home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 1

ОПАСНЫЕ ВСТРЕЧИ

(сентябрь – декабрь 1941 г.)

После перерыва на лето 1941 года некоторые из больших подводных лодок снова направились в Южную Атлантику. Среди них была «U-107» с командиром Хесслером, который к этому времени владел рекордом – 90 000 тонн за один выход. В сентябре он наткнулся на конвой из Сьерра-Леоне. Началось долгое преследование. Некоторые из коллег Хесслера находились в 1 200 милях от него, но сумели подойти к конвою, и вместе они потопили девять судов и повредили два. Затем в течение нескольких недель подряд в этих экваториальных водах ничего не произошло, и лодки перебросили на поиски конвоев к северу, к Азорским островам. На юге остались только Мертен на «U-68», Кляйншмидт на «U-111» и Мюллер на «U-67».

Этим трем лодкам было приказано встретиться, чтобы «U-111», которая возвращалась на базу, передала свои оставшиеся торпеды на «U-68» и заправилась топливом от «U-67». Для секретного рандеву[64] избрали залив Тарафал уединенного острова Санту-Антан из группы островов Зеленного Мыса.

Первой к рандеву подошла «U-68». Она медленно подползала к незнакомому берегу, когда с лодки увидели, как вдруг из-за деревьев появилась толпа солдат в форме цвета хаки. Они составили свое оружие и начали разбивать бивуак.

– Странно это, – сказал Мертен, – но им не должно быть дела до нас: Португалия ведь нейтральна.

Когда люди на берегу заметили подводную лодку, они пришли в возбуждение, но признаков враждебности не выказывали. Вскоре появилась еще одна лодка – «U-111». По приглашению Мертена Кляйншмидт перешел на борт «U-68», чтобы пообедать, а тем временем шла перегрузка торпед. Кляйншмидт чувствовал себя не в своей тарелке и не скрывал своего желания убраться из этих мест как можно скорее. Мертен подшучивал над Кляйншмидтом, но тем не менее дал своему боцману строго указание запретить кому бы то ни было переход с лодки на лодку. Среди обеда командиры услышали странные голоса и поспешили на мостик и увидели, что боцман пристально смотрит на гребную шлюпку, которую неловкие гребцы ведут обратно к берегу.

– Они хотели передать письмо, господин командир, – доложил боцман.

– Письмо?

– Да, господин командир, письмо. Там был какой-то парень, похожий на швейцара хорошего ресторана – в золоте, серебре, с кисточкой на головном уборе, – он что-то болтал, как обезьяна, хотел передать мне толстый желтый пакет, запечатанный, но я ему говорю «никс, никс», а когда он хотел перейти к нам на борт, я показал ему свою пушку, и он сразу смотался.

– М-м, жалко. Это письмо пригодилось бы мне для коллекции. Однако приказ есть приказ: никого не пускать на борт.

– Есть не пускать.

Кляйншмидт стал подгонять своих, и к вечеру торпеды перегрузили. Ему не хотелось оставаться здесь ни на мгновение дольше необходимого, потому что на следующий день ему предстояло рандеву с «U-67» на этом же месте и ему не хотелось засвечивать его. Но о его присутствии, конечно, сообщили, и он понимал, что, когда он снова выйдет в море, об этом донесут через несколько минут.

Загремела якорная цепь. «U-111» снялась с якоря и двинулась вперед, совершила широкий разворот по заливу и направилась в открытое море. «U-68» шла следом. С тропической быстротой наступила темнота, но, несмотря на легкую дымку, Мертен различал впереди темный контур рубки «U-111». Как только обе лодки вышли из бухты, на обеих услышали два взрыва за кормой. Торпеды! Они врезались в скалистый берег.

– Это в нас целились! – воскликнул в возбуждении старпом.

Мертен приказал дать полный вперед и начал делать зигзаги.

Ночные события этим не закончились. Вскоре после того как «U-68» и «U-111» ушли, пришел Мюллер на «U-67». Подходя к берегу, он заметил два патрульных корабля, малым ходом выходящие из бухты, что сразу насторожило его. Он стал думать, что делать, как вдруг еще один силуэт замаячил прямо по курсу – вражеская подводная лодка! Он сразу дал полный вперед с намерением протаранить противника – подлодку класса «Клайд». «U-67» застала своего противника врасплох и разломила его надвое. С мостика видели, как нос и корма торчат из воды по обоим бортам «U-67».[65] Удар причинил серьезный ущерб самой германской лодке. Заклинило крышки передних торпедных аппаратов, а их задние крышки дали течь. Мюллер сообщил об этом на базу и, отметив, что носовые торпедные аппараты использовать нельзя, сообщил, что возвращается на базу. Мертен перехватил этот сигнал и тут же запросил разрешения взять у Мюллера излишки топлива. После этого «U-67» пошла на базу, а «U-68» взяла курс на юг. Конечным пунктом был Кейптаун.

После нескольких дней плавания в условиях тропической жары с лодки прямо по курсу увидели землю. В полночь лодка была у входа в гавань острова Вознесения. Лодка бесшумно вошла в гавань. Видны были ярко освещенные казармы, доносились звуки танцевальной музыки. Лодка описала широкий круг по бухте, с нее видели улицы, причалы, краны, топливные емкости, склады – но ни одного судна. Разочарованный Мертен вышел из гавани и взял курс к острову Святой Елены. Он заходил туда несколько лет назад на учебном судне, и теперь в нем проснулись воспоминания того времени.

В акваторию Джеймстауна пришли в темноте и стали неслышно подбираться к порту. Здесь заметили больше орудий, чем на острове Вознесения. Лодку никто не заметил, она подходила ближе и ближе. Напряженно вглядываясь в темноту, с лодки заметили тяжело груженый танкер. Двинулись к танкеру – и внезапно оказались ближе к нему, чем ожидали. Мертен быстро скомандовал право на борт и обошел танкер. Казалось невероятным, что их все еще не заметили, и тем не менее со стороны береговой обороны не доносилось никакого шума. Снова лодка приблизилась к танкеру. Внезапно с палубы танкера донеслись голоса:

– Подводная лодка! Подводная лодка!

И в этот момент три торпеды вышли из торпедных аппаратов лодки, Раздались три мощных взрыва, в небо взметнулось пламя. Один за другим взрывались отсеки с топливом, в воздух летели обломки. Море вокруг горело, и Мертену пришлось полным ходом уходить от опасности. И тем не менее Джеймстаун не подавал признаков жизни. Лишь через семнадцать минут забегали огни первых прожекторов, еще через три минуты раздались первые выстрелы береговых орудий. Но к этому времени лодка была уже в открытом море и направлялась в сторону порта Уолфиш-Бей.[66]

Кляйншмидту со своей «U-111» не повезло. В 220 милях к юго-западу от Тенерифе его обнаружили и забросали глубинными бомбами с тральщика противолодочной обороны. Лодке пришлось всплыть, она оказалась среди града огня. Пока артиллеристы спешили к орудию, лодку расстреляли. Кляйншмидт и семь членов команды были убиты, остальным пришлось покинуть тонущий корабль. Тральщик «Леди Шерли» взял на борт и доставил в Гибралтар 44 человека.


ГЛАВА 17 Америка зашевелилась ( декабрь 1941 г.) | Морские волки. Германские подводные лодки во Второй мировой войне | * * *