home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



* * *

Небольшая частная клиника, упрятанная от посторонних глаз в горах Северного Норхэма, была окружена железным кольцом охраны, и Роббо не удержал ехидной улыбочки: умница Рея сработала как надо. Ей хватило двух коротких фраз, произнесенных им через минуту после того, как коптер скорой помощи оторвался от площадки Минтона Бака. В портовой реанимации Ариф не задержался – его моментально перевезли в надежное и малоизвестное место, и почти сотня хорошо тренированных и преданных воинов приняла караул вокруг зеленого плато.

То были люди их клана: люди, воспитанные ими самими, люди, вытащенные из крутого пике, цель которого – дно; молодые псы, влюбленные в хозяев. Его встретила сама Рея – отвечая кивками на взлетающие к вискам ладони, Роббо ощутил легкий укол зависти: тыл Арифа находился под надежным прикрытием, совсем юная девочка имела и волю и самообладание – ему бы так…

Нога Арифа покоилась в синей полупрозрачной колбе, наполненной странно светящимся туманом. Сам больной восседал в удобном антигравитационном кресле – в одной руке он держал дымящуюся сигару, в другой бокал вина. Кресло стояло на широком балконе предпоследнего этажа, и в блестящих черных глазах Арифа отражались бурые изломы недалеких скал. Выйдя к другу, Роббо зажмурился и потянулся за солнцезащитными очками – после серого сумрака коридора горное солнце показалось ему невыносимым.

– Хай! – услышав знакомый торопливый стук каблуков по шероховатому белому камню, Ариф повернул кресло и приподнялся на здоровой ноге, протягивая Роберту ладонь. – Как успехи?

– У меня пока никак, – улыбнулся Роббо. – А ты?

– Вашими молитвами… – рассмеялся Кириакис. – Надеюсь, здесь я в безопасности. Что там с копами? Ты переговорил с теми, кто принял расследование?

– Расследование ведет моя э-ээ… хорошая знакомая. У нас не будет проблем.

– Уже хорошая?.. Х-ха-ха! Ты делаешь успехи. Хочешь вина? Рея привезла превосходный джастин.

– Не стоит, меня от него в сон валит. Что говорят врачи – когда ты сможешь ходить? – Роберт уселся в легкое плетеное креслице и потянулся в карман за сигарой.

– Дней через пять… может, раньше. Все ничего, но проклятая конечность ужасно чешется – а как ее почесать? Это от бешеной скорости регенерации тканей, мать их… Слушай, Роббо, тут есть одно дело…

Роберт встревоженно зашевелился – взгляд друга заострился, сметая в сторону прежний привычно-игривый тон беседы.

– Что у тебя, Ара?

– Ты знаешь… – Кириакис отхлебнул вина, погонял, смакуя, во рту, и поднял голову; взгляды их встретились. – Мне звонил дядя Ярро… он хочет тебя видеть. Немедленно.

Роберт щелкнул пальцами. Поправил очки, чувствуя, как на виске суетливо пульсирует предательская жилка, и протянул руку к круглому столику, на котором стояли графин вина, пара бокалов и ваза с фруктами. Мир медленно пополз из-под ног, проворачиваясь по нереальной, одной Судьбе ведомой оси.

– Пожалуй, я глотну твоего джастина… – сказал он. – Десять лет, Ара… Десять лет нас водили на веревочках. А?..

– Может, больше, может, меньше, – философски отозвался Ариф, наливая маслянистую рубиновую жидкость в подставленный бокал, – какая разница? Важен день сегодняшний – а что, сегодня нас есть кому остановить? Есть, Роббо?

– Ты хочешь сказать, что наша игра в любом случае принадлежит только нам?.. и никто, кроме нас, не сыграет ее так, как надо?

– Хвала богам, мы всегда понимали друг друга, – бокал Арифа звонко ударил в бокал Роббо, – думаю, Ярро хочет нам помочь. Старый прохвост не станет крутить мозги сыновьям своих друзей и покровителей. Он ведь не дурак… а, дядя?

Роберт допил вино и встал.

– Я лечу… Буду у тебя ближе к вечеру по местному.

Плюхнувшись в ароматные кожаные объятия широкого красно-коричневого дивана, он закрыл глаза и откинулся на спину, вытянув ноги. Дядюшка Ярро… Роберт хмыкнул и затянулся – так, чтобы сладкий дым продрал легкие без остатка. Гениальный махинатор, человек выдающегося чутья и широчайших талантов – правая рука покойного Луки Кириакиса, а уж тот-то знал, с кем работать и кому доверять! При разделе планеты Ярро Блант получил свое, несколько лет активно занимался бизнесом, увеличивая и без того немаленький капитал и в конце концов ушел на покой, оставив дело своим не шибко толковым зятьям. Роберт давно догадывался, что «покой» дядюшки Ярро выглядит весьма своеобразно, но никаких беспокойств с этой стороны друзья не ощущали – и не давали себе труда поинтересоваться, как же на самом деле протекают будни одного их крупнейших авантюристов планеты. Какие ж мы красавцы, горько подумал Роббо, ах, какие!.. десять лет – десять лет, джентльмены! – мы возились в своей песочнице под отеческими взглядами папаш и мамаш, абсолютно уверенные в том, что наши невинные шалости совершенно невидимы и вообще того… прозрачны. Ха-ха-а!.. Ну да ничего. Ничего. За десять лет можно построить замок даже из песка, особенно если хорошо знать, как это делается. И мы это сделали – наши башни достаточно крепки, и одним махом их не разломать…

Старик жил в Норхэме, в нескольких минутах полета от спрятавшейся в северных горах клиники – сигара Роберта не успела дотлеть: коптер мягко ухнул вниз, проваливаясь сквозь снежные холмы облаков, и под крылом появилась игрушечная зеленая долина, серебряная змейка реки и крохотные строения уединенного ранчо.

Незнакомый ему молодой крепыш в ливрее дворецкого встречал Роберта под бортом коптера.

– Его милость ждет вас – прошу…

Блант сидел в увитой виноградом беседке, рукотворной террасой нависавшей над крутым песчаным берегом реки. Коротко подстриженные пепельно-седые волосы были уложены гелем, делая мафиозо похожим на состарившегося жиголо – впрочем, выцветшие до неопределенно-прозрачного цвета глаза смотрели цепко и, как показалось Роберту, несколько задумчиво…

– Здравствуйте, дядя Ярро. Вы ждали меня?

Скуластое лицо старика расплылось в улыбке: привстав, он хлопнул гостя по спине и усадил его в удобное кресло с высокой спинкой.

– Я рад, что ты помнишь старого пердуна… Знаешь, мне бывает одиноко, да. Мои дорогие дочурки изо всех сил пытаются забыть своего папашу – и Бог им судья! Что будешь пить, парень?

– Сок, если можно. Холодный. Последнее время я вливаю в себя алкоголь практически каждый день – того и гляди, печень рассыплется.

Ярро коротко хохотнул и взмахнул рукой, подзывая стоявшего сзади слугу. Роббо затянулся, высасывая из сигарного окурка последние, уже горькие, соки, швырнул его через ограждение беседки в воду и тотчас потянулся за новой сигарой: он чувствовал себя кадетом, проваливающим ответственный экзамен.

– Как дела у Ары? – поинтересовался Блант. – Ты, конечно, уже побывал у него?..

– Ара парень крепкий, – махнул рукой Роббо. – Несколько дней, и будет как новенький.

– Повезло вам, парни – обоим. Даже не представляете, как повезло.

Роберт ощерился и раздраженно крутнул лежащую на столе зажигалку:

– Дядя Ярро, давайте не будем! Клянусь дьяволом, мы уже совсем не дети!.. Месяц, ну, пускай, два – и мы разотрем всю эту публику по поверхности Бифорта очень-очень тонким слоем. Мы вполне готовы к решению любых вопросов подобного рода. Да, они обыграли нас в дебюте… ну и что? Время, время – это всего лишь вопрос времени, а его у нас пока что достаточно. Не думайте, что в стратегической разведке Объединенных Миров гений на гении сидит и титаном мысли погоняет – я вас уверяю…

Блант поднялся из своего кресла, прошелся по беседке – его легкие туфли без задников смешно пришлепывали в такт шагам.

– Вы не понимаете, в какое дерьмо вас угораздило вляпаться на этот раз, – глухо произнес он. – Да! Даже я, старый идиот, не знал, насколько все серьезно… зато я точно знаю, что теперь – сегодня – мне уже не справиться. А уж вам-то… – он махнул рукой и вернулся за стол. – Конечно, я не могу знать истинных границ вашего с Арой влияния, но, тем не менее, мой вам совет – не лезьте в это дерьмо. Это совсем не то, о чем вы думате, это гораздо опаснее…

Старый хрен ни черта не знает! Ни черта, кроме неизбежных слухов – при его информационном поле слухи, конечно же, всегда доходят без потерь и с минимальными искажениями. Но это только слухи, только рваные клочья вчерашней правды!.. Роббо вдруг вспотел и незаметно ослабил душивший его галстук. Да, он что-то слышал – да, он что-то видел… но не следил, не копил по песчинкам пухлое досье, не покупал дорогостоящую и не всегда ценную информацию! Я переоценил тебя, добрый седой дядька!.. Но что же тогда ты знаешь?

– Видит бог, я любил вас как собственных сыновей, – устало сказал Блант, – сколько раз вы сидели у меня на коленях… Роббо, послушай меня: забудь обо всей этой истории со стрельбой в порту. Что будет, то будет – но своему отцу ты нужен живым и здоровым, у него нет и не будет другого сына!

– Что – будет? – прищурился Роберт. – Что, дядя Ярро?.. о чем вы не хотите говорить?

– Не могу… не могу, Роббо, и единственное, на что мне остается надеяться – это твое благоразумие.

– Я никогда не отличался благоразумием – вам это известно лучше, чем кому-либо. Ни вы, ни отец – никто не сможет призвать меня к благоразумию, у меня его просто нет. Вместо него у меня есть кое-что другое – долг.

Старик опустил глаза и медленно наполнил свой стакан буроватым крепким виски.

– Даже десятилетия, проведенные на вершине власти, не сделали твоего отца политиком, – сказал он. – Лорд Торвард – великий воин, но этого недостаточно… и он рассчитывает на тебя. Лет через десять ты должен занять его место. Что еще я могу сказать тебе? Что ты – точная копия Торварда Неукротимого?.. с той лишь разницей, что материнская кровь сотворила тебя большим хитрованом?.. Да… и не мне пытаться остановить тебя, я слишком стар, чтобы пытаться остановить несушийся танк. Не перебивай меня! – прикрикнул Ярро, увидев, что Роберт уже открыл рот, чтобы возразить. – Я не могу сказать тебе того, что ты хочешь от меня услышать: во-первых, я слишком мало знаю сам, во-вторых твой отец недоволен…

– …мной?

– Твоим участием в игре, он считает, что эта игра – его. Да! Но выбросить тебя с поля он, кажется, уже не в состоянии… Слушай меня внимательно: ты находишься в прорези прицела, мне кажется, что они очень хотели бы спровоцировать лорда Торварда на истерику… один дьявол знает, зачем им это надо. Это как-то связано с Ахероном. Не спрашивай меня, что это такое, я вообще не имею права говорить об этом – тем более тебе. Ты все узнаешь сам… если останешься в живых. Впрочем, вы, Королевы, невероятно живучи: я почти уверен, что тебе повезет. Не был бы уверен… ладно, это не важно. Итак: утрой свою осторожность – Аре пока ничего не грозит, и вы успеете сориентироваться. Помни: могут умереть находящиеся рядом с тобой люди, ты сейчас ходячая бомба, поэтому не думай обзаводиться какими-либо привязанностями, у тебя не должно быть слабых мест!

– Где мне искать, дядя Ярро? Одно лишь слово – где?..

– Начнешь с Грэхема – надо полагать, ты уже знаешь, кого и как… Запомни: бойся лорда-наместника.

– Дитца?!

– Нет, он не предатель. Но он верит в твоего отца, как в бога… и к тому же он не блещет умом. Дитц может натворить чудес… постарайся сделать так, чтобы он вообще не обратил на тебя внимания. Ты не сможешь прибыть на Грэхем инкогнито, но тем не менее – меньше шума, как можно меньше шума. Никаких официальных визитов: ты – лорд Роберт Вербицкий, и точка. Помни – Дитц милый парень, но из-за своей тупости он может быть опасен. Как лорд-наместник он великолепен, как игрок в партии с такими ставками он страшен для своих же. Все, Роббо… дай я тебя поцелую…


Глава 3. | Ледяной бастион | Глава 4.