home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 4.

– Меня начинают давить, – Марков опрокинул в себя крохотную рюмку обжигающе острой перцовой настойки, поморщился и глубоко затянулся своей приторной сигарой. – Принц, милорд, шуток не шутит.

Они сидели в заплеванном зальчике небольшого бара на северной окраине космопорта – бар принадлежал одному из крупных должников Синего, и чужаки сюда не захаживали. Массивное лицо гангстера выглядело помятым, видно было, что последние дни он слишком интенсивно заглядывал на дно своего стакана.

– Скоро ему будет не до тебя, – пообещал Роберт.

Марков сокрушенно покачал головой и поднял узкогорлый глиняный кувшинчик с перцовой.

– Пока меня спасает господин Тройл, – сказал он. – Но завтра – завтра все может измениться.

– Ты прав, – спокойно кивнул Роберт, – завтра действительно все изменится. И… вот что, Пипс: запомни, скоро упадут Франкитти. Думай, как выжать из этого бабки – думай уже сегодня, иначе завтра за тебя будут думать другие.

Синий прищурился и внимательно посмотрел на своего собеседника.

– Вам, милорд, виднее…

– Да. Мне виднее, – Роберт бросил взгляд на часы и поднялся, – и помни – когда к тебе придут новые оптовики…

Синий коротко склонил голову в знак понимания и, морщась, влил в себя новую порцию.

– И прекрати пить, – сказал Роберт от дверей заведения.

За его спиной коротко дзинькнул колокольчик. Не оборачиваясь, Роббо миновал узкий грязный переулок, образованный серыми стенами складских терминалов, и вышел к прямоугольной посадочной площадке, где его ждал чуть помятый черный коптер.

– Поехали, – приказал он пилоту, захлопнув за собой дверцу.

Не зажигая прожекторов, небольшая машина вертикально взмыла в мутное туманное небо. Роберт еще раз посмотрел на часы и стащил с плеч пальто. Под недорогим серым костюмом на нем был надет имперский бронекомбинезон – сняв обувь и одежду, Роббо не спеша облачился в мимикрирующее обмундирование, затянул на бедрах широкий пояс с кобурой и всунул ноги в высоченные сапоги ни сложной ребристой подошве. Затем настал черед толстого защитного наплечника – подсоединив наконец все крохотные штекера, связывавшие снаряжение в единую «думающую» цепь, он откинулся на спинку кресла и зашарил по карманам лежащего рядом камзола, отыскивая сигару. Время у него еще было.

Коптер мчался над разноцветным морем огней – вечер только начинался, и та часть Саберхилла, которая будет спать этой ночью, уснет еще не скоро – еще долго будут сверкать переливающиеся рекламой фронтоны его разнокалиберных башен, и праздношатающийся народ не один еще час будет вливаться в гостеприимные двери баров и увеселительных заведений.

А утром… что ж, кое-кто до него просто не доживет. Завтра вездесущие Франкитти с оторопью поймут, что кто-то, невидимый и отвратительно наглый, осмелился поднять руку на священную особу одной из их главных «шестерок» – и они спешно соберут совет. Завтра скривятся в отчаянии самодовольные прежде рыла мелких уличных дилеров, узнавших, что товар им теперь брать и вовсе неоткуда – и они возопят. Что будет дальше, Роббо знал…

Пилот опустил коптер на окраине города. Не глянув в его сторону, Роберт распахнул дверь салона и нырнул в морозную тьму. В нескольких метрах от коптера влажно поблескивала черной гладью бронеборта приплюснутая громадина с золотыми имперскими крестами на косых стрелах атмосферных килей. То был крейсерский ТР-200, один из трех больших универсальных катеров «Валькирии», повидавший на своем недолгом еще боевом веку десятки стремительных высадок и яростных воздушных атак. Роберт запрыгнул в распахнутую темную пасть двустворчатого люка, и толстенные изогнутые «челюсти» бесшумно сомкнулись за его спиной.

В довольно просторной ходовой рубке были заняты почти все откидные кресла рабочих стоек, отчего слабо освещенное полукруглое помещение сразу показалось Роберту тесным и едва ли не душным. Левое пилотское кресло неторопливо развернулось навстречу вошедшему, и меж тонких губ Баркхорна дважды дернулась дымящаяся сигарета:

– Вперед?

– Поехали, – Роббо занял свободное правое и надел на голову тонкий обруч системы связи. – Наблюдатель на месте?

– Все по плану, – отозвался из красноватого полумрака высокий голос капитана рейнджеров Ника Снайдера, – объект прибыл в свой ресторан. Отклонения по хронометражу незначительные.

Нервные пальцы Баркхорна едва заметно поиграли предельно «заостренным» в реакциях штурвалом, и многотонная машина почти бесшумно оторвалась от растрескавшегося покрытия площадки. Через несколько секунд на экранах появилась степь. Здесь бесконечные городские туманы были не властны над небом, и ровное покрывало высокого снега, такое золотое в утреннем солнце, летело сейчас по экранам призрачной и манящей синевой бездны: казалось, что идущий без единого огня катер мчится не в воздухе, а в бесконечной глубине загадочного синего океана.

Баркхорн хорошо изучил дорогу: менее чем через десяток минут катер упруго сбросил скорость, накренясь, чуть склонил вперед свою хищную узколобую голову и начал снижаться. На экранах проступили изломанные тени витых башен крупного поместья. Молча кивнув пилоту, Роберт переключил свой сектор экрана на сонарную графику и выдвинул на себя оружейную панель. Катер завис на месте и чуть накренился на правый борт. В его носу щелкнули, раскрывшись, задвижки орудийных клюзов, и ребристые стволы могучих излучателей плавно выплыли из глубины своих покойных нор.

Пальцы Роберта пробежались по пульту управления, и разноцветное стереоскопическое изображение замка увеличилось, заняв собой весь правый сектор. Тревожно вспыхнули крестики маркеров – прицелов передней полусферы. Роббо дернул уголками губ и уверенно согнал их в кучу, сосредоточив на вершине одной из боковых башен; его ладонь легла на широкую клавишу залпа, закрыв ее целиком.

Катер мягко качнулся, откуда-то из-под мерцающего огоньками пульта донесся мощный, хотя и приглушенный, удар.

– Раз, – прошептал Роберт.

Веселая компания крестиков сорвалась с разнесенной в пыль башни, крутнулась по экрану и сосредеточилась на ее противоположной сестре. Катер снова тряхнуло.

Опытный Баркхорн рванул штурвал, не дожидаясь команды – дежурные помешения охраны поместья были уничтожены, и теперь следовало спешить высадиться в периметре стен раньше, чем последние уцелевшие стражи заметят несущуюся из ледяного мрака невидимую смерть – и, желательно, раньше, чем они успеют связаться с хозяином. Роберт, впрочем, учел и это: на широкой спине катера развернулся ажурный венчик антенны, и мощнейший помехопостановщик намертво блокировал всю стандартную связь в радиусе десяти километров.

Катер пружинисто сел на свободной от машин посадочной площадке поместья, и из двух распахнувшихся в его бортах створов горохом посыпались стремительные черные тени.

Баркхорн не выключал двигатели: до тех пор, пока последний из высаживающихся не займет свою первую позицию, до тех пор десантные средства должны стоять в секундной готовности – потому что командир высаживается последним.

Но сейчас они не ждали командира: операцию готовили специалисты, прошедшие хоть и сокращенный – до четырех лет – но все же тот, имперский курс офицера планетарно-десантных сил, и каждый из высадившихся знал свою роль и свое место. Двое десантников прикрывали одетого в неизменный комбинезон Руделя, еще один нес его бездонный кофр, остальные короткими перебежками быстро приближались к темному фронтону аляповатого трехэтажного строения посреди очерченного стенами овала поместья.

Их не встретил никто – лишь в темном громадном холле несколько раз полыхнули очереди бластеров, моментально подавленных нападавшими. На втором этаже авангард наткнулся на трясущегося от ужаса громилу под пару метров ростом, оказавшегося начальником охраны – его по приказу Роберта отволокли в просторный кабинет хозяина, где и ожидалось главное действо.

Рейнджеры рассыпались по зданиям поместья в поисках выживших слуг или стражников, а Сет Рудель принялся за дело.

– Знаете, это не шутки, – озабоченно сказал он Роберту, разглядывая абсолютно гладкую внешнюю дверь встроенного в стену сейфа. – Одна из самых дорогих систем, черт ее побери…

– Нужно начинать с терминала? – догадался Роббо.

– Да… и я не знаю, сколько времени мне понадобится. Может быть, много.

– Много – это сколько? Сутки?

– Что вы, – почти испугался взломщик, – какие сутки! Может, часа два-три…

– Тогда не спеши. Времени у нас – как минимум до утра.

Рудель распахнул свой кофр и деловито подтащил его к роскошному письменному столу хозяина. Роберт тем временем бесцеремонно взломал кинжалом хлипкий декоративный замок бара и пошевелил носом, разглядывая его содержимое.

– Сукин сын любит жить, – буркнул он себе под нос и обернулся к съежившемуся в широком кресле начальнику охраны: – Выпьешь, парень?

– Бу-бу-бу, – ответил тот. – Д-да. С-с удовольствием.

Роберт стащил с головы свой черный шлем и вынул из бара граненую бутыль дорогого виски.

– Недурственный продукт, – деловито заметил он после хорошего глотка, – держи, красавец… хлебни из запасов любимого шефа.

– Что вам здесь нужно? – спросил охранник, несколько отойдя от шока. – Босс никогда не держит дома наличные. Все его ценные бумаги – вы же понимаете, они именные… Драгоценностей здесь тоже не очень много.

– Кто его знает? – безразлично ответил Роберт, меряя шагами толстенный ковер на полу кабинета. – Наверное, что-то и нужно. А может, и нет. Тебе-то какое дело?

Он хотел добавить «все равно подыхать», но в последний момент сдержался. Начальник охраны – очень даже здорово, что громила уцелел – еще пригодится, найдется для него работенка.

В кабинет бесшумно вошел Снайдер. Заметив его фигуру периферическим зрением, Роберт рефлекторно развернулся и отступил, успокоенный.

– Вечно ты подкрадываешься… – вздохнул он. – Что у нас?

– Нашли несколько человек, милорд. – Доложил офицер. – Никого нужного… все чисто.

Роберт поморщился и выудил из бара бутылку с ликером.

– Рассредоточьтесь, – сказал он, садясь в свободное кресло. – Будьте внимательны, поддерживайте связь с наблюдателем.

Снайдер коротко кивнул и исчез – так же беззвучно, как и появился. Роберт скрутил с бутылки крышку, осторожно глотнул, пробуя, и полез в наплечный карман за сигарами.

Из-за стола раздалось довольное кряканье Руделя.

– Распаковали… – пробормотал взломщик. – Это уже лучше, это значит, что к коду мы теперь подберемся в любом случае.

Роберт покачал головой и усмехнулся. Рудель, как ему всегда казалось, страдал излишней скромностью – уж если кто и мог быстро и гарантированно справиться со сложнейшей многоступенчатой системой защиты сейфа, так это конечно же, именно он – Роббо всегда считал его лучшим в ремесле. Со скромностью, впрочем, Руделю жилось куда как более уютно, нежели без, и Роберт хорошо это понимал…

Взломщик трудился над терминалом около часа. Роберт все так же сидел в кресле, прикрыв глаза и медленно тянул тягучий ароматный ликер. Наконец Рудель устало вздохнул и выбрался из-за стола.

– Теперь начинается самое интересное, – объявил он, роясь в недрах своего кофра.

Роберт приоткрыл один глаз, криво улыбнулся и снова погрузился в размышления. В его шлеме тем временем пискнул сигнал вызова – протянув руку, Роббо нащупал соответствующий челюстной сенсор и громко откашлялся.

– Слушаю…

– Говорит наблюдатель. Объект стартовал из закрытого дека ресторана, направляется курсом на центр города…

Роберт выругался. Только этого ему сейчас не хватало! Морис нужен был именно здесь, в своем загородном поместье – если сбить его коптер в воздухе, это вряд ли приведет к такому шуму, как откровенный налет с последующим убийством хозяина!.. Нет, черт побери! Труп должен быть обнаружен именно здесь – и не просто обнаружен, все должно быть чисто – чисто до последних мелочей. Наглый налет с убийством хозяина: только так и никак иначе, в противном случае вся эта работа теряет смысл. Роберт куснул губу и поднес шлем к лицу.

– Продолжайте слежение, – приказал он. – Как только он направится в нашу сторону – немедленно докладывайте.

Он представил себе командирскую «трехсотку», висящую сейчас на огромной высоте над Саберхиллом, и раздраженно потянулся за новой сигарой. В любом случае – как сбивать его над городом? Конечно, катер запросто может достать коптер Мориса с любой вообразимой дистанции, но – такого, кажется, еще никогда не было. Хреновы копы сразу же начнуть рыть всех, кто имеет доступ к тяжелому тактическому оружию, а много ли их таких? Нет, о таком варианте не стоило даже и думать. Мориса следовало убить здесь! – и здесь же должны были найти его труп. У Франкитти не должно возникнуть и тени каких-либо сомнений. Они горячи, они очень и очень самоуверенны – это у них фамильное – и они должны сыграть так, как было задумано! Они должны броситься на Максаковых, должны подставить свои глупые головы под гильотину задуманного Робертом и Арифом удара…

Рудель выпрямился перед сейфом, достал из наплечного кармана куртки сигарету и задумчиво прикурил.

– Проблемы, Сет? – спросил Роберт.

– Никаких, – помотал головой взломщик, – даже странно. Еще минут десять-пятнадцать, и я его благополучно сделаю, – Рудель потер уставшую шею и снова присел на корточки.

– В общем-то это объяснимо, Сет, – сказал Роберт. – Документы, лежащие там – они на первый взгляд вполне законны, и бояться их хозяину вроде как нечего. Мне же они нужны для одной-единственной цели: оправдаться. Оправдаться перед самим собой…

Рудель едва заметно повел плечом и ничего не ответил. Вопросы заказчика его сроду не интересовали, его работой был ящик, все остальное – не его ума дело. Сету приходилось работать со многими весьма известными людьми, и он хорошо представлял себе, чем мог обернуться его повышенный интерес к тем или иным подробностям дела.

– Готово, – сказал он, вставая. – Открывайте сами.

Роберт выбрался из кресла и подошел к гладкой двери. От прикосновения его ладони она чуть дрогнула и начала медленно открываться. За ней обнаружилась еще одна, поменьше размерами и оснащенная уже небольшой круглой ручкой. Роберт нетерпеливо крутнул ее и дернул дверь на себя.

– Снайдер, – позвал он, – возьми пару человек и дуй сюда – тут нужно кое-что выгрести для улучшения общего вида.

Верхнее отделение сейфа занимали полтора десятка небольших пластиковых коробок – даже не заглядывая вовнутрь, Роберт понял, что в них находятся драгоценности. Цацки следовало забрать и уничтожить. Оставлять их на месте не стоило: он не хотел, чтобы будущие следователи обратили внимание на интерес взломщиков к одним лишь документам – а использовать эксклюзив такого рода не представлялось возможным. О таких уликах мечтают все свежеиспеченные следователи, подумал Роберт, выхватывая из довольно глубокой нижней секции плоские пакеты с кристаллодисками.

Вошедшие в комнату десантники быстро распихали коробки по карманам. Снайдер вопросительно глянул на устроившегося за столом Роберта:

– Объект не спешит, милорд…

– Нам пока тоже спешить некуда, – огрызнулся лорд-наследник, стремительно листая каталоги взятых из сейфа томов на экране терминала, – занимайтесь своими делами!..

Проклятый Морис вел документацию весьма неаккуратно, и разного рода поставки то и дело путались – даты цеплялись друг за дружку, в номерах входящих партий отсутствовал и намек на какой-либо логический порядок, и Роберт вскользь подумал, что ублюдок специально запутывал всю внутреннюю отчетность – на тот маловероятный случай, если им вдруг заинтересуются серьезные и дотошные следователи.

Наконец он нашел то, что требовалось. Вот оно: поставщики – «Бакстер Юнайтед», «Хилл Фэмили»… что там указано в накладной, никакого значения не имеет – пусть это будут хоть младенческие подгузники, важно, что все эти партейки прошли через транспортную сеть Франкитти. Вот в подкаталоге и корешки договоров имеются…

Ну, вот и все, сказал себе Роббо. Все ясно… нельзя сказать, чтобы я подонка жалел, но сейчас, когда я знаю точно – он там же, в этом гнойном ублюдском кодле – я уделаю его без особого сострадания. Покойники должны быть мертвы!

Он встал из-за стола, аккуратно уложил диски в толстый гибкий конверт и засунул их в специальный карман внутри голенища правого сапога. В его шлеме снова раздался тревожный писк.

– Объект стартовал из закрытого дека частной виллы в северо-западном центральном квартале, – доложил наблюдатель, – держит курс прямо на вас. Собственника виллы выяснять?

– Выясняй, – ответил Роберт, переключая внутренний интерком. – Баркхорн! Убирайся со двора, через десять минут выключай глушилки и жди. Проверь маскировочный комплекс – он не должен тебя увидеть…

– Интересно, – философски хмыкнул в ответ генерал, – как это он ночью заметит мимикрирующий катер?

– Снайдер – внимание, объект на подходе, – продолжал командовать Роберт, – занять места возле площадки…

Его прервало треньканье фона на поясе начальника охраны. Здоровяк встрепенулся, схватил аппарат и в полной панике уставился на Роберта.

– Отвечай, – рявкнул тот, – ну же, живо!

– Да, шеф, – заплетающимся языком произнес охранник, и Роберт возблагодарил судьбу за то, что эта примитивная модель не способна работать с аудиополем, и он может контролировать разговор. – Да… все… все в порядке.

Он умер через секунду после того, как коснулся сенсора отключения. Роббо вернул свой излучатель в петли на поясе и повернулся к взломщику.

– Собирайся, Сет. Операция заканчивается.

Рудель молча поднял свой кофр и шагнул к дверям.

– Наблюдатель, – позвал Роберт, – тебе – конец операции… дуй к нам, ты нужен.

– Понял, конец операции, – подтвердил пилот «трехсотки», – буду через пару минут.

Из темного окна второго этажа Роббо хорошо видел садящийся коптер. Решетчатые опоры машины коснулись рубчатого пластика площадки, смолк двигатель… пилот и телохранители Моргана, выскочившие на воздух, умерли мгновенно – короткие кинжальные очереди, разрезав морозную ночь, швырнули их обожженные тела на ступеньки тоненькой лесенки коптера. Роберт пожевал губами и отошел от окна.

Внизу, в неярком свете горящих прожекторов, он увидел рядом с Морисом невысокую молодую женщину и двух детей – мальчика и девочку, испуганно жавшихся к побледневшей матери. Ребристые стволы излучателей, направленные на прилетевших, показались Роберту черными клыками неистовых демонов степи, о которых на Грэхеме слагали легенды. Он на секунду зажмурился, словно отказываясь верить в реальность происходящего, и со свистом втянул в себя холодный воздух.

– Знаете, милорд, мне отчего-то не хочется попадать на виселицу, – негромко пробурчал голос Руделя рядом с его плечом.

– Ты туда не попадешь, Сет… – вполголоса ответил Роберт.

– Вы… их – всех?

Лицо лорда-наследника показалось ему высеченным из гладкого серого камня.


* * * | Ледяной бастион | Глава 5.