home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



* * *

Эндерби – вторая планета небольшой желтой звезды, классической представительницы того, что принято было называть «земным классом», не имела и намека на какие-либо сооружения системной защиты. Воевать Авроре было не с кем, и ее правители нисколько не заботились об охране своих колониальных рубежей. «Пума» вошла в систему никем не замеченная, и начала торможение уже в непосредственной близости от планеты. Прежде чем она окончательно сбросила скорость, из ее поджарого брюха выпрыгнула крохотная звездочка – и помчалась, обгоняя корабль, к небольшой зеленой планете.

То был разведывательный зонд. Ни на одной из имевшихся в корабельном мозге карт не была обозначена община космонитов святого Сайласа, расположенная на небольшом острове, затерянном среди огромного северного океана планеты. Зонд сделал один виток, передал на борт требовавшуюся хозяевам информацию и нырнул вниз, чтобы благополучно сгореть в верхних слоях атмосферы, не оставив после себя никаких следов.

«Пума» приближалась. Увидеть с планеты ее было невозможно – опытный Баркхорн заходил на финиш, прячась за обратной стороной одного из двух небольших спутников Эндерби. В тесной ходовой рубке корабля шел военный совет.

– Только так, – сказал Ариф, – только так, и никак иначе. Нашу железяку мы посадим вот здесь, – его палец ткнул в висящую над пультом объемную голографическую карту общины, – на этом пустыре. Башни ближнего боя разнесут окрестности и расчистят дорогу атакующей партии. Цеха, похоже, вот, – он указал на длинные крыши каких-то одноэтажных сооружений, – потому что ничего иного, напоминающего производственные помещения, я здесь не вижу. Пушками мы их не достанем, нам помешают холмы. Но это не страшно, так или иначе, мы до них добежим. Дальше уже дело техники. Фузионный заряд превратит всю эту красоту в порошок.

Баркхорн куснул ноготь и опасливо покосился на Роберта, но тот молчал, погруженный в какие-то размышления.

– Если бы можно было шарахнуть прямо с орбиты… – пробормотал пилот.

– Увы, – жестко ответил Ариф. – У нас нет возможности сбросить заряд с требуемой точностью, у нас дальний разведчик, а не атмосферный бомбовоз. Если мы шарахнем, как вы предлагаете, с орбиты, заряд упадет в океан… вероятность – почти стопроцентная. А зависнуть над целью мы тоже не можем – сами понимаете.

– Надо начинать, – произнес Роберт, бросив взгляд на свой хронометр, – там уже начался закат.

– Да погоди же, черт возьми! – возмутился Ариф. – У нас еще бездна времени! Надо все обсудить…

– Надо начинать, – повторил Роберт, не глядя на него. – Лорд Артур, начинайте эволюционный разгон. Огибайте эту каменюку и приступайте к спуску в атмосферу. Наше время пошло.

Развернувшись, он молча вышел из рубки. Баркхорн бросил на Арифа недоуменный взгляд и пожал плечами.

– Выполняйте приказ, – сказал ему Кириакис.

Час спустя, стоя перед дверями шлюза в тесном, плотно забитом людьми коридоре, он вдруг поймал себя на мысли, что Роббо слишком болезненно воспринял его слова о необходимости перемен, и сейчас, влекомый духом внутреннего противоречия, ищет способ избавиться от накопившейся в нем горечи. Ариф вздохнул и глубоко затянулся своей сигарой. Из всех, кто стоял в коридоре, курил он один – его солдаты понимали, что делать этого нельзя, а Роберт, казалось, не замечал вообще ничего вокруг себя.

«Пума» коснулась грунта столь мягко, что толчок вышел почти неощутимым. Над головами столпившихся в коридоре людей гулко загрохотали башни ближнего боя, выдвинутые перед самой посадкой. Грохот сливался с нудным завыванием редукторов поворота, и в этой какофонии можно было сойти с ума: от непереносимого шума не спасали даже задраенные боевые шлемы, он, казалось, пронизывал все тела, норовя разодрать его в клочья.

Баркхорн дал команду на прекращение огня тогда, когда Ариф уже хотел вызывать его по внутреннему каналу. Обе двери шлюза ушли в свои пазы, и Кириакис прыгнул вперед, забыв захлопнуть забрало шлема.

В лицо ему ударило пламя. Вокруг корабля горело все, что могло гореть: зеленые прежде холмы, отделявшие пустырь от цехов, полыхали сваленными на них пластиковыми болванками – вывороченная огненным бешенством земля перемешалась с кипящей темной массой, и все это было объято ревущим, тонущим в жирном черном дыму пламенем.

Ариф загерметизировал снаряжение, превратив его в подобие боевого скафандра, и бегло огляделся. Люди не нуждались в его командах – в наушниках металась холодная скороговорка Роберта:

– В обход справа, туда, где нет огня! Арьергард, держим прикрытие!..

Их было человек двадцать, и они мчались вслед за Робертом, огибая крайний справа холм, на котором гореть было нечему. Двое самых рослых, несшие в руках продолговатый контейнер заряда, бежали в середине колонны, замкнутые в традиционный четырехугольник охранения.

Первые противники встретились на спуске с развороченного холма: над плоскими крышами длинных, выстроенных в ряд строений, заговорили решетчатые башни с лазерами. Они были к этому готовы. Укрывшись в лощине, Ариф вскинул свой тяжелый четырехствольный «Нокк» и выдернул из казенника плоскую рамку прицела. На секунду ему показалось, что вращающаяся на верхней площадке конструкция слишком уж массивна и непохожа на известные стационары, но задумываться над этим было некогда, он загнал сверкающий белый глаз в перекрестье и нажал на спуск. «Нокк», выставленный на стрельбу всеми стволами сразу, исторг гремящий фонтан голубоватого пламени, и лазер на башне вспух пронзительным шаром взрыва. Ариф развернулся, целясь в следующую башню, но выстрелить не успел – они уже падали, исковерканные ураганным огнем залегших по ямам и лощинам людей.

– Внимание! – выкрикнул Роберт. – Живая сила противника на двух часах! На двух часах!

Ариф повернулся, привстал на одно колено, его большой палец скользнул по казеннику, переводя излучатель на последовательную стрельбу, а нижняя челюсть привычно нащупала в шлеме сенсор поиска противника. Электроника тотчас прорисовала алым несколько десятков полуодетых фигурок, бегущих от корпусов. Стволы заговорили по кругу, и они начали исчезать одна за другой, теряясь в шквале возникшего на их пути пламени.

– Ара, прикрой сзади! – крикнул Роберт.

Прикрывать сзади было не от кого, скорее уж – с флангов. Вместе с Арифом посреди дымящихся ям остались еще два человека, остальные рванулись вперед. Они резво забежали в центральный – насколько можно было понять – корпус, и несколько минут Ариф слышал только изумленные восклицания солдат и неразборчивую ругань Роберта. Он забеспокоился… и тут в уши резанул отчаянный крик:

– Их тут тысячи, милорд! Тысячи!!! – и резкая, беспорядочная стрельба.

– Оставаться здесь! – крикнул Ариф своим людям, срываясь с места.

Под высоким потолком огромного корпуса метались голубые молнии выстрелов… метрах в сорока от входа начинались какие-то темные, похоже, зачехленные сооружения, и между ними судорожно метались фигурки людей в имперских комбинезонах, совершенно неразличимые невооруженным взглядом из-за мимикрии снаряжения.

– Роббо, что у вас? – спросил Ариф, подбегая к Роберту, укрывшемуся за углом прикрытого тканью агрегата.

– А ты посмотри, и послушай, – посоветовал тот. – Я не могу понять, что все это значит…

Ариф опасливо высунулся в проход. Сперва он просто ничего не понял: все их люди уже не метались по корпусу, а стояли или лежали, укрывшись, как и их командир, за странными зачехленными агрегатами, и безостановочно палили вглубь помещения. Присмотревшись – тьма не была ему помехой – Ариф не поверил своим глазам. Прямо перед ним, буквально в нескольких метрах от его лица, тяжко шевелилась, плеская белыми огнями выстрелов, какая-то темная неоднородная масса. Через секунду он понял – то были люди, тысячи обнаженных людей, мужчин и женщин, многие были с оружием. Передние ряды уже давно превратились в омерзительное пережаренное месиво, и уцелевшие, казалось, плясали на бруствере из трупов своих товарищей – раз за разом выметаемые убийственным огнем залегших по укрытиям солдат.

– Да они все под кайфом! – понял Ариф и почувствовал, как по спине ползет волна липкого пота, вызванного ужасом и отвращением.

– Безусловно, – согласился Роберт с каким-то непонятным равнодушием. – Вся беда в том, что через десять минут у нас выйдут боеприпасы. Проклятье, тут нужен танк, и не один!

– Закладываем бомбу прямо здесь, – решил Ариф, – и давай сматываться. Дальше мы явно не пройдем, мы и так уже влипли. Тебе не кажется, что эти штуки, – он ткнул прикладом в агрегат, за которым они прятались, – до боли напоминают синтезаторы и молекулярные миксеры высокого давления?

– Я тоже так думаю. Но где мы ее спрячем?

Ариф не без труда приподнял тяжелый край плотного чехла и заглянул внутрь. Его взору предстала какая-то глубокая выемка с грязными, в потеках, металлическими стенками. Находившийся в их распоряжении портативный заряд вполне мог там поместиться.

– Давай, наверное, сюда, – сказал он. – И – рискнем, поставим небольшое замедление. Даже если эти параноики успеют бомбу найти, то уж вынести ее они точно не успеют, это с гарантией. Да и вообще, какая разница, где она грохнет? С этакой-то мощностью…

Роберт молча хлопнул его по плечу и вызвал минеров. Когда люди с зарядом смогли подползти к ним, из всех стрелков продолжали бой лишь три человека – у остальных кончились боеприпасы. Ариф стремительно расстегнул продолговатый кофр и откинул крышку таймера.

– Я ставлю три минуты, – сказал он.

– Все в корабль! – приказал Роберт, – Срочная эвакуация!

– Давай, – хрипло выкрикнул Ариф.

Вдвоем они приподняли чехол и, напрягаясь изо всех сил, вперли тяжеленную сосиску в темную нишу. Оборачиваясь, Ариф увидел, как к воротам – спиной вперед – отбегают последние прикрывающие. Думать было некогда. Едва чехол, хлопнув, упал вниз, они с Роббо дернули с места, как на стометровке.

Они уже не видели, что происходило в цеху. Спотыкаясь на спекшихся валунах вывороченной пушками земли, диверсанты стремительно миновали холм и один за другим начали запрыгивать в распахнутый шлюз звездолета. У них было несколько раненых – Роберт помогал забрасывать их внутрь; в корабль он влетел последним. В коридоре началась жуткая каша. Это было очень тяжело – что есть духу бежать по тесной пластиковой кишке и на бегу тащить пятерых беспомощных, окровавленных людей.

Лифт рванул вверх, и в этот момент «Пума» стартовала. В ту минуту, когда кабина, в которой люди находились вповалку в несколько слоев, наконец остановилась на гравитационно безопасном экипажном уровне, Ариф ощутил какой-то внутренний толчок, словно второй таймер, близнец того, что сидел в бомбе, все это время неслышно тикал в его голове: он понял, что заряд сделал свое дело. Общины космонитов Эндерби больше не существовало, а вместе с ней провалился в преисподнюю и единственный наркокомплекс неведомых горган.


Глава 11. | Ледяной бастион | Глава 1.