home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 9.

– Его милость лорд-прокурор только что вошел в клуб, – прошептала молоденькая девчушка в строгом наряде официантки респектабельного заведения, закрыв за собой тяжелую дверь кабинета.

– Кто с ним? – спросил Лем.

– Советник-секретарь Роджерс и какая-то молодая особа, по виду – девушка из «Пасифика», – ответила официантка все тем же заговорщицким шепотком.

Тройл слабо пошевелил пальцами, отпуская ее восвояси, и повернулся к Роберту:

– Нам не стоит спешить, верно?

– Да, посидим еще с четверть часа, – согласился тот, – а потом выползем – как бы случайно… Что, Чаркаш любит красавиц из дорогих борделей?

– А почему бы и нет? Доходы ему вполне позволяют.

Роберт кисло ухмыльнулся и подлил себе коньяку. Высокие доходы лорд-прокурора департамента Грэхем не доставляли ему ни малейшего удовольствия. На казенное жалованье в «Пасифике» девочку не купишь даже на час. Для того, чтобы покупать ее на ночь, нужно брать у всех, кто дает, и не воротить носа от самых непристойных предложений. Для Грэхема это было почти нормально – единственным человеком, не бравшим никогда и ни у кого, был его милость лорд-наместник Норберт фон Дитц, личность пугающе далекая от привычного чиновного сибаритства и достаточно мрачная в целом. Дитц казался человеком не от мира сего: он вполне спокойно смотрел на цветущее в грэхемских канцеляриях мздоимство, но скандалов, даже самых незначительных, терпеть не мог, вышибал с треском, не гнушаясь самочинно вмазать сапогом под геморройную задницу зарвавшегося чинуши. Его личный престиж – частично на страхе, частично на искреннем уважении – стоял на Грэхеме выше самых ярких звезд, непосредственно к лорду-наместнику обращались тогда, когда все иные способы добиться справедливости были исчерпаны напрочь.

– Чаркашем здесь довольны? – спросил Роберт, вяло ковыряясь вилкой в вазочке с цитрусовым салатом.

– В целом – да… он дружелюбен. С ним можно договориться, просто нужно знать как. А что, вы им не интересовались? Я привык думать, что у вас лежат самые полные досье на всех, кто хоть что-то значит в Содружестве.

– Ты не ошибся. Но видишь ли, я лично куда больше интересуюсь информацией, которая поступает ко мне в форме разного рода слухов и басен, и касается в первую очередь биз-гангов или отдельно стоящих фигур такого рода… официальными лицами я не особо интересуюсь – даже с комментариями. То есть, как ты понимаешь, нашими официальными лицами. В стане моих привычных оппонентов я заочно знаком с каждой блохой.

– Привычных? – многозначительно удивился Тройл. – А что, у тебя уже появились непривычные?

Роберт со свистом выдохнул через свернутые трубочкой губы и подпер щеку рукой:

– Лем… это не тот случай, ты меня понимаешь? По крайней мере, не сегодня… э?

Тройл понимающе кивнул и потянулся к недопитой бутылке коньяку.

«Какое все-таки паскудство, – подумал Роберт с неожиданной усталостью и раздражением, – даже со старым приятелем я должен молчать, юлить, переводить разговор на другую тему, надеясь на его ум и правильное понимание ситуации. Какой, интересно?.. какой, к черту, ситуации? Он что, знает, в какой ситуации мы все находимся? Нет!.. И знать, к сожалению не должен. Ну возьми я, расскажи ему все от и до – будет нам обоим легче? Ну, будет. Минут на десять, а… потом? Потом?»

Взяв бутылку из руки Тройла, он налил себе до краев и проглотил вязкий, обволакивающий желудок коньяк одним махом, сразу ощутив разливающееся в животе тепло.

– Пойдем, пожалуй, – Роберт выбрался из кресла, оправил на себе излишне элегантный – для такого клуба – камзол и, нагнувшись к столу, бросил напоследок в рот пару сладких орешков, отбивающих коньячный выхлоп.

– Не переживай, он всегда сидит здесь почти что до полуночи, – поднявшись из-за стола, Тройл подошел к огромному, на всю стену, золотистому зеркалу и взялся за ленты своего развязанного галстука, – или ты собираешься куда-то еще?

Лорд-прокурор Чаркаш сидел за небольшим круглым столиком в углу зала, отгороженный от любопытных глаз фонтаном, негромко журчащим среди живописного нагромождения декоративных камней. Рядом с ним мило улыбалась роскошная дама, явно не доросшая до возраста, позволявшего, согласно конституции, профессиональную деятельность деликатного свойства; на нее маслянисто пялился изрядно поддатый советник Роджерс, часто сопровождавший своего обожаемого патрона и после службы. Проходивший мимо отдыхающих гостей Тройл неожиданно отвлекся от громко рассказываемого Роберту анекдота и расплылся в улыбке:

– О– оо, какие у нас сегодня люди! Его милость лорд-прокурор!.. Рад, ужасно рад…

Чаркаш сверкнул живыми серыми глазками и вывернул свою короткую красноватую шею, стиснутую тугим шелком форменного воротника: ему льстило неожиданное внимание крупнейшего из грэхемских тузов. Пухлые, блестящие еще не стершейся помадой губы разъехались в любезнейшей улыбке:

– Какая неожиданная встреча, господин Тройл! Клянусь, не далее чем десять минут тому мы вспоминали вас, в который раз уже восхищаясь всем этим великолепием, возведенным вашей волей и энергией! Присоединяйтесь, дорогой мой, сегодня превосходный вечер…

– Благодарю, – склонил голову Лем, подходя к столику: от него зверски разило коньяком, и любой человек, не знакомый с ним накоротке, неизбежно пришел бы к выводу, что господин Тройл весело проводит время в своем собственном заведении, решив хоть на один вечер сбросить с плеч непосильное бремя забот. – Разрешите представить вам моего друга, лорда Роберта Вербицкого, прибывшего к нам из метрополии, – указал он на Роббо, – мы с ним старые друзья…

Чаркаш и Роджерс встали; лицо Роберта показалось лорд-прокурору смутно знакомым, но он не решился беспокоить молодого аристократа столь бестактным вопросом. Из-за фонтана бесшумно возник официант с добавочной парой стульев, и после долгих рукопожатий и представлений мужчины уселись за столик.

Cоветник Роджерс, стремясь угодить своему боссу, завел восторженный разговор о клубе отеля и отеле в целом. Чаркаш ласково улыбался и поддакивал, щупая под столом обнаженное бедро своей сегодняшней пассии; Тройл дружелюбно скалил зубы и всячески отмахивался от расточаемых в его сторону комплиментов.

– Летом здесь будет просто прелестно, – закончил свою речь Роджерс и потянулся к рюмке с коньяком, желая промочить горло.

Чаркаш, не переставая улыбаться, повернулся к молчаливому Роберту:

– А как вам наша весна, милорд? Не правда ли, она замечетельна?.. Так и хочется куда нибудь это вот… воспарить!.. А?

– Боюсь только, что события в Саберхилле не позволят мне насладиться ее великолепием в полной мере, – лорд-прокурор был несколько навеселе – очевидно, успел принять должную пайку еще до клуба – и Роберт почуял, что сейчас можно ломиться напрямик, – я слышал, в городе начинается новая война гангов?

– Ах, оставьте, – капризно отмахнулся Чаркаш, – эти Максаковы стали слишком много себе позволять… возомнили себя хозяевами. Если они думают, что нанятые на Авроре – или еще где – наемники с тяжелым оружием помогут им расправиться с честными и великодушными людьми – так они заблуждаются, и скоро сами в этом убедятся.

Посмотрев на Роберта, Тройл перестал улыбаться. В бездонных глазах лорда-наследника медленно разгорались едва заметные искорки, его красивые губы неторопливо сложились в некое подобие лукавой усмешки, и он поднес к губам свою рюмку тренированным жестом утомленного плейбоя:

– За ваши успехи, милорд… надеюсь, ваши люди быстро наведут порядок в Саберхилле. Я полагаю, нам уже пора, – сказал он, ставя рюмку на стол, – да, Лем? Благодарю за компанию, господа – искренне рад был познакомиться.

Тройл поспешно встал, учтиво раскланялся – и друзья удалилсь в сторону выхода из заведения. Оказавшись в галерее, Роберт восхищенно покачал головой и несильно ткнул Лема кулаком в бок:

– Чем, интересно, ты собирался давить на этого старого борова, а? Вот это жизнь, я понимаю… что ни прогнозируй, на деле все будет совсем иначе.

Лем сокрушенно махнул рукой и вопросительно прикусил губу. Роберт хмыкнул и подтолкнул его в сторону лифтов:

– Прикажи кому-нибудь принести из твоего кабинета наши пальто… самое смешное в этой истории то, что этот идиот даже не представляет себе, чего он сейчас наболтал! Ты знаешь, Лем, я, наверное, отстал от жизни: мне почему-то казалось, что такие самонадеянные люди уже повывелись. Оказывается, нет… – он вынул из кармана камзола свой портативный фон и набрал короткий местный номер, набив после него какой-то дополнительный код. – Канцелярия лорда-наместника? – спросил он, не включая аудиополя – так, чтобы его мог слышать и Тройл, – Немедленно свяжите меня с его милостью: дело первостепенной важности. Кто говорит?.. Лорд Роберт Королев, наследник Бифортский…


* * * | Ледяной бастион | * * *