home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 6

КОЛЬЦО СЖИМАЕТСЯ

(сентябрь 1944 – апрель 1945 гг.)

К середине сентября 1944 года все атаки подводных лодок против сил вторжения прекратились. Последней лодкой, которая покинула базы 6-й и 7-й флотилий в Сен-Назере, была «U-267» под командованием Тиншерта, это произошло в самом конце месяца. Хотя лейтенант граф фон Матушка, командир «U-482», доложил о потоплении в Северном проливе судов общим водоизмещением в 23 000 тонн и эсминца, стало ясно, что союзное кольцо сжимается и загоняет подводные лодки на их прежние места боев.

К этому времени вряд ли какой из старых боевых кораблей остался в строю: некоторые были захвачены, а те, что не успели потопить, были переданы в школы подводников. Подводная война, начавшись у берегов Британии, вернулась к прежним берегам, Она останется там, пока лодки, что находившиеся в строительстве, не перенесут ее снова в Атлантический океан.

Когда полковник граф фон Штауффенберг совершил 20 июля покушение на Гитлера, на подводниках это никак не сказалось. Им достаточно было знать, что Дениц не принимал никакого участия в заговоре. Они были боевыми людьми, принесшими присягу на верность, и что происходило в верхах, их не касалось.

Дениц наотрез отказался принимать участие в заговоре. Его целью, как и всех германских сил на Западе, было нанести поражение врагу. Он знал, что устранение главы государства в этот критический момент только ослабит положение Германии. Он слишком хорошо помнил лозунг 1917-1918 годов: «Избавьтесь от кайзера – и все будет хорошо». Такая пропаганда применительно к нынешнему лидеру не производила на него впечатления. Он знал, что Союзники требуют безоговорочной капитуляции, и не верил, что устранение Гитлера со сцены приведет к изменению этого требования. Он знал о сверхсекретной директиве «Эклипс» («Затмение»), перехваченной у британцев, в которой предусматривалось географическое расчленение Германии, и знание этого лишь укрепляло в нем уверенность, что лучше сосредоточить все имеющиеся силы на борьбе против внешнего врага. Если удастся отбросить силы вторжения, то, все еще верил он, новые лодки перейдут в атаку и заставят противника искать разумного урегулирования. Теперь, когда старые типы лодок оснащались шнорхелями, они тоже возвращались к наступательной тактике.

Так что война продолжалась. Лодки серии IXc сражались у Ньюфаундленда и на берегах залива Святого Лаврентия, а серии VIIc у берегов Британии – в проливах Минч, в заливе Мори-Ферт, в Северном проливе, у берегов Исландии. Позиции в этих районах почти не пустовали вплоть до капитуляции в мае 1945 года.

А тем временем, когда постоянное движение германской линии фронта во Франции вспять делало все более и более затруднительным поддержание наземных коммуникаций, командования армейских складов и военно-морских баз все чаще стали обращаться за помощью к подводникам. Весь сентябрь и октябрь «Коралл» наводнялся непомерными просьбами. Одни просили подбросить на подводных лодках топлива, западная военно-морская группировка просила перебросить трехмесячный запас продуктов для восьмидесяти тысяч человек, оборонявших атлантические крепости, Дюнкерку требовались боеприпасы, просили перебросить по Балтике снаряжения для армейской группы «Север», военно-морское командование в Норвегии просило направить пять лодок для эскорта конвоя с войсками в Германию и для борьбы с кораблями противника, господствовавшими в арктических водах. Командование подводного флота не могло выполнить ни одну из этих просьб.

В октябре 13-я флотилия в Тронхейме и 11-я в Бергене стали новыми местами базирования для бывших «бискайских» лодок, из которых двадцать восемь возвращались с операций, две шли на операцию и только шесть находились на позициях. Это было самое малое число находящихся на позиции лодок за последние три года. Шесть лодок было придано еще из «Средней группы», чтобы поддерживать оказание давление на противника. Из них от Фойгта на «U-1006» не было никаких известий, Рабе на «U-246» вернулся в бухту, после того как подвергся атаке глубинными бомбами, Пульст на «U-978» добрался до Ла-Манша и сообщил о потоплении трех судов.

В Средиземном море были потеряны последние три лодки, и штаб во главе с адмиралом Крайшем вернулся в Германию. Так закончилась германская подводная война в Средиземноморье, отмеченная многими успехами, хотя цена их оказалась высокой.

Осенью и зимой успехи лодок, оснащенных шнорхелями, оказались на удивление высокими. Согласно британской статистике, в ноябре в результате атак подлодок было потоплено семь судов водоизмещением в 30 000 тонн, в декабре этот счет составил девять судов в 59 000 тонн. Бомбардировщики береговой обороны не могли поддерживать прежний уровень уничтожения лодок, потому что лодки больше не всплывали на поверхность, держались на глубине и пользовались шнорхелями экономно.

У кораблей противолодочной обороны тоже были свои проблемы, потому что им трудно было обнаружить лодки на глубине и еще труднее – в мелких прибрежных водах, где сигналы гидроакустических станций искажались.

Командование подводником узнавало о действиях лодок только через расшифрованные сообщения противника, добытые службой перехвата, а также от немецких гарнизонной на Нормандских островах: те слышали взрывы, доносившиеся с моря, либо обнаруживали обломки на берегу.

Кривая потерь подводных лодок пошла резко вниз – до 10,5 процента, или 18 лодок за четыре месяца. Таких низких потерь не было несколько лет, даже во второй половине 1942 года, в то время как тоннаж, потопленный из расчета на лодку в день, стал высоким, как в прежние годы.

По-прежнему лодки действовали и в некоторых отдаленных районах. «U-862» под командованием Тима вышла из Пинанга к берегам Австралии, потопив накануне Рождества 1944 года к югу от Сиднея судно типа «либерти» и еще одно в январе 1945 года – в семистах милях к западу от Перта. Примерно в это же время Хилбих на «U-1230» высадил двух секретных агентов на побережье США, под Бостоном. В среднем по две лодки действовали к югу от Ньюфаундленда, у Берегов Новой Шотландии и Новой Англии. Одна из них – «U-1232» под командованием Рота – потопила шесть транспортов и эсминец, проведя атаки против двух конвоев, а другие лодки потопили четыре корабля эскорта и торпедировали несколько грузовых судов, из которых некоторые были объявлены потопленными. Перед Рождеством Альтмайер на «U-1227» и Хехлер на «U-870» в районе Гибралтара два десантных корабля с танками и корвет из одного конвоя и три транспорта и французский корвет – из других конвоев на протяжении последующих трех недель.

Лодки в Японии и Пинанге получили приказ вернуться домой не позже середины января 1945 года. Поскольку у них не было шнорхелей и только несколько из них были оборудованы эффективными радиолокационными станциями обнаружения работы станций противника, им приказали проходить опасные участки к югу от Ирландии в темное время. Четыре лодки погибли на переходе, причем две из них были потоплены подводными лодками Союзников.

Естен на «U-861» обманул шпионов противника несколькими ложными выходами и другими хитростями и наконец вышел в открытое море незамеченным. Без шнорхеля и радиолокатора он провел свою лодку живой и невредимой через тысячи миль и весной оказался в Тронхейме.

В то время даже потопление судна где-нибудь в водах Южной Африки вызывало немедленную реакцию мщения со стороны противолодочных сил противника. Одна такая группа противолодочных сил, состоявшая из двух британских авианосцев, четырех британских фрегатов, двух индийских и одного британского охотников за подводными лодками, двух британских корветов и эскадрильи базировавшихся на суше самолетов сумели потопить свою жертву – один подводный крейсер, после того как самолеты налетали 871 летный час.

В Северной Европе прошли испытания подводной лодки «U-2511» серии XXI под командованием капитана 1 ранга Шнее при участии ветерана-лейтенанта Зурена и его механика. После учебных выходов по приказу гросс-адмирала подводные лодки этого типа стали одна за другой входить в строй действующих.

Общая обстановка в Германии стала тревожно ухудшаться. Декабрьское наступление армии в Арденнах – последняя надежда – не удалось, и удар последовал за ударом. В январе русские прорвались под Барановом и создали плацдарм во Врицене – менее чем в трех десятках километров от «Коралла». Гросс-адмирал немедленно рассредоточил командование военно-морских сил и приказал оперативному штабу перебраться в Зенгварден, под Вильгельмсхафен. Командование подводным флотом вернулось в те же казармы, которые оно занимало в начале войны. Кольцо сжималось. Впервые за шесть лет войны начальник подводников оказался отделен от своего штаба и не контролировал напрямую операции подводных лодок. Он остался в Берлине всего с несколькими своими офицерами.

Провал наступления в Арденнах положило конец его надеждам оживить подводную войну с введением в строй новых типов подводных лодок, но его вдохновляли на продолжение боевых действий успехи существующих лодок, причем сами лодки не понесли существенных потерь. Он не надеялся оказать серьезных прессинг на противника, пока не будут введены в строй новые лодки, но лодки серии XXIII ожидались в феврале, а серии XXI – в марте.

Тем временем агентурные сообщения, да и публикации прессы противника показывали, что противник принимает меры по противодействию оживлению активности лодок. Серия крупных воздушных налетов на базы подводных лодок и ремонтные верфи возвестила о новой фазе наступления Союзников. Давно обещаемая «крыша над Германией» из тысяч немецких самолетов-истребителей не появлялась, а несколько лодок серии XXI оказались поврежденными или уничтоженными еще до своего выхода в море. Тем не менее первая из маленьких лодок серии XXIII вышла в феврале 1945 года к берегам Англии, одновременно около полсотни оборудованных шнорхелями лодок были направлены под Шербур, Плимут, остров Уэсан и к юго-западным берегам Британии, к острову Мэн, Ливерпулю и островам Скеррис,[113] в Северный пролив и к Клайду, в пролив Норт-Минч, в пролив Пентленд-Ферт, заливы Мори-Ферт и Форт-Ферт.[114]

Когда командиры подводных лодок возвращались на базы, они строили планы о будущих операциях с учетом знаний о том, как долго лодки могут находиться в море при наличии шнорхелей и насколько это повышает шансы на успех. В штабе подводников не разделяли их оптимизма: там получали сообщения агентов о создании новых минных полей у английских берегов.

Противник подозрительно быстро реагировал на выходы немецких лодок в эфир. В штабе подводников не имели четкой картины о ситуации в море, потому что командиры подводных лодок не решались пользоваться радиостанциями для своих рапортов. При этом некоторые из них находились в море по два месяца, и одно это вызывало беспокойство.

Беккер, командир «U-260» сообщал, что он наткнулся на мину, когда шел на глубине 75 метров – в 20 метрах от морского дна. Его лодка была настолько серьезно повреждена, что он был вынужден всплыть, после чего команда взорвала лодку, а сама высадилась на ирландский берег. Так что сообщения о новых минных полях подтверждались.

И снова большой риск потерь заставил командование оттянуть лодки от берегов и посылать их дальше к западу или, когда это необходимо, отзывать их на базу. В последний раз полдесятка лодок были собраны в группу, названную «Морской волк». Эту группу направили на запад в надежде найти конвой с уменьшенным, ввиду бездействия лодок в Атлантике, охранением. Одновременно впервые отправились на боевые операции с баз в Голландии восемнадцать лодок нового типа, двухместных, разработанных под наблюдением вице-адмирала Хайе – их называли «тюленями». Эти кораблики длиной менее девяти метров, с дизельным двигателем от грузового автомобиля, электромотором от торпеды, с двумя торпедами вне прочного корпуса. Дальность действия этих лодок зависела от выносливости командира и его механика, которые управляли лодкой в полулежачем положении. Во время первого выхода они попали в жесточайший шторм, который устроил им серьезное испытание. Но случились важные открытия: лодки из-за своей миниатюрной комплекции оставались почти невидимыми на поверхности и не поддавались обнаружению под водой, а разрывы глубинных бомб швыряли их, но не наносили повреждений. А их радиус действия превзошел всякие ожидания: из первых десяти, ушедших на задание, последняя вернулась после шести дней пребывания в море, в течение которых оба члена команды едва могли пошевелиться.

Пока германские армии на западе откатывались, на море пользовались спросом и «бобры». Это была одноместная лодка с бензиновым двигателем и электромотором, которая также имела на борту две торпеды. Ее живучесть была таковой, что можно было ожидать, что она дойдет до позиции, но назад не вернется. И тем не менее в добровольцах недостатка не было. Свои услуги командиру дивизиона этих лодок, капитану 1 ранга Бартелю, предлагали и женщины, но женщинам отказывали. Как летчики германских истребителей, которые стали таранить вражеские самолеты, люди на этих мини-лодках знали, что возврата не будет.

С середины января гросс-адмирал участвовал почти ежедневно в совещаниях у фюрера в верховной штаб-квартире. Теперь он взял на себя ответственность за транспортировку и распределение угля по Северной Германии. Конца не было проблемам, наваливавшимся на него: организация морского транспорта, обучение и экипировка недавно созданных бригад морской пехоты, поставка зенитных орудий на транспорты, решение проблем с дефицитом угля и нефти, передвижения войск и снабжения в Норвегию и из Норвегии, эвакуация беженцев из переполненных ими портов Данциг,[115] Готенхафен, Пиллау, Свинемюнде и Кольберг,[116] перевозка раненых с восточного фронта, эвакуация Мемеля, подводная война, постановка мин в устье Шельды, траление на Балтике, где начали появляться русские подводные лодки, угроза английского вторжения в Ютландию и Зеландию, работы ледоколов на Одере и в заливе Фришес-Хафф, эвакуация войск из Курляндии,[117] зенитная оборона Штеттина,[118] Свинемюнде, проблемы с боеприпасами тут, недостаток оружия там, пополнения для армии, противодействие постоянному вмешательству д-ра Геббельса, рейхскомиссара обороны – и опять эвакуации, раненые, дефицит угля и нефти, и все те же налеты авиации.

Герингу нужна была помощь моряков, чтобы облегчить положение его парашютистов в Штеттине, но об этом не могло быть и речи. Под рукой были только высоко подготовленные технические специалисты, без всякой подготовки для войны на суше.

Новый приток судов для эвакуации войск из Курляндии мог быть осуществлен только за счет Норвегии, причем тридцать пять судов должны были работать девяносто дней, чтобы вывести 300 000 человек из состава войск и рабочих батальонов в Курляндии.

Персонал адмиралтейства был сокращен с 8 000 человек до 2 800, продолжали функционировать лишь самые необходимые отделы. Около 4 тысяч моряков были направлены в ударные части. В Штеттине собралось 35 000 беженцев и еще 22 0000 были в пути – за десять дней из Кольберга было эвакуировано 60 000 человек.

Положение с углем в Норвегии стало совсем безрадостным. Ежедневно добывалось только два состава угля, сами паровозы работали на дровах. Транспортировка угля в Германию также была затруднена из-за блокады Рейна и разрушения внутренних водных путей – таких как канал Дортмунд – Эмс.

В декабре подводные лодки потопили по 9 000 тонн на единицу, в январе – 11 000 тонн. Этот показатель оказался столь же высок, как в самые успешные фазы войны, но численность лодок была невелика, а время перехода с базы на позицию слишком велико. В первые месяцы 1945 года 237 лодок находились в ремонте или в заключительной стадии строительства. Среди них насчитывалось 111 лодок старых типов, 84 – серии??? и 42 – серии XXIIIc. В строй ежемесячно вступало 60 новых единиц, но с 30 марта в результате авиационных налетов было уничтожено 24 лодки и повреждено 12. Опрокинулся крейсер «Адмирал Шеер», пожар вывел из строя крейсер «Адмирал Хиппер», был поврежден крейсер «Эмден».

Горестные события продолжались. 12 апреля 1945 года адмирал получил одобрение Гитлера перевестись со штабом в Северную Германию, если Берлин будет оставлен. Но пока что Дениц оставался в «Коралле», стараясь что можно спасти от катастрофы, обрушивавшейся на Германию.

Франко тщетно предупреждал Черчилля, что проводимая Союзниками политика полного разрушения Германии приведет к тому, что русские появятся на берегу Атлантики. Когда британский премьер-министр предложил Эйзенхауэру, чтобы союзные войска высадились на Балканах и заняли Вену и Будапешт, американский верховный главнокомандующий заявил, что у него нет таких директив и что было бы неумно вызывать недоверие русских. Потом пришла вторая высадка во Франции, а потом великие державы разделили Германию между собой в Ялте.

В Тегеране Черчилль безуспешно пытался рассеять иллюзии Рузвельта, но убежденность американского президента в коллективной ответственности Германии за войну слишком укоренилось в нем. Несмотря на протесты в Соединенных Штатах, план Моргентау, направленный на уничтожение Германии,[119] стал официальной американской политикой. Германию предполагалось расчленить, ее народ подвергнуть испытанию огнем и мечом, ее землю превратить в пустыню. Сталин с радостью одобрил план.

После ужасных испытаний в Дрездене, когда миллионы беженцев потянулись на запад, Черчилль обратился к Эйзенхауэру с предложением занять Берлин, но Эйзенхауэр ответил, что у него «нет директив». 12 апреля умер Рузвельт, и у германского народа вновь вспыхнула надежда. Разве Фридрих Великий не был спасен от смерти в результате смерти его злейшего врага – российской императрицы Екатерины? Повторится ли история? Не придет ли спасение в последний час? Но нет, этому не суждено было случиться. Роковое кольцо сжималось все больше. Скоро Берлин останется совсем один.


ГЛАВА 5 ВЫСАДКА ( июнь – август 1944 г.) | Морские волки. Германские подводные лодки во Второй мировой войне | ГЛАВА 7 ПОСЛЕДНИЕ ДНИ В МОРЕ ( май 1945 г.)