home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 10.

– Что? – воскликнул Ариф, не включая режим аудиополя, – Йоська? Ты откуда, сукин сын?

Поймав изумленный взгляд Роберта, он переключил режим, и теперь нервная скороговорка Мыльного загремела на весь салон:

– Ара, вы мне очень нужны, это очень серьезно. Вы нужны мне прямо сейчас, пожалуйста…

– Где тебя искать? – спросил Роберт.

– Прилетайте в салун Лулу… я жду вас. Пожалуйста, скорее!

Роберт посмотрел на Арифа. Тот кивнул: они поняли, что хотел сказать Мыльный. Только очень интимные друзья знали, что известная в прошлом содержательница секс-салонов Лина Адамс любила, когда они, молодые еще мальчишки, называли ее «мамочкой Лулу». Йося боялся, что кто-то может слушать его линию…

– Разворачиваемся в порт, – сказал Ариф. – Черт, надо предупредить Гордона!..

– Предупреди, – согласился Роберт, снова шмыргнув полным соплей носом. – Кто бы мог подумать – Йоська! Видишь, мы были правы: он все-таки жив, он просто где-то прятался все это время.

– Ты бы высморкался, что ли, – предложил Ариф, набирая номер Лейланда.

Роббо грустно кивнул и начал рыться по карманам в поисках платка.

База бифортских ВКС, на которую приземлилась «Валькирия», находилась относительно недалеко от центрального космопорта, и вскоре обе машины, миновав светящиеся пограничные вышки, нырнули вниз, занимая нижний коридор. Они мчались к дальнему юго-восточному углу раскинувшегося на много сотен километров неровного портового восьмиугольника – туда, где в сгустившемся мраке помаргивали огни не особо презентабельных башен с подозрительными конторами и довольно странными увеселительными заведениями. Там, на юго-востоке, находилось все то, чего стыдливо чурались «респектабельные» околопортовые жуки и гангстеры: бордели для любителей нетрадиционных видов утех, подпольные конторы контрабандистов-«брейкеров» и букмекеров, устраивающих гладиаторские поединки, там можно было дешево купить и выгодно продать товар, украденный где-нибудь у черта на куличках, можно было взять в долг любые деньги, заложив при этом свою собственную шкуру… если там исчезали люди, то исчезали они навсегда и бесследно. Выбор Мыльного был весьма логичен: для того, чтобы намертво спрятаться от опасных чужаков, юго-восток был почти местом идеальным. Его там знали не первый год, и Йося вполне мог рассчитывать на поддержку кое-каких влиятельных в этом бедламе людей.

Черные коптеры приземлились на слабо освещенной частной плащадке самой дальней, нависающей над ночной саванной башни. Для Арифа Кириакиса не существовало закрытых дверей, на Бифорте его знали слишком хорошо, что бы позволить себе роскошь в хоть чем-то отказать… владелец площадки суетливо выскочил из стеклянной капли своей кабинки, склонился в почтительном поклоне. Ариф не обратил на него ни малейшего внимания – махнув рукой трем своим охранникам в глухих черных шлемах, он уверенно зашагал к ближайшему лифту.

– Давненько я здесь не был, – усмехнулся Роберт, рассматривая облупившийся пластик на стенах коридора.

– А зря, – ответил Ариф.

Вшестером они не без труда втиснулись в узкую кабинку лифта. Не тратя времени на размышления, Кириакис уверенно коснулся самого нижнего сенсора панели управления, и лифт, издав короткий жалобный стон, провалился вниз.

Салун Лины Адамс, служивший фасадом для весьма оригинального и доходного борделя, нахожился на нижнем, «минус восьмом» этаже башни. Ниже его начинались бездонные лабиринты фундамента, в которых нередко происходили довольно странные вещи: дотошный сыщик, спустившись туда, мог бы обнаружить немалое количество скелетов, накопившихся там за годы, прошедшие с момента строительства порта.

За поляроидными дверями заведения дорогу Арифу решительно заступили два могучих почти квадратных парня, под короткими камзолами которых без труда угадывались очертания армейских бластеров. Следом за Кириакисом в салун вошли Роберт и охранники. Окинув увешанных древним имперским оружием людей, вышибалы опустили глаза и расступились, освобождая дорогу запыленному джентльмену и его людям.

Йоськи в зале не было.

– Кэт, сядь за столик и закажи выпить, – негромко распорядился Роберт. – Вы, парни, присядьте пока рядом…

Не оборачиваясь на него, Ара прошел вглубь зала и приблизился к освещенной разноцветными трубками стойке. Бармен, существо совершенно неопределенного пола со слегка небритым девичьим лицом и тяжелой волнистой гривой цвета морской волны, вопросительно наклонился к нему.

– Маму надо, – процедил Ариф, глядя в сторону, – скажи, сына Ара привалил. Сына скажи, да?

Окинув его коротким оценивающим взглядом, бармен кивнул и исчез в закрытом деревянной бахромой внутреннем выходе. Спустя минуту он вернулся и прошипел, опасливо косясь на подошедшего Роберта:

– Мама здесь… заходите.

Пройдя через раскрывшуюся в стойке дверку, друзья нырнули за хрустящий занавес бахромы и очутились в просторном полутемном помешении, уставленном какими-то грязными пластиковыми ящиками. Ариф хорошо знал дорогу: ухватив Роберта за рукав, но быстро поволок его в пыльный темный угол, в котором обнаружился едва заметный светящийся прямоугольник неплотно прикрытой двери.

За дверью начинался слабо освещенный коридор, такой же пыльный и запущенный, как и предыдущее помещение. Пройдя сквозь него, Ариф вывел Роббо на узкую грязноватую лестницу, которая вела куда-то вниз. Они спустились на еще один нижний этаж, и здесь Ариф решительно рванул на себя облезлую ручку очередной двери.

– Привет, Лулу, – сказал Роберт.

В небольшой комнатке с обтянутыми красной тканью стенами стоял диван, невысокий столик с прорвой бутылок и тарелок с закуской и пара видавших виды кресел. На диване сидела хозяйка заведения – пронзительно яркая брюнетка в весьма откровенном наряде, не утратившая за долгие годы и десятой доли своей привлекательности, сводившей когда-то Роберта с ума, а в одном из кресел мрачно крутил в пальцах рюмку с виски Йося Мыльный. Глаза Лины, такие же черные, как и ее мягкие волнистые локоны, весело блеснули:

– Давно ж вы здесь не появлялись, мальчишки! Небось, позабыли про старуху мамочку? Только не врите, что дела замучили!..

– Боюсь, что их они и вправду замучили, – отозвался Мыльный, поднимая на вошедших измученные глаза. – Привет, парни. Спасибо, что прилетели…

– Ты мог бы вылезти на свет божий и раньше, – недовольно отозвался Роббо, садясь в свободное кресло.

– Рассказывай, – потребовал Ариф.

Мыльный глубоко вздохнул и отправил содержимое рюмки себе в глотку. Роберт тем временем нервно оглядывал стол в поисках свободной посуды – обнаженные ноги Лины, обутые в изящные туфельки на высоком, не по моде, каблуке, вдруг пробудили в нем давно забытое томление, и он, дьвольски стыдясь себя самого, судорожно пытался отвлечься от нараставшего в нем желания разложить старую бандершу прямо здесь, на ее диване. Ариф уловил его состояние. Стрельнув в Роббо коротким досадливым взглядом, он вновь поднял глаза на Мыльного: требовательно и жестко.

– Вокруг Райделла крутились нехорошие аврорские парни, – коротко сказал тот. – Те сволочи, что таскают с Авроры зелье. Я сразу понял, чем это для меня пахнет, и залег на дно. Но они меня нашли, они опять здесь, и теперь они до меня точно доберутся.

– Жопу б тебе надрать, – флегматично отреагировал на его речь Ариф. – Где ты раньше был, чамора укаканная? Мы роем под этих артистов не первый день, а ты? Ты на очко ходить еще не боишься? Смотри, того и гляди кишка на улицу выпрыгнет…

Йося печально опустил свою круглую, неопрятно лысеющую голову. Роберт тем временем обнаружил среди бутылок чистый высокий стакан и не церемонясь наполнил его до краев дорогим коньяком из пыльной пызатой бутыли с золотой этикеткой. Махнув в пару глотков почти половину порции, он сразу почуствовал облегчение, и смог слушать разговор, не мучаясь воспоминаниями о тех светлых днях, когда мама Лулу обучала его настоящему искусству любви.

– Где сейчас эти красавцы? – спросил Ариф. – Ты что-то знаешь, или ты только и делаешь, что кушаешь мамин виски в ее борделе?

– Он появился здесь недавно, – сочуственно сказала Лина, – после обеда, и сразу завопил, что только вы ему можете помочь.

– Можем, – в голосе Арифа прорезались скрипучие нотки, – если он перестанет ходить под себя и объяснит толком, кого и где нам искать.

– Суперкарго класса «Киссел», – произнес Мыльный, подкрепившись очередным глотком, – экипажный модуль стоит в зоне «Ф», а «хвост» с грузами болтается в терминале внешнего орбитального створа. Они почему-то не спешат его сажать. Люди из экипажа шатаются по порту, я видел их в твоей башне, в «Юниверсале».

– Зона «Ф», – повторил Ариф, – ага. Роббо, надо связаться с Гордоном, пускай он начинает подтягивать туда своих людей – всех, кого только сможет поднять. Кажется, пришло время действовать, только не так, как тогда, в терминале у Бака… убей меня бог, но на этот раз у меня ни одна зараза не утечет из-под носа. Допивай свое сусло, Мыльница, и поехали. Сейчас я кому-то устрою супчик с потрохами…

– Нет-нет-нет, – Йося стремительно замотал головой, и Роберт понял, что тот перепуган по-настоящему: – я останусь здесь. Я… я никуда не полечу!

– А я не собираюсь тебя спрашивать, полетишь ты или нет, – удивился Ариф, – я тебя просто заберу с собой. Что тебе неясно?

Мыльный понял, что сопротивление бесполезно. Его покатые плечи совсем опали, и Роберт неожиданно ощутил острый приступ жалости к этому безобидному и неплохому, в общем-то парню, который по чистой случайности оказался замешан в этой истории. Любые боевые действия всегда приводили Йосю в трепет, и Роберт прекрасно понимал, насколько ему должно быть страшно сейчас – но он знал, что другого выхода нет. Оставлять его у Лины было нельзя еще и потому, что аврорские ублюдки, случись им быть столь кровожадными, как он утверждал, могли настигнуть его и здесь. Конечно, любых, даже самых задвинутых красавцев тут похоронят в два счета, но где гарантия, что они все-таки не успеют?..

– Поехали, Мыльный, – требовательно повторил Ариф.

– Да, – растерянно отозвался тот. – Поехали…

Роберт не стал допивать свой коньяк – давно знакомый внутренний голос говорил ему, что нынешней ночью от него потребуется максимальная собранность.

Лулу вышла проводить своих гостей. Кэтрин с охранниками сидела за столиком в углу зала, перед ней стоял пустой бокал и вазочка орехов – махнув людям рукой, Ариф коротко кивнул хозяйке и решительно поволок загрустившего Йосю к выходу.

Роберт задержался на пороге.

– Вы влезли в какие-то серьезные дела, – утвердительно произнесла Лулу.

– Так нужно, – мягко ответил Роберт. – Мы должны, мама…

– Будьте осторожны, мальчики, – печально улыбнулась женщина.

Роберт сглотнул и повернулся. Глядя в спину шагающей впереди Кэтрин, он вдруг подумал о том, что она, красавица Лулу, была для него матерью в гораздо большей степени, чем величественная и всегда несколько отстраненная леди Энджи, которую он редко видел с того дня, как переступил порог орегонской академии. Матерью, старшей сестрой, любовницей – так бывает… он вспомнил, как отчаянно хотелось ему скорее дожить до выпускных экзаменов и вернуться на Бифорт взрослым. Дожил. Вернулся. Как давно это было!

Оказавшись коптере, Ариф вновь вызвал Гордона Лейланда. Старик с ходу понял ситуацию и пообещал немедленно принять все необходимые меры. Через минуту после окончания разговора он сам вышел на Арифа.

– Вся штука в том, – сказал он, – что в зоне «Ф» стоят два «Киссела», и оба позавчера пришли с Авроры. Какой из них, ребята?

– Тот, который уже две недели болтается у нас на орбите, – пояснил Мыльный. – Они пришли две недели назад, но все чего-то ждали.

– Кажется, я догадываюсь, чего они дождались, – заметил Роббо. – Мы все-таки не зря заплатили Лоренцу. После его болтовни уроды поверили в то, что уж теперь-то их никто не тронет.

– Возможно, – согласился Ариф. – Хорошо, летим в «Юниверсал». Где ты видел своих друзей, Йося?

– Они шатались вокруг клуба «Дельта».

– Неплохой вкус, – сухо констатировал Кириакис.

Бесцеремонно сдвинув с насиженного места Мыльного, он откинул центральную часть спинки заднего дивана и вытащил из глубокой ниши два имперских «Тайлера» в наплечных кобурах.

– Накинь на себя, – сказал он Роберту, протягивая ему оружие. – Кэт, твоя пищалка на месте?

Женщина молча похлопала по своей кожаной сумочке. Ариф удовлетворенно кивнул и опустил перегородку, отделявшую салон от экипажной части.

– Уровень «Д», – приказал он пилоту. – После посадки всем оставаться на местах.

Роберт затянул ремни кобуры и застегнул свой камзол на нижние пуговицы. Коптер подплывал к одной из верхних площадок величественной золотой башни. В свете многочисленных разноцветных прожекторов она переливалась всеми цветами радуги с преобладанием неживого перламутрового тона, вокруг самых верхних площадок дорогого сектора вились стайки коптеров, несущих в себе ночных гуляк: наступало их время.

Пилот опустил машину на краю посадочной площадки и заглушил двигатели. За окном мягко свистнули моторы второго коптера. Ариф решительно распахнул дверь салона и спрыгнул вниз, не дожидаясь появления выдвижной лесенки.

– Если начнется буча, – негромко сказал Роберт, обращаясь к Кэтрин, – постарайся произвести как можно меньше шума… и стреляй поточнее. Пошли.

Мыльный, сделав над собой сверхчеловеческое усилие, выглядел вполне респектабельно и весело – по крайней мере, он изо всех сил улыбался и даже начал рассказывать Арифу какой-то анекдот. Миновав короткий зеркальный коридор, все четверо вошли в уютный зал дорогого дансинга. Оркестр, гремевший на подиуме над головами вертящихся в танце пар, по углам зала был почти не слышен. Ариф уселся за один из свободных столиков подальше от гулкого грохота и щелкнул пальцами, подзывая официанта.

– Они здесь, – прошептал Мыльный: в моргающем синем свете прожекторов его враз побледневшее лицо стало почти зеленым. – С ними еще какие-то люди… кажется, это наши.

– Покажи, – приказал Ариф, отпустив официанта.

Мыльный осторожно стрельнул глазами в сторону полукруглого стола в противоположном углу, за которым сидели шестеро мужчин в вечерних костюмах. Судя по обилию бутылок и тарелок, они сидели серьезно и уходить пока не собирались, в бутылках оставалось еще немалое количество живительной влаги.

– Смотрят на нас, – заметил Роббо.

– Да, они заметили, – ответил Ариф, не поворачивая головы. – Я не думаю, что мы их спугнем. Посидим чуть-чуть, а? Мне кажется, что они начнут первыми.

Официант вернулся с моногоэтажным антигравитационным столиком, до такой степени набитым снедью и выпивкой, что Роберт выпучил глаза – заказ Арифа он слушал в пол-уха, и теперь не мог понять – что, Ара решил сидеть тут до утра?

– Я хочу жрать, – ненавязчиво объяснил Кириакис. – А во-вторых, не забывай: на нас смотрят… Йося, выпей чего-нибудь крепкого, – посоветовал он Мыльному, широким жестом обведя целую коллекцию пузатых бутылочек и запотевших графинчиков. – Глядишь, полегчает.

Не дожидаясь ответа, он налил ему полную рюмку какой-то одуряюще ароматной настойки и повернулся с графином в руке к Роберту.

– Давай, – согласился тот. – Немножко.

Кэтрин он налил полный бокал легкого игристого вина. Глядя на золотое блюдо с запеченной в пряностях рыбой, она ошалело глотнула и произнесла, словно не решаясь взяться за вилку:

– Господи, сколько же это стоит?

– Чуть больше, чем твой месячный оклад, – хитро улыбнулся Ариф. – А что, Роббо ни разу не водил тебя в приличное заведение? На Бифорте есть где хорошо покушать.

– Был такой грех, – виновато признался Роберт, начиная входить во вкус игривого ночного ужина, – все руки не доходили.

Ариф скорбно пожал плечами и опрокинул в глотку свою рюмку.

Полчаса спустя тревожное настроение, мучавшее Роберта с самого прибытия, отлетело прочь. Церемонно испросив у него разрешения, Ариф увел Кэтрин танцевать, и он остался вдвоем с упрямо не пьянеющим Йосей, который пытался расслабиться путем пожирания многочисленных яств, от которых ломился их стол.

– Боюсь, что мои дела скоро придут в полный упадок, – признался он, чавкая, – Дора, насколько мне известно, пытается там что-то делать, но вот ума у нее… старуха понимает, что я жив и скоро вернусь, но, боюсь, она сгноит все дело на корню.

– Ты не доверяешь даже ей? – спросил Роберт.

– Я не доверяю никому, – горько вздохнул Мыльный, – а что делать?

– Ничего. У тебя столько должников, что ты выплывешь при любом развитии ситуации. Тебе должны больше, чем банку Содружества… Йося, не рассказывай мне сказки!

Мыльный собрался было снова вздохнуть, но вдруг замер, вывесив челюсть. Золотая вилка в его руке мелодично звякнула о тарелку. Роберт стремительно развернулся, правая рука рванулась за борт камзола – к столику решительно шагали четверо мужчин… стрелять было рискованно – те двое, что остались за столиком, держали его под прицелом, он отчетливо видел оттопырившиеся стволами карманы их камзолов. Глаза Роббо заметались по залу, пытаясь отыскать среди танцующих Арифа с Кэтрин, но там, в сине-фиолетовой сумятице дергающихся тел, разглядеть что-либо казалось невозможным.

Пока он судорожно искал выход из создавшегося положения, четверка атакующих приблизилась к столику, и один из них, высокий блондин с резким скуластым лицом, неожиданно изогнулся и схватил Мыльного за шиворот:

– Пошли, парень.

Лицо Йоси побагровело, его рот распахнулся как у рыбы, выброшенной на берег, и он судорожно замолотил руками, опрокидывая свою тарелку на пол. Где-то в глубине зала раздался почти неслышный хлопок – лишь парой секунд позже Роберт запоздало удивился, что он услышал только один выстрел – и оба прикрывающих едва не взлетели в воздух, для того чтобы рухнуть на пол под своим столом.

«Тайлер» вылетел из кобуры, словно смазанный, но раньше, чем Роббо успел спустить курок, еще двое – из числа тех, что окружили его столик – со сдавленными вскриками рухнули на пол с перебитыми ногами… одному из них ногу оторвало ниже колена, и белая штанина его брюк растеклась по полу кровавыми лохмотьями. Выстрел Роберта отшвырнул прочь еще одного из нападавших – краем глаза он успел заметить, что блондин, схвативший несчастного Йосю, потянул из кармана оружие – и он, отбросив ногой свой стул, успел обрушиться на него страшным ударом тяжелой стальной рукояти «Тайлера». В Империи умели делать оружие, подумал Роббо. Получив рукояткой по шее, блондин обмяк и сполз по широкой спине Йоси на пол.

В воздухе стоял ощутимый аромат свежего дерьма. Охрана, влетевшая в зал едва ли не полным своим составом, и Ариф с Кэтрин, выскочившие из толпы танцующих, подбежали к столику почти одновременно.

– Крепко стреляешь, – буднично сказал Роберт Арифу.

– Кэт, между прочим, сняла двоих, – ответил тот, слегка задыхаясь. – Что вы стоите, как в музее? – крикнул он охранникам. – Аптечки, бегом! Они все нужны нам живыми. Этого, – указал он на человека с оторванной ногой, – положить в интенсив. Да быстрее же, олухи! Паркинс, заберите тех двоих, что валяются под тем столиком. С управляющим я переговорю по фону… надо сматываться, дядя. Люди Гордона уже в зоне, он связался со мной пару минут назад.

Ариф наклонился над столом, деловито налил себе полную рюмку настойки, выпил и недоверчиво пошевелил носом:

– Ребята, а кто усрался?

Мыльный, пришедший в себя с подозрительной быстротой, с нейтральным видом проглотил стаканчик виски и принялся отряхиваться от одному ему заметных пылинок.

– Снайдер, – понял ситуацию Ариф, – вы заберете этого господина с собой и поможете ему привести себя в порядок.


* * * | Ледяной бастион | * * *