконец, что все, столь тщательно скрываемые и сдерживаемые страхи уже позади, Артур Баркхорн впервые в жизни ощутил, как трясутся его жилистые руки.

Сейчас, сидя на белой воздушной площадке уединенного «гостевого» замка, слушая убаюкивающий шорох близкого прибоя, он исподтишка заглядывал в одинаково темные глаза своих молодых патронов, и пытался понять: а им – неужели им ни секунды не было страшно?

– Я думаю, к вечеру – к нашему, конечно, вечеру – можно будет начинать искать Меландера, – задумчиво произнес Роберт, привычно вращая меж пальцев незажженную сигару. – Как ты, Ара?

– Наверное, – лениво согласился Кириакис, – почти трое суток… шум успеет порядком срезонировать и несколько приулечься. Мозги Меландера, соответственно, успеют примириться со свершившимся фактом, и с ним можно будет вести деловой разговор без излишних эмоций.

За их спинами мягко скрипнула узкая, отделанная темным деревом дверь, и на площадку вышла высокая рыжеволосая женщина в глухом белом халате.

– Меня охраняют мужчины, – раздраженно заметила она, падая в свободное кресло, – какой стыд…

– Увы, миледи, – равнодушно отозвался Роберт, – евнухов на Бифорте не сыскать!.. Ленное право отменено, а за любые шуточки с многоженством – я имею в виду шуточки в привычном вам стиле – мой владетельный папаша вешает быстро и качественно.

– Какое варварство! – фыркнула Коринна, наливая себе вина. – Хотя, конечно – у вас же все равны…

– По конституции, – уточнил Роберт, – по конституции любой портовый воришка ничем не хуже милорда Арифа, к примеру. Впрочем, вы же понимаете – конституция конституцией, а жизнь жизнью!.. И мне почему-то больше нравится наше веселое и стремительное варварство – в отличие от вашего утонченного и лживого упадка. Не спорьте со мной! – Поднял он палец, заметив знакомый блеск в зеленых глазах пленницы. – Ваши аргументы я знаю, как свою собственную ладонь. Наслаждайтесь игрой – в данном случае, своим конкретным проигрышем в игре. Ведь проигрыш тоже стоит наслаждения, не правда ли?

Ариф и Баркхорн одобрительно засмеялись. Роберт ответил им кивком шутливой благодарности и взял наконец со стола небольшую золотую зажигалку.

– Честно говоря, я рассчитывала на разъяснения происходящего, – произнесла леди Андерсон, упершись в Роберта сверлящим взглядом, – хотя бы… хотя бы из коллегиальной солидарности. – Она тряхнула своей шикарной золотисто-рыжей гривой и приняла нарочито-кокетливую позу, подперев подбородок красивой ухоженной рукой.

– Нам предстоит сложить одну очень сложную мозаику… коллега, – игриво отозвался Роберт, – а также определить степень вашей в нее впутанности. Ваш дорогой Эв заигрался в нечистые игры – поверьте мне, игры эти настолько серьезны, что шутить я не намерен. Дело идет отнюдь не о дружеской распасовке, которую мы с вами вели все эти годы.

– Но дела Эва не касались Бифорта, – с неподдельной растерянностью сказала Коринна, – милорд, прошу поверить мне на слово: вами занималась непосредственно я, а Эв…

– …а Эв влез в дерьмо! И разговор сейчас идет не о Бифорте – Бифорт, в конце концов, уже частность! Проклятье, да триста лет вы мне нужны, чтобы я стал вас дергать из– за какой-то агентурной пикировки!

– Вы хотите сказать, что…

– Да, я хочу сказать, что ситуация приняла глобальный характер. Кто выписывал майору Меландеру служебные командировки в разные протектораты ОМ – вы? Вы знали, за каким дьяволом он носится по всяким Октавиям и иже с ними?

Коринна дернулась и потянулась к лежащей на столике коробке с сигаретами. Тренированный ум опытного офицера-аналитика говорил ей, что сейчас бифортский лорд-наследник не шутит и не блефует.

– Вокруг Октавии шла сложная агентурная игра с людьми из орегонского Пятого Бюро, – сообщила она после короткой паузы. – Майор Меландер вел кампанию по дезинформации противника, и его доклады не вызывали у меня и тени подозрения о какой-то фальши.

– Кто курировал игру с орегонской стороны? – быстро спросил Ариф. – Имя?

– Полковник Масленников, если мне не изменяет память…

Ариф бросил короткий взгляд на часы и взял со стола свой фон.

– Сейчас вы поговорите с ним самим, – пообещал он. – И Масел, скорее всего, будет страшно удивлен, когда я расскажу ему, что его орлы вели какую-то игру с майором Меландером… потому что он о ней вряд ли что-то знает. Знал бы он – знал бы и я. С полковником Масленниковым мы учились на одном курсе, и он нередко получал от меня пару дружеских тумаков. У мужчин такое не забывается – слыхали?..

– Мне начинает казаться, что масштабы происходящего куда шире, нежели мы предполагаем, – произнес Роберт, ни к кому конкретно не обращаясь.

Но проигрыш мы себе позволить не можем, подумал он. Не можем, потому что не те в игре ставки… «это как-то связано с Ахероном», повторил Роберт. Таинственная фраза Ярро Бланта не давала ему покоя, упрямо ворочаясь в голове с того момента, как он ее услышал. Ах, если бы можно было пойти к отцу и задать ему все вопросы напрямик! Но раскрыться, признать существование собственного откровенно гангстерского клана, признать все висящие за своей спиной преступления, все связи со всемогущей галактической мафией!.. Торвард Бифортский не любил вспоминать кровавые повороты тех путей, что привели его некогда на вершину власти – по крайней мере, он не любил делать это прилюдно, и отчетливое понимание того, что благородно плэйбойствующий сынок ухитрился кое в чем переплюнуть своего папашу, вряд ли улучшило бы его настроение.

У Роберта не было выхода… он должен был играть – сегодня уже на самой грани своих возможностей, балансировать, стиснув зубы, на лезвии меча той пиковой ситуации, в которой все они оказались. Мы были слишком безмятежны, подумал он. Мы весело дурачились в своей песочнице, не допуская и мысли о том, что наши деревянные сабли вдруг станут стальными, и нам придется идти в самый настоящий бой, в котором вчерашние синяки окажутся настоящими кровавыми ранами. На что мы можем надеяться? Наверное, только на то, что навыки наших деревянных сражений помогут удержать в ладонях тяжкие боевые мечи…

Фиолетовые звездочки аудиополя вторично моргнули вокруг плеч Арифа, и он придвинул аппарат к Коринне.

– Говорите, миледи – полковник Масленников на связи. Вы, кажется, не знакомы с ним лично?..

Губы женщины беззвучно зашевелились – глядя на ее тревожное лицо, Ариф незаметно усмехнулся и поднял свой бокал.

– Масел, само собой, никаких дел с Октавией не вел, – сообщил он Роберту, – вся эта ерунда придумана Меландером для объяснения своих частых путешествий. А парень большой хитрован, да? И, черт, возьми, этот Джордан был прав – мне кажется, он и в самом деле накрепко завязан в нашей истории.

Роберт с силой провел руками по лицу и поднял на друга чуть покрасневшие глаза.

– Как и мы, Ара… только – с другой стороны.

– Мне кажется, ты слишком драматичен, – нахмурился Ариф. – Или ты боишься, что мы не справимся?

– Я ничего не боюсь, – усмехнулся Роберт, – бояться уже поздно. Нужно крутить ситуацию до тех пор, пока мы не упремся в стену. А упремся – ломать.

– Да, наверное…

Из двери в башне появился худощавый молодой человек. Приблизившись к столику, он протянул Роберту включенный фон и что-то прошептал ему на ухо. Взяв аппарат, Роббо несколько минут внимательно слушал. Лицо его неожиданно искривилось.

– С-сука, мразь! – выкрикнул он, отключившись.

– Что? – подпрыгнул Ариф, удивленный срывом всегда непроницаемого друга.

– Звонил Мерсар… яхта Меландера взорвалась сегодня утром на внешнем рейде Покуса. Старый крыс интересовался, не наших ли это рук дело.

– И Меландер…

– Да, там каша!.. Взрыв генераторной цепи. Кто, кто, Ара?! Кто мог знать – будь я проклят, ведь мы не оставили ни одного живого свидетеля!

– Если Пипс?..

– Брось, мы же не дети!.. Пипс слишком хорошо знает нас с тобой – это во-первых, а во-вторых, он не знал даже путей поставки зелья!.. Черт возьми, да что же, в самом деле, происходит?

Коринна, закончившая разговор с орегонским офицером, встревоженно посмотрела на Роберта – поймав ее взгляд, он устало вздохнул и налил себе вина.

– Мне очень жаль, миледи, но Эвальд Меландер мертв. Простите нас… его яхта рванула на внешнем рейде вашей планеты.

Женщина закрыла лицо руками и опустила голову.

– Баркхорн, отведите ее в апартаменты, – приказал Роберт.

– Не надо, – с неожиданной твердостью произнесла она. – Лучше объясните мне – почему?..

– Вы, наверное, знаете это лучше нас, – тихо отозвался Ариф. – Я надеюсь, что Масленников убедил вас в том, что никаких игр с Октавией не существовало? С кем был связан Меландер – думайте!.. С кем из высокопоставленных негодяев он имел дела, о которых предпочитал не распространяться? Вы, его женщина, в любом случае должны были догадываться о его закулисных маневрах! Кто, миледи? Ну же, думайте!

– Мне кажется, – нерешительно проговорила Коринна, – мне кажется, что он был как-то связан с торговцами зельем… конечно, никаких конкретных фактов я не имела – и, следовательно, не могла и говорить ему об этом… да и не хотела. В начале этого года у него был какой-то финансовый конфликт с лордом Хиллом-младшим – он и навел меня на определенные мысли.

– Мартин Хилл, – ощерился Роббо, – как же, как же… у нас бы его уже сто раз повесили.

– Погоди, – перебил его Ариф, – а что было в лохани Хасси – ну, в тот последний рейс, когда она сгорела? Почему Джордан так резво стремился ему на выручку? Что он тебе рассказал по этому поводу?

– Черт, в самом деле! – воскликнул Роберт, начиная щелкать пальцами. – Йо-Йо сидел одной жопой на двух стульях, и в тот раз он должен был быстро забрать товар для Принца – то есть очень быстро, раньше чем до Хасси добрался бы Пипс! Он полагал, что Пипс задержится и появится в порту не раньше второй половины дня…

– Большая была партия?

– Около тонны… Джордана ждала грузовая платформа – если бы Пипса в терминале таки не оказалось, он быстро перегрузил бы товар и успел смыться. О готовящемся налете он не знал – да и, понятно, знать не мог, именно поэтому он и примчался в порт сразу после посадки корабля Хасси. Погоди-ка: уж не хочешь ли ты сказать, что в тут завязан Хилл?

– Подумай сам: беспрепятственную посадку Рабину мог обеспечить только Меландер – связей Хилла для этого не хватило бы, это я говорю точно, потому что – ты сам прекрасно знаешь – скорлупа такого оборванца, как Хасси никогда бы не смогла сесть ни на одной планете ОМ. Меландер мог помочь ему обойти формальности… Теперь – выстраивается вполне правдоподобная версия: за погибший на борту «Мэри Бо» товар отвечал именно Меландер!

– Да… и если мы выясним, что это не первый его прокол… Хилл – он кажется, экземпляр не очень-то уравновешенный?

– Да, у него вполне хватит ума взорвать офицера службы безопасности. Слушай, Роббо, свяжись с Пипсом, спроси – сколько зелья он ждал в тот раз? Если много, то мы, кажется, правы.

– Семь с половиной тонн конечного продукта, – объявил Роберт через три минуты, – и он не был оплачен, ты представляешь? Пипс как раз готовил деньги, чтобы сразу же отдать их Хасси. Обычно он авансировал такие поставки, но на этот раз партия должна была пойти не только на Грэхем, но и куда-то в Окраины, и он не смог заплатить вперед – ему нужны были авансы субдилеров.

Ариф восторженно присвистнул.

– Семь тонн, ого-го! Я думаю… За такие деньги Хилл мог угрохать мать родную! Да, это выглядит весьма похоже на правду.

– Но пока не приближает нас к цели, – буркнул Роббо, – правда, проследить жизненный путь лорда Хилла нам будет не очень сложно…

– Послушай, – Ариф глотнул вина, покрутил, размышляя, стакан: – а если вообразить себе следующую картинку: большая часть крупных дилеров так или иначе завязана с нашими э-ээ, оппонентами – работает в налаженной ими системе и образует собой некую цепочку, тянущуюся от Объединенных Миров ко всем планетам Бифорта и даже, может быть, Орегона? Ведь мы с тобой никогда – или почти никогда – не интересовались делами, происходящими в этой деликатной сфере… А мелкие субдилеры, с которыми мы время от времени контачим – тот же Пипс – в дело не посвящены? А?

– Бред какой-то, – Роберт сжал ладонями голову и со свистом выдохнул воздух. – Ты предлагаешь срочно заняться анализом динамики продаж в этом секторе нелегального рынка?

– Да, и если в результате мы получим резкий рывок кривой потребления – значит, я прав, и мы имеем дело с межпланетным кланом ублюдков. И еще раз потолковать с Джорданом – может быть, он нам чем-то поможет!

Роберт взял в руки свой фон и быстро набрал внутренний номер.

– Привет, малыш, – сказал он Кэтрин. – Ты у себя в офисе? Это замечательно. Сделай вот что: собери-ка мне все самые свежие материалы по наиболее крупным бифортским драг-дилерам, приведи их в компактный вид и вылетай сюда, в Арминвилл. Внешняя охрана тебя пропустит… да, давай – к твоему появлению мы как раз сядем ужинать.


* * * | Ледяной бастион | * * *