home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



* * *

«Валькирия» приземлилась на базе ударно-штурмового крыла «Доркастер оф Грэхем» вскоре после полудня по местному времени. Линкор лорда-наследника прибыл на планету без каких-либо уведомлений, и командир крыла, спешно вызванный на борт корабля, получил строжайшее приказание выдерживать режим полной секретности на все время пребывания его милости на Грэхеме. Его это не удивило: он уже привык.

Через пятнадцать минут после того, как он молодцевато спрыгнул с нижней супеньки трапа, на гладкой «спине» громадного линкора бесшумно разъехались в стороны бронещиты одного из транспортных деков и в сияющее весенней голубизной небо гудящим жуком взвился мощный коптер.

Еще через четверть часа Роберт уже сидел в роскошном рабочем кабинете господина Лемуэля Тройла и, нетерпеливо постукивая по журнальному столику золотым карандашиком, прихлебывал горячий кофе, ожидая вызванного с совещания хозяина. Молодая секретарша, счастливая обладательница откровенно отвислого зада и глубокого унтер-офицерского баритона, то и дело всовывалась в двери и интересовалась, не желает ли его милость лорд Роберт еще чего-нибудь. Его милость меланхолично пожимала плечами, и она исчезала, не понимая, чем какой-то там лорд мог так возбудить ее грозного и великолепного шефа, который, едва заслышав имя своего нежданного гостя, приказал провести его в свой кабинет и не отказывать ему ни в чем.

– Я не думал, что у тебя такая красавица секретарша, – сказал ему Роберт, когда Тройл, сбрасывая на ходу пальто, ворвался наконец в свой кабинет.

– Если Ивонна увидит здесь другую… – грустно махнул рукой Лем. – Как ты? Опять дела?

– Да, все те же… наверное, зря ты так резко сорвался со своего заседания – я вполне мог бы и подождать.

– Там ничего серьезного, – поморщился Тройл. – И вообще – тьфу на них! Весь этот директорат давно разогнать пора. Им бы все заседать и заседать, а как доходит до дела, у всех находятся тысячи причин для оправдания своего лентяйства. Ты, честно говоря, не совсем вовремя, – сказал он, подходя к бару, – ты знаешь, что у нас творится?

– Смотря что ты имеешь в виду…

– У тебя в чашке кофе? Значит, коньяк… Я имею в виду то, что у нас в Саберхилле началась война кланов. Черт знает что, сто лет такого не было. Местные копы сбились с ног в поисках убийц этого чертова Мориса, лорд-наместник ежедневно дрючит планетарную прокуратуру, а теперь еще эти красавцы стрельбанину учудили – совсем весело!

Тройл сел в кресло перед столиком, разлил коньяк по крохотным серебряным рюмочкам и с хрустом вскрыл упаковку тонко нарезанного лимона. Роберт молча перелил содержимое своей рюмки в довольно объемистую чашку с остатками кофе, и наполнил ее снова.

– Так будет лучше, – сказал он. – На Бифорте почти везде жарища… Лем, каких красавцев ты имеешь в виду? Я хочу сказать, что по этому поводу думает прокуратура?

– По поводу Мориса?

– И по поводу Мориса тоже. Какие у них версии?

– Ну, все обвиняют Максаковых, – Тройл осторожно глотнул коньяку, на секунду блаженно прикрыл глаза, отправил в рот дольку лимона: – но никаких доказательств нет, да и вообще: я лично склоняюсь к мысли, что дело здесь опять-таки нечисто. Подумай сам: Максаковы в жизни ни с кем не воевали, ну – чудили себе и чудили… зачем им устраивать такой тарарам? К тому же, заметь еще вот что – все, от рядового копа до его милости лорд-прокурора Чаркаша пришли к выводу о том, что по Морису работали очень серьезные профессионалы, которые незаметно пришли и так же незаметно ушли. Такая работа стоит дорого, очень дорого. Для Максаковых эта игра не стоила бы свеч, тебе не кажется?

Роберт чуть прикусил губу. Вот так, сказал он себе. Прав, сукин сын, ах, как же он прав! Нет, мало нас папеньки в детстве пороли! Не хотим мы головой думать, ой как не хотим… не ровен час, очередная наша привычно-«военная» операция приведет к таким результатам, что чертям тошно станет.

– Но обвинили-то все равно их, – возразил он. – И в первую очередь их обвинили Франкитти, а уж они-то, наверное, весьма заинтересованы в поиске истины!

– Франкитти – дебилы, и ты зря им льстишь – уверенно заявил Тройл. – Это я говорю вовсе не из корпоративных чувств, нет, я знаю, о чем толкую – я, наверное, самый мощный на Грэхеме эксперт по этой семейке. Они никогда не думают головой, это их жизненное кредо. Сперва сделай, а потом подумай – это у них девиз, уж ты поверь мне… вот они и бросились делать. Франкитти допрыгаются, это я тебе серьезно говорю. Если они сейчас начнут настоящую войну, а дело тем и пахнет, они потеряют все, что имеют в мирах Содружества, их отсюда просто-напросто вышибут.

– И ты при этом не упустишь своего?

– Ну, я же не дурак, Роббо… У меня достаточно средств, чтобы надавить на Чаркаша, заставить его принять самые жесткие из всех возможных, да что там – вообразимых! – мер, и мы их отсюда вышибем… назад они уже не вернутся. Ты же понимаешь, по каким законам мы живем.

– Ты хочешь сказать, что на хороший кусок всегда найдутся желающие?

– Я скажу так: то, что не съем я, проглотят другие. Мне даже выгодно будет лишний раз подкормить кое-кого из хороших людей.

Роберт вздохнул и задумчиво поболтал в воздухе своей чашкой с кофейно-коньячной смесью. Перспектива разделаться с Франкитти без лишней крови и, конечно же, лишнего риска, пружиной выскочившая из рассказа Тройла, пришлась ему по вкусу, но принимать решение было рано – и, в то же время, ему некогда было предаваться радумьям. Ему требовалась уверенность – или да, или нет – а дать ее Лем Тройл не мог…

– Послушай-ка, – сказал он, глотнув из чашки, – ты не мог бы посвятить мне остаток сегодняшнего дня?

Тройл посмотрел на часы и потер подбородок, размышляя.

– Да, – ответил он. – Ты хочешь кого-то повидать?

– Старшего из Максаковых и прокурора Чаркаша. Ты поможешь?

– Именно в таком порядке?

– Разумеется, Лем: то, что я буду требовать от Чаркаша, напрямую зависит от ответа, который даст мне Максаков.

– Я могу просить тебя раскрыть карты?

Роберт вздохнул и прикрыл глаза.

– Можешь… но тебе самому это не нужно. Все, что я могу тебе сообщить, не подвергая твою шею лишнему риску, звучит приблизитнльно так: я очень хочу, чтобы Франкитти убрались с Грэхема. Если этого можно добиться бескровными методами, я – «за» обеими руками…

– Морис – это твоя работа? – спросил Тройл, наливая себе новую порцию коньяку.

Роберт поднял веки; Тройл ждал ответа, глядя на него с вымученной улыбкой. Ему очень не хотелось получать ответ на этот вопрос – он и так знал ответ – но не задать его он не мог…

– Для тебя это важно? – спросил Роберт.

Лем опустил плечи и коротким взмахом руки отправил коньяк себе в горло.

– Хорошо, – сказал он, сосредоточенно жуя лимонную дольку, – Чаркаша мы найдем вечером в клубе. С Миком Максаковым сложнее. У них война, и ты сам понимаешь… но я постараюсь его найти. Мне он не сможет отказать.

Он рывком выбрался из кресла и пересел за свой письменный стол. Развернув голодисплей универсального интеркома, Тройл набрал сразу несколько местных номеров и принялся ждать ответа абонентов. Через несколько секунд ему кто-то ответил. Лем окутался сферой аудиополя и с минуту говорил – по другой линии вышел новый абонент, и он переключился на него.

– Через полчаса Мик будет ждать нас в одном из своих укрытий, – сообщил он, закончив переговоры. – У нас мало времени, поэтому давай собираться.

Выйдя из-за стола, он надел свое пальто, порылся в карманах и выложил на стол небольшой бластер. Роберт посмотрел на него с искренним изумлением:

– Ты носишь оружие? Но для чего?

– Даже не знаю, Роббо… – пожал плечами Тройл. – Так, для самоуспокоения. Идем, мой коптер ждет на крыше. У тебя, кстати, есть пушка?

– В коптере. Я таскаю с собой старый «Нокк», а он слишком громоздкий, чтобы носить его под одеждой – даже если натянуть на себя лошадиную попону, его все равно будет видно.

– Ты кого-то боишься, Роббо?

– Ну, не так категорично… в последнее время наша с Арой жизнь значительно усложнилась – а жить мне все еще хочется.

Тройл вызвал свой персональный лифт и с сомнением покачал головой:

– Мне кажется, вы сами ее себе усложняете – раз за разом.

Роберт промолчал. Отвечать что-либо не имело смысла, почтеннейший Лемуэль Великолепный смотрел на вещи под совсем другим углом. Способ бытия, как и меру ответственности за свои поступки он не просто выбирал сам – он всю жизнь стремился именно к тому, чего смог наконец достичь. У него все было ясно и достаточно просто: по понятиям Роберта, конечно же. Самые сложные интриги, в которых Лему приходилось участвовать, в наихудшем случае могли закончиться незначительными финансовыми потерями для семьи его патронессы; крах любой операции Роберта способен был повлечь за собой провалы общеполитических масштабов.

Они вышли на крышу гигантской остекленной башни главного грэхемского офиса компании на самой ее верхней, изящно вынесенной вбок и огражденной гудящими на ветру тросами, площадке. Здесь ждали хозяина сразу два коптера: многоместный представительский «Уиндер» и остроносый скоростной «Болланд», одна из личных машин господина управляющего. К нему он и подошел.

– Ты знаком с Миком? – спросил Тройл, садясь в узкое пилотское кресло.

– Заочно, – ответил Роберт. – Как и он со мной. Он знает, кто я.

Тройл запустил двигатель и мягко поднял коптер в воздух. Начало весны выдалось в Саберхилле ярким и непривычно теплым, слепящее золотое солнце уже почти высушило последние остатки недавнего снега, и лишь кое-где, в вечной тени каменных башен еще поблескивали отдельные лужицы. Роберт опустил боковое стекло и подставил лицо пьянящим ароматам теплого ветра. Весна Грэхема всегда казалась ему каким-то буйным, хмельным потоком радости, увлекающим за собой и заставляющим забыть обо всем на свете. На более теплом Бифорте все было иначе, там, даже в высоких широтах никогда не случалось такого резкого, ошеломляющего перехода от сурового двухцветного холода зимы к неистовому буйству почти летних, живых и зовущих красок.

– Останови, – неожиданно сказал он.

– Что? – не понял Тройл, машинально переводя рукоять акселератора в мертвый сектор. – Мы можем опоздать, Роббо!..

– Мы не летим к Максакову, – Роберт раскурил сигару и вдруг улыбнулся – сам не зная, чему. – Извинись и отмени встречу. Скажи ему, что вопрос уже решен.

– Но, Роббо! Так не делается! Я упросил его принять меня – сейчас, в столь сложный для него момент… ты понимаешь, что это совершенно неприлично?

– Свяжись с ним, Лем… думаю, он мне не нужен. По крайней мере, сейчас. Сперва я должен переговорить с Чаркашем. Я передумал, Лем… я не могу так рисковать.

Тройл недоуменно пожал плечами и достал из кармана пальто свой аппарат. Наблюдая за ним во время разговора, Роберт ощутил укол совести: ему не следовало так поступать. Но и рисковать он не мог!.. Кто мог предсказать, каким будет поведение лорд-прокурора в отношении семьи Франкитти? Да, он имел все возможности для того, чтобы вышибить их за пределы Содружества одним махом – для ликвидации всего пакета их патентов и лицензий ему не требовались санкиции метрополии, тем более в такой-то ситуации. Он мог это сделать, и во всей галактике не нашлось бы человека, который осмелился бы обвинить прокурора Чаркаша в произволе и беззаконии, но: кто мог дать гарантию, что он так и сделает? Роберт не имел никакой информации о его возможных взаимоотношениях с Франкитти. Тройл, понятное дело, об этом знать тоже не мог, о подобных вещах вообще не говорят вслух; а визит к главе клана Максаковых однозначно исключал дальнейшую возможность силового решения вопроса, потому что хитрый старый Мик сразу догадался бы, в какую игру сыграл с ним его милость лорд-наследник. Дать ему такое оружие против себя Роберт не мог – ему страшно было даже подумать о подобной возможности, и поэтому он решил оставить себе хоть какое-то пространоство для маневра.

«Если после разговора с Чаркашем я не приду к стопроцентной уверенности в том, что он сомнет Франкитти и заставит их убраться с Грэхема в считанные дни – решил он, – я ударю. Видит бог, мне страшно это делать, мне страшно убивать людей, краешком сознания понимая, что я имел шанс избежать этого – но риск, страшный риск! – и я не могу иначе.»

– Куда теперь? – спросил Лем, выключив свой фон.

– Давай в твой отель, в клуб, – ответил Роберт, стараясь не глядеть на него. – Извини меня…

– Ничего, – буркнул Тройл, выворачивая штурвал. – Замяли… как раз самое время пообедать. Как ты считаешь?

Роберт согласно кивнул.

«Конечно, подумал он, тебе обидно… но что я могу сделать, старина? Мы с тобой знаем друг друга едва ли не с детства, и оба мы пркрасно понимаем, что наши с Арой забавы – не для тебя. Ты умный, упорный парень, ты здорово интригуешь в своем грэхемском деловом бульоне, но смотреть на ситуцию сверху ты не можешь, и какая в том твоя вина? Ты не всегда способен убить даже муху, а мы – мы убиваем людей, Лем, уж ты прости нас…»

Через несколько минут коптер подлетел к громадной башне отеля «Саберхилл оф Грэхем» и опустился на одной из служебных площадок. Тройл провел Роберта уже знакомыми ему стеклянными галереями в почти пустой в это время суток VIP-клуб и нетерпеливо щелкнул пальцами, подзывая дежурного администратора:

– Меню в мой кабинет…


Глава 8. | Ледяной бастион | Глава 9.