home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



* * *

Далеко внизу, в разрывах рыхлой пелены облаков, то и дело поблескивали волны, океан бушевал весенним штормом, традиционным для южного полушария, и Роберт искренне радовался огромной высоте полета: оказаться ниже границы облачности ему не хотелось бы. Коптер, стремительно пожирая километры, несся в сторону южной оконечности полуострова Норхэм. Даниэли действительно владел довольно большим ранчо, и по завещанию оно отошло именно некоей Мэриэн Беллинг…

Заостренный нос машины пробил облака, и Ариф приник к широкому бортовому окну: владения покойного начинались на побережье.

– Правее, Лео, – приказал он пилоту, – похоже, вон те белые строения – это и есть главная усадьба.

– Там, кажется, какие-то люди, – ответил тот, – и чей-то коптер…

Могучий удар свалил Роберта на пол – сверху на него без единого звука упала Кэтрин; сидевший на противоположном диване Ариф каким-то чудом удержался на своем месте… кабина стала наполняться дымом.

– Мы падаем! – завопил пилот. – Сейчас вспыхнет компрессор!

Ему никто не ответил: уцепившаяся за кожаную петлю на потолке Кэтрин не поверила своим глазам – Роббо и Ариф, скрючившись на полу, судорожно отдирали одну из мохнатых пластиковых панелей борта. Пластик подался с жалобным хрустом, и Ариф, победно взревев, вытащил из открывшейся ниши три тупорылых коротких излучателя незнакомой ей конструкции. Приподнявшись на колени, Роберт ударил спаренными стволами оружия в ближайшее к нему окно, но прочный пластик спружинил – тогда он не долго думая упер в живот короткий гладкий приклад, рывком продернул затвор и нажал на спуск. В задымленную кабину ворвался хлесткий поток ледяного ветра.

– Лео, тяни! – заорал Ариф, глядя вперед через лобовое остекление коптера, – Тяни, с-сука!

– Я пытаюсь! – крикнул в ответ пилот. – Надеюсь, что амортизаторы выдержат такой удар!.. если, конечно, мы раньше не вспыхнем!

Двигатели, несмотря на стремительную потерю давления в осевых волноводах, еще могли тормозить падение машины – но тем не менее, земля приближалась с пугающей быстротой, и было ясно, что удар будет очень сильным.

– Ох, как же мы сейчас хлопнемся, – успел сказать Роберт в последние секунды.

У земли пилот дал полный газ, движки взвыли на высокой ноте – к вою примешивалось жалобное металлическое тарахтение одной из поврежденных турбин – но помочь уже не смогли: тяжелый бронированный коптер упал на выпущенные цилиндры аварийных амортизаторов, неуклюже подпрыгнул и завалился на правый бок.

– Покинуть машину! – визгливо завопил Ариф. – Живее, живее!

– Не ори, – прохрипел в ответ Роберт, отваливая наверх дверцу салона. – Кэт, скорее!..

В лицо ей ударило гудящее пламя. Расположенный над двигателями главный компрессор горел, как сухая трава, и через минуту – она это хорошо понимала – должен был вспыхнуть и салон. Едва она отскочила от машины, как из распахнутой дверцы вылетел излучатель, шлепнувшийся на траву в метре от ее ног. Нагнувшись, она схватила его в руки; через секунду из коптера вылез страшно матерящийся Ариф – и спрыгнул он почему-то с противоположной стороны. Следом за ним появилась растрепанная голова Роберта, он странно возился в недрах опрокинутого коптера, и Кэтрин неожиданно поняла, что он тянет – за шиворот! – пилота Лео, по-видимому, раненого при посадке. Она бросилась ему на помощь, и тут с обратной стороны машины раздался грохот выстрелов.

– Прикрой! – рявкнул Роберт. – С той стороны!..

Она поняла. Стиснув довольно тяжелое оружие, Кэтрин дернула металлическую загогулину затвора и осторожно приблизилась к смятому, но еще не горящему носу коптера, поймав себя на запоздалой мысли о том, что предохранитель, скорее всего уже отключен – на большинстве знакомых ей систем затвор досылал унитар в испаритель только после снятия с предохранителя – и опасливо заглянула вперед.

Ариф лежал под искореженной спиной коптера и ожесточенно полосовал короткими очередями недалекий зеленый пригорок – оттуда, из-за уже дымящихся зарослей кустарника ему отвечали несколько стволов. Достать Кириакиса было трудно: едва спрыгнув с коптера, он плотно забился в довольно глубокую лощину, и выстрелы оппонентов лишь корежили и без того корчащийся в огне пластик хвостовой части.

Открыть огонь по пригорку Кэтрин не успела: появившийся из-за спины Роберт бесцеремонно сбил ее с ног, вдавил ногой во влажный грунт и прохрипел:

– Вон они, суки!

Она повернула голову. Левее, в полусотне метров от них, белели толстые колонны парадного подъезда небольшого трехэтажного дома, и вокруг стоящего на ровной лужайке довольно большого желтого коптера суетились какие-то люди. Кэтрин показалось, что они выносят что-то из дома – и тут над ее ухом тяжко загрохотал излучатель Роберта.

Ариф, разделавшийся со своими противниками – холмик был изрыт вдоль и поперек, над ним лениво клубился дымок тлеющей травы – неожиданно перенес огонь на усадьбу, и Кэтрин восхищенно замерла: такой стрельбы ей видеть еще не приходилось. Фигурки людей, бегавшие возле коптера, были сметены в считанные секунды; сам коптер Ариф и Роббо отчего-то не тронули.

– Займись Лео! – крикнул Роберт, выпрыгивая из-за носового обтекателя.

– Какое дерьмо они там таскали? – спросил Ариф, подбегая вместе с ним к пригорку.

– Хрен… знает!.. – выдохнул в ответ Роберт, вскидывая свой излучатель. – Вон… опять!

Древний имперский «Нокк» послушно заколотился в его руках, напрочь вынося несколько окон первого этажа, за которыми скрывались таинственные налетчики. Перед фасадом повисло густое облако белой пыли. Ариф присел на одно колено, прищурился:

– Ты слышишь – двигатель?

Роберт отреагировал мгновенно: его излучатель вновь дрогнул короткой очередью, и желтый коптер перед домом посыпался ослепительными искрами кипящих осколков металла.

– Идиот, – успел сказать Ариф.

Над острой черепичной крышей строения на секунду показалось вытянутое серебристое яйцо с короткими плавниками двойного киля и консолями до отказа задвинутых крыльев – показалось, чтобы в следующий миг со скребущим душу визгом исчезнуть в сером пасмурном небе.

– «Болланд– Виктория», – задумчиво произнес Ариф и повторил: – И-ди-от.

– Бывает, – огорченно признался Роберт. – Идем?

– Идем, – вздохнул Ара, поднимаясь.

Роберт криво усмехнулся и зашагал вслед за другом по высокой, никогда не стриженой траве. Миновав дымящийся остов желтого коптера, они приблизились к широкой каменной лестнице усадьбы, и Ариф, вдруг рванувшись вперед, резво взбежал наверх и наклонился над удлиненным предметом, сильно напоминавшим собой свернутый ковер.

– Что там такое? – удивленно спросил Роберт, стоя внизу.

– Это она, – ответил Ариф. – Она жива, но… иди сюда.

Роберт поспешно поднялся по лестнице и присел на корточки рядом с Кириакисом.

Продолговатый тюк, брошенный налетчиками, действительно оказался молодой светловолосой женщиной, плотно, под самое горло, упакованной в серый пластиковый мешок. Для надежности ее еще и натуго перетянули прочной липкой лентой – и теперь Ариф, осторожно приподняв бесчуственное тело, со скрипом отдирал ее от мешка. Чтобы облегчить другу работу, Роберт перехватил женщину под поясницу и вгляделся в ее лицо, красивое даже сейчас, несмотря на синюшную бледность и запавшие щеки.

– Ее треснули по голове, – сказал Ариф. – На затылке – видишь?

Роберт осторожно повернул светловолосую голову, убрал пальцами мешающие ему пушистые локоны и всмотрелся в покрытую запекшейся кровью припухлость.

– Череп не проломлен, – уверенно определил он, – но удар был хороший. Она не скоро придет в себя… что будем делать?

– Осмотри пока дом, – предложил Ариф. – Вдруг там еще кто-то сидит? Я уже устал от неожиданностей.

Роббо согласно кивнул и поднялся. Широкие резные двери были распахнуты, и он крадучись вошел в усыпанный белой пылью штукатурки холл. Его очередь, выбившая окна первого этажа, разнесла и хлипкое внутреннее перекрытие противоположной стены, и темно-синий ковер, покрывавший пол помещения, был завален мелким декоративным гравием, напыленным когда-то на внутренние поверхности стен. Мебель – несколько высоких старых шкафов, гнутый светильник в углу и пушистый диван под разбитыми окнами – не была повреждена или сдвинута, и Роберт понял, что хозяйку уединенного ранчо взяли практически без сопротивления. Здесь, в доме, не было ни стрельбы, ни борьбы – обойдя помещения второго и третьего этажей, он нашел лишь небольшое кровавое пятно в одном из санузлов. Ванна была все еще полна теплой подкрашенной ароматизаторами воды, и он понял, что Мэриэн Беллинг схватили именно здесь – опоздай они с Арифом на несколько минут, и искать таинственную подругу Даниэли уже не имело бы смысла.

На балконе второго этажа, обращенном в тыльную сторону дома, обнаружилась кованая металлическая лесенка, ведущая на неровно подстриженный луг – спустившись по ней, Роберт увидел распахнутую дверь служебной пристройки, и понял, что второй коптер налетчики посадили именно здесь. Работа выглядела достаточно грамотной: даже в таком достаточно спокойном деле ублюдки предпочли перестраховаться и обеспечить себе пути для возможного отступления. В конечном итоге они и спасли тех, кто успел пробежать через первый этаж и подняться на «Виктории».

Мельком оглядев лужайку за домом, Роберт прошел через аккуратную светлую кухню и вернулся в холл. Ариф уже вытащил женщину из мешка и перенес ее на диван. Услышав шаги Роберта, он повернулся к нему:

– Все чисто?

– Угу, – кивнул тот, – боюсь, мы их сильно напугали. «Виктория» стояла там, за домом: там луг, достаточно большой для коптера, а второй выход ведет вот отсюда, через кухню. Как она?

– Плохо. Слава Богу, мой фон уцелел при падении – хотя ты, гад, заехал-таки мне башкой в живот… через полчаса здесь будут наши люди.

– Я схожу за Кэт, – сказал Роберт. – У Лео, как я понимаю, сломаны ребра.

– Заживет, – отмахнулся Ариф. – Эта… красавица – вот что плохо. Она пока дышит… – он скрежетнул зубами, – а наша аптечка сгорела!

Роберт молча покачал головой и вышел.

Обугленные трупы, лежащие вокруг лестницы заставили его привычно усмехнуться – имперский «Нокк» на такой дистанции однозначно превращал незащищенного человека в хорошо прожаренные лохмотья. Ручное оружие такой мощности на Бифорте производили в весьма ограниченных количествах, уж слишком дорогим оно получалось, но в распоряжении Роббо имелись бездонные арсеналы «Валькирии», и современной ему техникой он не пользовался принципиально. Дьявольский огонь старинного оружия несколько раз спасал ему жизнь в схватках с численно превосходящим противником, и сейчас Роберт в очередной раз возблагодарил судьбу, подарившую ему эту, давно забытую человечеством мощь.

Он спустился вниз по лестнице и зашагал в сторону все еще дымящегося коптера Арифа. Машина сгорела на удивление быстро, на закопченной траве остался лишь оплавленный бронированный корпус: все его внутренности выгорели дотла за считанные минуты. Обойдя черный, отвратительно пахнущий носовой обтекатель, Роберт увидел Кэтрин – женщина сидела в десятке метров от коптера, баюкая на коленях растрепанную голову скрючившегося от боли пилота.

– Я начала нервничать, – сказала она, увидев Роббо. – Ты что, не мог подойти сразу?..

– Сразу после чего? Кто знал, что там, в доме?

– Мог бы крикнуть, – Кэтрин обиженно поджала губы и приподняла Лео. – У него сломаны три ребра. У нас есть что-нибудь обезболивающее?

– Поищем в доме, – Роберт нагнулся и подхватил юношу за плечи. – Давай, мужик… Кэт, придержи его за ноги.

– Я сам, – застонал пилот. – Я сам, милорд. Вы только помогите мне…

– Ну давай, давай…

Вдвоем с Кэтрин они довели раненого до дома – там, осторожно перехватив его за тонкую мальчишескую талию, Роберт поднял его по лестнице и внес в холл. Ариф помог ему уложить пилота в одном из кресел и взял со столика чехол с инъектором:

– Я тут порылся на кухне… Лео, мы тебя пока вырубим – не возражаешь?

– Спасибо, милорд…

Ариф отчего-то шмыгнул носом и приложил блестящий пневмопистолет к шее юноши.

– Что ты ему вколол? – подозрительно спросил Роберт.

– Да ничего, – грустно махнул рукой Ариф, – уснет на пару часов. Идем-ка лучше полюбуемся на наших покойников – мне ужасно интересно с ними познакомиться.

– Без толку, – вздохнул Роберт. – Там – клочья…

– Это она? – спросила Кэтрин, подходя к лежащей на диване женщине.

– Она, – кивнул Ариф. – Похоже на сильное сотрясение мозга. Я уже вызвал людей, не беспокойся… я думаю, мы ее дотянем. Побудь пока здесь, а? На тот случай если она вдруг придет в себя – хотя, конечно, это практически нереально…

Спустившись по лестнице, он подошел к одному из лежащих на траве трупов и скорбно потрогал его носком некогда дорогого ботинка:

– Дьявол, зачем я так усердно лупил?

Роберт оглядел изуродованные тела налетчиков и брезгливо сплюнул:

– Это люди Графа, я уверен. Думаю, морочить голову с экспертизой – пустая трата времени, и так все понятно. Они опережают нас на полшага. Нужно срочно привести в порядок женщину, она наверняка знает все ходы в игре Макса Даниэли…

– Граф стал действовать с непривычным для нас размахом, – задумчиво произнес Кириакис. – Значит, дело серьезное… Но неужели же Макс в одиночку мог доставить им столько неприятностей?

– Скорее всего, он думал, что имеет дело с синдикатом новых поставщиков зелья. А что, собственно, еще он мог думать?.. Странно только, почему он не обратился к своим боссам? Это было бы самым логичным решением.

– Это действительно странно, – согласился с ним Ариф. – Но тут – черт его знает!.. Все так запутано! Хотел бы я знать, кто же нанял Графа на этот раз… ясно, что это те же люди, что и в истории с пластикетами – но кто? Начинать расследование той, старой уже, ерунды нам сейчас некогда. Надо танцевать от Макса…

– …и мы опять упремся туда же? – иронично ухмыльнулся Роберт. – Будем надеяться, что Мэриэн придет в себя в ближайшее же время.

– Слушай, – встрепенулся Ариф, – а дом не обыскивали?

– Кажется, нет. Ты считаешь, что документы Даниэли могут находиться именно здесь?

– Все возможно. Знать бы, что искать…

– Брось, – махнул рукой Роберт. – Лучше оставим здесь наряд – на случай появления непрошеных гостей – и подождем, пока она очухается и сама нам все расскажет. Сейчас рыться в ее барахле бессмысленно, мы действительно не знаем, что нам искать.

– Ладно, – согласился Ариф. – Пойдем в дом. Кажется, начинается дождь, да и к тому же я порядком проголодался. На кухне я видел какой-то окорок – по-моему, нынче самое время употребить его вовнутрь. Э? Тем более что виски у бедной девочки тоже имеется.


Глава 6. | Ледяной бастион | Глава 7.