home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



5

Он взглянул на завтрак на столе — ваза с клубникой и ломтиками дыни, три яйца всмятку, шесть ломтиков ростбифа с кровью, кукурузные оладьи, стакан охлажденного абрикосового сока с мякотью и кофейник со свежезаваренным кофе, — удовлетворенно кивнул, отпуская молодую женщину, накрывшую стол, и немедленно развернул центральную газету. Хотя ему принесли утренние издания всех газет, выходивших в Торонто, нетрудно было предсказать, с которой он предпочтет ознакомиться в первую очередь. Только одна содержала текста больше, чем изображений.

Остальную часть дня он посвятил выбору подходящей одежды и места для постоянного проживания. «Запудрить мозги» продавцам престижных магазинов верхней мужской одежды оказалось на удивление просто, а позднее менеджер отеля «Парк Плаза» до такой степени почтительно отнесся к его внешности и надменному взгляду, что ему вообще не пришлось прибегнуть к необходимости использовать свое могущество.

Он зарегистрировался как Анвар Тауфик — под именем, которое извлек из ка Илайджи Ракса. Со времен правления фараона Меринара он не пользовался своим подлинным именем, и к тому моменту, когда стараниями жрецов Тота обманом был обречен на многовековое заточение, его называли столь многими именами, что те, составляя заклятие на бинтах, смогли указать в нем только то, каким он пользовался напоследок. Если бы жрецам было известно его настоящее имя, он не смог бы освободиться от заклятия с такой легкостью.

Он выбрал «Парк Плаза», потому что окнами отель выходил как на музей, так и на здание правительства провинции, размещавшееся немного южнее. Он мог видеть их из своего углового номера.

В давние времена, когда не существовало разделения между светской и религиозной властями, а фараон был живым воплощением Гора, он приступил бы к созданию структуры своей власти, начиная с самых нижних слоев общества, представители которых были лишены каких бы то ни было привилегий и недовольны своей судьбой. Ныне, как он понял, церковь и государство были разделены, и потому последнее вполне созрело для того, чтобы он смог существенно ослабить его могущество.

В прежние дни часто случалось, что он едва набирал необходимое количество беззащитных, не принадлежащих другим богам ка для продления собственной жизни и накопления запасов могущества, без которых он и его бог перестали бы существовать. Ныне, при столь малом числе приверженцев богов, он более не нуждался в запасах могущества. Он мог расходовать его по своему желанию, эта толпа словно для того только и существовала, чтобы он черпал из нее свою магическую силу.

Ахех, как было ему известно, не относился к создавшейся ситуации должным образом. Его господин... был неприхотлив. Какой-нибудь храм, горстка прислужников и немного инспирированного отчаяния, и Ахех будет счастлив.

Сложив газету вчетверо, он налил кофе в чашку и снова сел, позволяя теплым лучам октябрьского солнца нежно скользить по лицу. Он очнулся в холодной, серой стране, где влажные листья кровавого цвета прилипали к подошвам. Он тосковал по чистым золотым очертаниям пустыни, по вечному Нилу, по ароматам восточных специй и жаре, но, поскольку мир, которого ему так не хватало, больше не существовал, ему придется создать собственный мир.

И, честно признаться, он не видел, чтобы кто бы то ни было смог ему в этом помешать.

* * *

— Отдел по расследованию убийств. Детектив-сержант Селуччи. Вы уверены? Вызвано чем?

Дэйв Грэм следил, как мрачнела физиономия его напарника, и держал пари с самим собой по поводу того, кто же мог быть на другом конце телефонного провода. У них в деле было немало отчетов, но фотографии и результаты лабораторных анализов вещественных доказательств, которые удалось собрать, они уже получили.

— Вы уверены, что нет ничего другого? — Селуччи забарабанил по письменному столу кончиками пальцев. — Да. Да, благодарю. — Явно раздраженный, тем не менее он положил трубку с подчеркнутой осторожностью — руководство отдела давно уже отказалась заменять постоянно выходящие из строя телефонные аппараты. — Доктор Ракс умер вследствие остановки сердца.

«Ага, коронер». Он проспорил самому себе четверть доллара.

— И отчего остановилось сердце достойного доктора?

Майк фыркнул.

— Они не знают. — Он поднял стаканчик с недопитым кофе и сделал глоток. — Остановилось, а назвать причины никто с точностью не может.

— Наркотики? Обширный инфаркт?

— Нет. Заметны следы борьбы, но нет признаков удара в грудь. Он перекусил сэндвичем, стаканом молока и куском пирога с голубикой примерно за четыре часа до смерти. Согласно напряженности мускулатуры, доктор был сильно утомлен. — Селуччи смахнул со лба падавшую на него волнистую прядь. — Доктор Ракс был здоровый пятидесятидвухлетний мужчина. Он застал в лабораторном зале отдела египтологии голого незнакомца, и сердце у него остановилось.

— Ну что же. — Дэйв пожал плечами. — Я полагаю, такое иногда случается.

— Что случается?

— Сердце останавливается.

— Чушь собачья. — Майк смял бумажный стаканчик из-под кофе и швырнул его в мусорную корзину. Тот ударился о край стола, выплеснув на него остаток своего содержимого, после чего успокоился в корзине. — Две смерти в результате необъяснимых остановок сердца в одном и том же помещении менее чем за двадцать четыре часа — это...

— Чудовищное совпадение. — Грэм неодобрительно покачал головой, завидев выражение лица своего напарника. — Мы подвержены воздействию огромного количества стрессов, Майк. Малейшее излишнее напряжение, и тебе крышка. Эллис увидел что-то крайне его испугавшее, сердце не смогло этого выдержать, и парень отдал концы. Как я уже говорил, такое случается. Отказ сердечно-сосудистой системы, произошедший не как непосредственный результат насилия, не подпадает под нашу юрисдикцию.

— Складно звонишь, — проворчал Селуччи.

— Так вот, я готов согласиться, что это не было убийством, и передать дело ребятам из отдела ограблений со взломом.

Майк снял ноги со стола и встал.

— А я с этим не согласен.

— Почему?

Селуччи слегка задумался, после чего пожал плечами. Он не смог найти обоснованную причину, далее для себя самого.

— Можешь назвать это просто предчувствием.

Дэйв вздохнул. Он терпеть не мог, когда его коллеги начинали действовать, основываясь исключительно на интуиции, но послужной список Селуччи, несомненно, был достаточно впечатляющ, чтобы позволять Майку иногда следовать своим предчувствиям. Грэм сдался.

— Итак, куда ты направляешься?

— В лабораторию.

Наблюдая за тем, как напарник удаляется решительным шагом, Дэйв подумал, что можно было бы позвонить в лабораторию и предупредить о грядущей опасности. Его рука уже лежала на аппарате, когда он передумал.

— Нет уж. — Он усмехнулся. — Почему только мне должно доставаться все удовольствие?

* * *

— Это и есть кусок полотна? — Селуччи подозрительно уставился на пластиковый конверт, после чего решил поверить Дорин Чуй на слово. — Что это такое?

— Древнее египетское ритуальное одеяние, шестнадцатого размера по росту, если не больше, с завышенной талией и плиссированными рукавами... ну откуда я могу знать? — Дорин раздраженно сложила на груди руки. — Вы приносите мне двадцать два миллилитра какой-то мерзкой слизи, только что побывавшей в кислотной ванне, и мне удается извлечь из нее квадратный миллиметр полотна. Большего чуда вы от меня требовать не вправе.

Селуччи отступил назад. Женщины небольшого роста почему-то вызывали у него смутные опасения.

— Извините. Что бы вы об этом могли рассказать?

— Две вещи. Во-первых, это что-то древнее. Во-вторых, я обнаружила пятнышко какого-то красящего вещества, о котором можно сказать, с вероятностью пятьдесят на пятьдесят, что это или кровь, или что-то вроде краски растительного происхождения. Пятно старое и не имеет ни малейшего отношения к телу, найденному прошлой ночью. По крайней мере, если вопрос касается весьма малого количества телесных жидкостей.

Майк более внимательно пригляделся к крапинке серовато-коричневого вещества. Дональд Томпсон сказал, что гроб относится к Шестнадцатой династии. Молодой исследователь не был полностью уверен в этом, но, если отнести этот клочок полотна к тому же временному периоду... он мог бы возбудить дело против мумии, существование которой все упорно отрицают.

— Вы не смогли бы выяснить возраст этой находки?

— Желаете, чтобы я провела радиоуглеродный анализ?

— Ну да.

— Только и всего? Вы хотите, чтобы я провела анализ, который можно сделать лишь при наличии достаточно большого образца, которого у меня нет, — так добейтесь тогда, чтобы город прекратил урезать бюджет моего отдела, это помогло бы мне достать оборудование и обеспечить надлежащий штат. — Дорин Чуй в раздражении хлопнула ладонью по столу. — А пока могу дать вам только клочок ткани с пятном то ли крови, то ли краски. Уяснили?

— Стало быть, вы ничего больше не сможете сделать?

Она вздохнула.

— Не заставляйте меня объяснять все снова, детектив. У меня было трудное утро.

— Вы правы. — Он осторожно поместил конверт во внутренний карман пиджака и выдавил примирительную улыбку. — Вы нам очень помогли.

— Если вы действительно хотите меня поблагодарить, — пробормотала Дорин, на которую улыбка эта, судя по всему, не возымела особого действия, — установите временный мораторий на убийства, пока я не выполню все другие заказы.

* * *

Доктор Шейн поднесла пластиковый конверт к свету, затем, покачав головой, снова положила его на письменный стол.

— Если вы утверждаете, что это кусок полотна, я верю вам, но, боюсь, не смогу ответить, откуда он происходит и каков его возраст. Когда мы закончим инвентаризацию и поймем, что именно пропало, вот тогда, быть может, узнаем, что было отправлено в слив раковины...

— Должно быть, нечто такое, что, как считал злоумышленник, может его выдать, — рассеянно произнес Селуччи.

— Почему? — У детектива был весьма проникновенный взгляд. Доктор Шейн осознала это, когда он посмотрел прямо на нее. И очень привлекательные карие глаза с длинными и густыми ресницами — ради обладания такими же большинство женщин могли бы не раздумывая пойти на убийство. Не без некоторого усилия Рэйчел удалось вернуть ход мыслей на нужные рельсы. — Я имею в виду, почему это не может быть проявлением бессмысленного вандализма?

— Нет, слишком детально продумано и слишком аккуратно исполнено. Вандал мог бы облить кислотой какой-нибудь ваш артефакт, но не стал бы споласкивать после этого раковину. И, — Майк вздохнул и отбросил со лба падающую на него прядь, — они не начинали бы с этого. Они разбили бы несколько вещиц для начала. А что вы думаете насчет этой смеси краски с кровью?

— Ну, я думаю, это весьма необычно. — Доктор Шейн свела темные брови, всматриваясь в кусочек ткани. — Вы уверены в том, что кровь действительно смешали с пигментом, а не просто забрызгали ею ткань несколько позже?

— Уверен. — Сидя в кресле, Селуччи наклонился вперед и положил локти на колени, после чего был вынужден изменить положение, так как кобура уперлась ему в бок. — Сотрудники нашей лаборатории прекрасно умеют работать с кровью. У них, знаете ли, обширная практика.

— Да, полагаю, это не подлежит сомнению. — Женщина вздохнула и отодвинула образец в сторону. — Так вот, единственное объяснение, которое приходит мне в голову, — это часть заклятия. — Доктор Шейн села поудобнее и сложила вместе кончики пальцев ладоней, ее голос принял лекторский тон. — Большинство египетских жрецов были еще и магами а их заклятия не только зачитывались нараспев, но и записывались на полосках ткани или папируса, когда дело представлялось настолько серьезным, что возникала необходимость в вещественном воплощении. Иногда, если требовались заклятия особенно действенные, маг примешивал к краске свою кровь, чтобы его жизненная энергия усиливала магическое воздействие.

Селуччи положил ладонь на конверт.

— Стало быть, это часть могущественного заклинания?

— Да, именно таким образом все мне и представляется.

«Настолько могущественным, чтобы удержать мумию в гробу?» — мелькнуло у него в голове. Майк решил не спрашивать об этом. Меньше всего ему хотелось, чтобы доктор Шейн считала его психом, сдвинувшимся на старых фильмах Бориса Карлоффа[3]. Такое отношение, несомненно, замедлило бы расследование. Он снова положил конверт в карман пиджака.

— Нельзя ли в вашей лаборатории провести анализ радиоуглеродным методом?

Доктор Шейн покачала головой.

— Слишком маленький образец; для такого анализа нужно иметь по крайней мере два квадратных дюйма. Как раз поэтому церковь столь долго отказывалась от радиоуглеродного анализа в отношении Туринской плащаницы[4]. — Взгляд женщины словно застыл, сконцентрировался на чем-то внутреннем, затем она покачала головой и улыбнулась. — Такова была одна из причин, во всяком случае.

— Доктор Шейн...

В этот момент раздался стук в дверь.

— Извините за беспокойство, но вы сказали, что хотели бы ознакомиться с результатами инвентаризации, как только мы закончим. — Помощник хранителя одобрительно кивнула, и очаровательная барышня пересекла кабинет и положила стопку бумаг на стол. — Ничего не пропало, ни один из предметов даже не выглядит так, будто его трогали, но мы обнаружили в темной комнате целую кучу использованных фотопленок. Все кадры, примерно на тридцати пленках, оказались передержанными настолько, что не разобрать, что на них было отснято. А еще мы нашли множество видеокассет, на которых нет ничего, кроме базового черного.

— Вам известно, что было на них? — поинтересовался Селуччи, вставая с кресла.

Девушка выглядела огорченной.

— К сожалению, не имею ни малейшего представления. Я просмотрела все, что снимала за последнее время.

— Отложите их, и я вызову кого-нибудь забрать эти материалы.

— Я оставлю их там, где они находятся. — Она приостановилась на пути к двери и снова оглянулась на офицера полиции. — Хотя, если их все еще можно использовать, я бы хотела забрать их обратно. Видеокассеты, знаете ли, не растут на деревьях.

— Я сделаю все, что в моих силах, — заверил ее Майк. Когда дверь за барышней закрылась, он снова повернулся к доктору Шейн. — Урезают бюджет?

Та рассмеялась, но смех ее звучал как-то обреченно.

— Разве когда-нибудь было иначе? Я просто хотела, чтобы у меня для вас было больше материалов. Я снова пересмотрела все в кабинете доктора Ракса, после того как ушли ваши люди, и не смогла обнаружить, пропало ли что-то, кроме того костюма.

Что позволило им, как минимум, определить хотя бы примерно размер одежды этого незваного гостя — если таковой вообще существовал. Королевский музей Онтарио имел великолепную службу безопасности, и у нее нет никаких свидетельств, что кто-то входил или выходил оттуда Скорее всего, это мог быть служащий самого музея. В течение вчерашнего опроса пару раз всплыло имя доктора Ван Торна о котором отозвались как об одном из самых малосимпатичных для доктора Ракса людей. Быть может, этот тип пытался что-то вынюхать в кабинетах отдела и впал в панику, когда его обнаружили, — однако подобное объяснение случившемуся пришлось исключить, так как они уже опрашивали доктора Ван Торна и у того оказалось неопровержимое алиби, даже если не брать во внимание его чрезвычайно заботливую супругу. И все же есть немало обстоятельств, говорящих о других возможностях, не имеющих ничего общего с несуществующей, по всей вероятности, мумией.

В то время как различные гипотезы прокручивались в голове Селуччи, он одобрительно сопровождал взглядом доктора Шейн, прохаживавшуюся вдоль своего письменного стола.

— Вы упомянули в телефонном разговоре, что хотели бы увидеть саркофаг? — спросила она, направляясь к двери.

Майк последовал за ней к выходу.

— Верно, мне бы этого хотелось.

— Видите ли, мы перенесли его в другое место — в запасник, в помещение напротив.

Когда они выходили из приемной, Селуччи почувствовал на себе взгляд секретаря отдела. «Что вы здесь рыщете повсюду? — как бы говорил он. — Почему бы вам не заняться своим делом и не поймать того, кто совершил все это?» Этот взгляд он ощущал все время, пока не закрыл за собой дверь. На протяжении многих лет Майк Селуччи научился не обращать внимания на подобные взгляды. По большей части.

— Вы сами поймете, что саркофаг этот, мягко говоря, несколько великоват. — Доктор Шейн остановилась в вестибюле напротив лабораторного зала и вытащила из кармана ключи. — Вот почему мы переместили его сюда.

В то время как двери, ведущие в лабораторный зал, были ярко-желтыми, двери в запасник сверкали при дневном свете оранжевой краской.

— Какими соображениями руководствовались при выборе цвета стен? — поинтересовался Селуччи.

Рэйчел Шейн повертела головой, осматривая два ряда дверей.

— Это делалось без моего участия, — произнесла она наконец, и ее лоб при этом слегка наморщился, — так что не имею ни малейшего представления.

Глазам Майка предстал открытый саркофаг — большой прямоугольный ящик из черного камня.

— Как вы смогли определить, что нечто подобное этому относится к Шестнадцатой династии? — спросил он, присев на корточки и внимательно его рассматривая.

— Главным образом потому, что единственный когда-либо найденный саркофаг такого типа весьма определенно датируется Шестнадцатой.

— Но ведь гроб относился к Восемнадцатой?

— По этому поводу — никаких сомнений.

— Разве в этом нет ничего необычного? Смешение временных периодов?

Доктор Шейн облокотилась на саркофаг и скрестила руки.

— Ну, мы никогда не сталкивались с подобным случаем раньше, но, возможно, дело в том, что нам удалось обследовать слишком малое количество непотревоженных захоронений. Обычно, если до сих пор мы находили саркофаг, гроб в нем вообще отсутствовал.

— Наверно, нелегко утащить такую махину, — проворчал Селуччи, распрямляясь. — Какие-нибудь гипотезы на этот счет у вас есть?

— Относительно смешения временных периодов именно в этом саркофаге? — Рэйчел Шейн пожала плечами. — Быть может, семья умершего экономила деньги.

Селуччи, взглянув на нее снизу вверх, улыбнулся.

Потом, поместив скользящую панель в пазы, внимательно осмотрел ее. Внутри обнаружился трехдюймовый выступ, ограничивавший движение нижнего края.

— В чем дело? — спросила доктор Шейн, несколько встревоженная. Какой бы прочной ни казалась плита, она все же являлась артефактом трехтысячелетней давности.

— Довольно необычная конструкция. Такое впечатление, что создавалась она специально для того, чтобы человек, оказавшийся внутри, не смог выбраться оттуда.

— Да, но обычно из гроба выбраться не пытаются...

— Нет, разумеется. — Селуччи отошел назад. Быть может, Дэйв был прав. А он зациклился на этой идее о несуществующей мумии. — Просто случайное наблюдение. Мы привыкли в своей работе отмечать все странные детали.

— Про мою можно сказать то же самое.

Действительно, улыбка у этой дамы была потрясающая. И пахло от нее приятно. Он узнал аромат «Шанель № 5», такой же туалетной водой пользовалась Вики.

— Послушайте, сейчас... — Майк взглянул на часы, — одиннадцать сорок пять. Как насчет ленча?

— Ленча?

— Вы ведь временами употребляете что-нибудь в пищу, я не ошибся?

На мгновение она задумалась, затем рассмеялась.

— Да, употребляю, разумеется.

— Значит, это будет ленч?

— По-видимому, вы правы, детектив.

— Майк.

— Хорошо, Майк. Меня зовут Рэйчел.

Его бабушка всегда говорила, что еда — самый короткий путь к дружбе и взаимопониманию. Конечно, его бабушка, родом из итальянской провинции, была убеждена, что ленч должен состоять никак не менее чем из четырех блюд, в то время как он имел в виду нечто более похожее на гамбургер с картошкой-фри. И все же он мог бы во время ленча спросить доктора Шейн, — то бишь он хотел сказать, Рэйчел, — каково ее мнение о бессмертных.

Уходя из музея во второй раз за этот день, Селуччи направился за угол к телефонной будке. Ленч оказался... весьма интересным. А доктор Рэйчел Шейн, он не ошибся, была потрясающей женщиной: яркой, уверенной в себе, с прямо-таки железной рукой, хоть и в бархатной перчатке. «Что составило приятную неожиданность, — сухо отметил он про себя, — ибо Вики перчатки обычно не надевала». Майку нравилось ее чувство юмора, он получал удовольствие, наблюдая, как доктор Шейн оживленной жестикуляцией дополняет содержание своей речи. Он побудил ее рассказать ему об Илайдже Раксе, о том, как часто им овладевали различные идеи, о его одержимости музейной работой. Рэйчел слегка коснулась его соперничества с доктором Ван Торном, и Селуччи мысленно взял себе на заметку разобраться все-таки в этом вопросе повнимательнее. Он не стал затрагивать тему мумии.

Ближе всего к феномену бессмертных они подошли во время оживленного обсуждения старых фильмов ужасов. Ее мнение о них окончательно укрепило решение Майка против упоминания, даже в теоретическом плане, идеи, которая, казалось, полностью овладела им.

«Одержимый... — Селуччи поглубже засунул руки в карманы пиджака и пригнул плечи, защищаясь от холодного ветра. — Давайте перейдем к другому слову, попытаемся...»

Когда делодойдет непосредственно до этого, есть лишь одна личность, которая выслушает все, что ему хочется сказать, прежде чем заявить, что он окончательно спятил.

* * *

— Частные расследования. У телефона Нельсон...

— Господь с тобой, Вики. Ведь время час семнадцать дня. Только не говори мне, что ты еще спишь.

— Знаешь, Селуччи... — Она еще раз сладко зевнула и вытянулась, принимая более удобное положение в кресле. — Ты начинаешь говорить точь-в-точь как моя матушка.

Женщина услышала, как ее приятель фыркнул.

— Ты провела ночь с Фицроем?

— Не совсем точная формулировка.

Добравшись наконец до собственной постели, она проспала большую часть дня, так что, выйдя из спальни, должна была включить свет. Лежа у себя в темноте, она никак не могла избавиться от чувства, что снова лежит возле него, безжизненного и опустошенного. Когда наконец ей все же удалось заснуть, сон оказался прерывистым и заполненным сновидениями. Перед самым рассветом она позвонила Генри. Хотя он пытался убедить ее — и одновременно, как она подозревала, и самого себя, — что этим утром, по крайней мере, у него не появилось намерения принести себя в жертву солнцу, сознание собственной вины не давало Вики заснуть еще долгое время после восхода.

— Послушай, Вики. — Селуччи вздохнул так глубоко, что звук проник через телефонные линии. — В каких ты отношениях с мумиями?

Как и следовало ожидать, сначала его подруга попробовала отшутиться.

— Пока еще ни в каких — мне вполне хватает вампиров. — Ее слова не произвели желанного эффекта, и потому Вики продолжила: — Что тебя интересует, древний забальзамированный египтянин или что-то вроде того страшилы, что показывают в кинотеатрах на детских утренниках?

— Оба момента.

Женщина нахмурилась, глядя на телефонную трубку. В интонации ее приятеля совершенно не улавливалось той дерзкой самоуверенности, которая обычно окрашивала все, о чем бы ни говорил Майк Селуччи.

— Значит, ты работаешь над делом Королевского музея Онтарио?

Она уже знала об этом: все три газеты, которые попались ей на глаза, упоминали, что полиция проводит расследование.

— Угадала.

— Ты хочешь рассказать мне об этом? — Невзирая на жаркое соперничество, оба не прекращали подкидывать друг другу идеи, докапываясь до существа вопроса, а затем выстраивали каждый собственную версию, с самого начала и до конца.

— Я думаю... — Майк вздохнул, и продольная морщинка на его лбу углубилась. — Я, кажется, начинаю испытывать потребность тебя увидеть.

— Сейчас?

— Нет. Я все еще вынужден в поте лица зарабатывать себе на жизнь. Как насчет обеда? Я плачу.

«Кто бы мог подумать? Это уже серьезно».

Вики поправила очки.

— "Золотой дракон", в шесть тебя устроит?

— В половине шестого. Встретимся у входа.

Женщина задумалась, уставившись на телефонную трубку. Она никогда не слышала, чтобы голос Селуччи звучал столь проникновенно.

— Мумия... — наконец произнесла, словно выплюнула, Вики и направилась в комнату, отведенную под кабинет, где она принимала посетителей, к скопившейся груде газет.

Усевшись на скамью тренажера, стоявшего в углу, она наспех пробежала взглядом статьи о недавних смертях в музее. После того как было просмотрено последнее издание, она поняла, что память ее, похоже, была не столь уж безукоризненна; согласно словам детектива-сержанта Майкла Селуччи, там не было никакой мумии.

* * *

Было холодно и шел дождь, когда он возвращался из Квинс-парка к себе в гостиницу, но следовало учитывать, что на дворе стоял октябрь и это был Торонто. Согласно ка доктора Ракса, когда объединяются два последних условия, то предшествующие естественно следуют за ними. Он решил, что теперь будет относиться к этому как к новому жизненному опыту, который следовало принять и претерпеть, но позже, когда его бог обретет большее могущество, возможно, с такой погодой можно будет что-то сделать.

Это был на редкость продуктивный день, и он еще не закончился.

Он провел утро, следя за потоками энергии, клубящимися в огромном помещении, заполненном кричащими мужчинами и женщинами. «Стадия запросов», как они называли это. Название показалось ему соответствующим содержанию, ибо, хотя было задано множество вопросов, ответов последовало весьма немного. Ему было приятно убедиться в том, что правительство и те, кто стремились занять в нем значимое положение, за промелькнувшие тысячелетия существенно не изменились. Провинции Египта были весьма похожи на провинции этой новой земли, в основном ведущие самостоятельную политику и лишь номинально считающиеся подчиненными центральной власти. Это была понятная ему система, и он мог бы успешно в ней работать.

Его позабавило, сколь мало разбирались в политике две поглощенных им взрослых ка. Он уговорил одного писца, теперь называвшегося пресс-секретарем, составить ему компанию за ленчем. Использовав немного энергии, только для того, чтобы слегка взволновать поверхность ума этого смертного, он сидел и вслушивался в поток информации, как профессиональной, так и личной, о членах парламента провинции, и это заняло у него почти два с половиной часа. Гораздо проще было бы взять себе его ка, но, пока не будет в достаточной мере укреплена его власть, ему не хотелось оставлять за собой след из трупов. Хотя никто не смог бы его остановить, он не хотел, чтобы его задача усложнялась.

Сегодня он собирался встретиться с человеком, которого теперь называли заместителем генерального прокурора. Заместитель генерального прокурора контролировал полицию. Полиция в основном выполняла функции постоянной армии. Ему нужно было подготовить необходимые заклинания и начать строить свою империю с позиции силы.

И перед тем как реализовать планы на будущее, он должен будет решительно порвать со своим недавним прошлым: две ка все еще сохраняли память о нем, которую следовало стереть.

* * *

Вики отодвинула тарелку с остатками грибов в желе и покосилась на Селуччи. Яркости освещения в ресторане едва хватало, чтобы видеть его лицо, и явно было недостаточно, чтобы уловить оттенки его выражения. Ей следовало заранее учесть подобное обстоятельство, когда она предложила это место, и она посетовала на собственное легкомыслие. «В следующий раз это должен быть „Макдоналдс“, а усядемся мы под самым большим блоком люминесцентных трубок, который я смогу отыскать».

Во время трапезы Майк рассказывал ей о деле, выкладывая голые факты, без собственных оценок, которые могли бы придать им субъективную окраску. Основа событий была изложена, и теперь пришло время разработать план преследования и поимки преступника.

Она наблюдала, как он вертит в руках чашку. Керамический сосуд выглядел в его ручище до нелепости крошечным. Женщина потянулась к нему через столик и шлепнула по костяшкам пальцев одной из своих палочек для еды.

— Или берись за делосерьезно, или откажись от него, — сказала она.

Селуччи хотел выдернуть у нее палочку, однако промахнулся.

— А еще говорят, что после обеда беседа замирает, — пробормотал он, вытирая с руки соус из кунжута с лимоном. Он опустил взгляд на скомканную салфетку, потом поднял глаза и посмотрел на нее.

Может быть, сказалось скудное освещение, но Вики могла бы поклясться, что вид у него был нерешительный, а насколько ей было известно, Майкл Селуччи крайне редко выглядел нерешительным. Когда он вновь заговорил, даже его голос звучал нерешительно, и у женщины похолодело в желудке.

— Сказал ли я тебе, что полицейский констебль Трамбле, когда я говорил с ней тем утром, упомянула, что там была мумия?

— Да. — Вики не была уверена, что ей нравится, куда ведет этот разговор. — Но все остальные утверждают, что никакой мумии там не было, так что, должно быть, она ошиблась.

— А я не думаю, что она ошиблась. — Он расправил плечи и положил обе руки ладонями вверх на столик. — Я думаю, что Трамбле действительно видела мумию, и склонен полагать, что именно эта мумия ответственна за обе смерти в музее.

Эта мумия? Шныряющая по центру Торонто, оставляющая за собой сгнившие повязки и вызывающая сердечные приступы, приводящие к смерти? Сегодня, в наше время, подобная концепция казалась малоправдоподобной. Разумеется, столь же немыслим был и тот мерзкий тип с пентаграммой в своей гостиной, и семейство оборотней, разводящее овец вблизи Лондона, штат Онтарио, и, если взглянуть правде в глаза, таковой же была концепция Генри Фицроя, незаконного сына Генриха VIII, вампира, кропающего под женским псевдонимом любовные романы. Вики поправила очки и наклонилась вперед, опершись локтями на столик, а подбородком на руки. Обычно жизнь представлялась ей намного проще.

— Выкладывай. — Она вздохнула.

Селуччи принялся загибать пальцы.

— Каждый, с кем мы разговаривали, я позволю себе подчеркнуть — каждый, был поражен, что пустой саркофаг был опечатан. Единственное, что уничтожил незваный гость, было также идентифицировано как часть какого-то мощного заклятия. Единственными украденными вещами оказались костюм, рубашка с галстуком и пара ботинок. — Он перевел дыхание. — Я не думаю, что саркофаг был пуст. Я полагаю, Ник Эллис заглянул туда, куда не следовало, разбудил что-то и по этой причине погиб. Я думаю, что этой твари понадобилось какое-то время, чтобы восстановить силы, а потом выбраться из гроба, избавиться от бинтов и разрушить заклятие, которое удерживало ее в гробу. Я думаю, что доктор Ракс застал его за этим и также был убит. Думаю, что после этого голая мумия облачилась в костюм доктора, обула снятые с него ботинки и покинула здание музея. А кроме того, опасаюсь, что я утратил рассудок, и хочу, чтобы ты сказала мне, что это не так.

Вики откинулась на спинку кресла, знаком привлекла внимание официанта и дала ему понять, что они хотят получить счет. Затем снова поправила очки, хотя в этом не было никакой необходимости.

— Я думаю, — медленно произнесла она, борясь с сильным ощущением, что все это она уже переживала в прошлом: должно быть, произошло совпадение и оба мужчины в ее жизни теперь одновременно решили, что сходят с ума, — что ты — один из самых здравомыслящих людей, которых я когда-либо встречала в жизни. Но не кажется ли тебе, что твои недавние... м-м-м... переживания могли подтолкнуть тебя к поспешным сверхъестественным выводам?

— Не знаю.

— Почему никто в музее не вспомнил о мумии?

— Тоже не знаю.

— А если она была, как и почему она убивает людей?

— Будь я проклят, Вики! Как, черт побери, я могу об этом знать? — Он раздраженно поглядел вниз, на счет, бросил две двадцатки на столик и встал. Официант, слегка ошарашенный, поспешно удалился. — Мои подозрения основываются на одной только интуиции, свидетельства, на которые я полагаюсь, — косвенные, и я ума не приложу, что мне делать.

По крайней мере, в голосе ее приятеля уже не звучала нерешительность.

— Поговори с Трамбле.

Селуччи недоуменно моргнул.

— Что ты сказала?

Вики усмехнулась и встала.

— Поговори с констеблем Трамбле, — повторила она. — Зайди в пятьдесят второе отделение и разберись, на самом ли деле она видела эту мумию. Если она подтвердит, что так и было, ты сам возьмешься за это дело. Хотя, — добавила женщина после краткого раздумья, — один лишь Бог знает, куда оно тебя сможет завести. — Она взяла его под руку, не столько для соприкосновения, а скорее потому, что нуждалась в проводнике, выходя из скудно освещенного ресторана.

— Поговори с Трамбле! — Покачав головой, Майк направил ее в обход витрины с пекинской уткой в центре и повел к выходу. — Не могу представить, как я сам не подумал об этом?

— И если она скажет, что не видела никакой мумии, проверь ее отчеты о происшествиях. Даже если допустить, что эта твоя тварь играет в грязные игры с памятью, возможно, она знает не так уж и много о полиции и ее порядках.

— А если и в отчете ничего об этом сказано не будет? — спросил Селуччи, когда они вышли на Дандес-стрит.

— Майк! — Вики потащила его к остановке; обычная толпа из Чайнатауна водоворотом кружилась вокруг них. — Ты говоришь таким тоном, словно хочешь поверить, что где-то в городе беспрепятственно орудует какая-то мумия. — Она нежно коснулась ладонью его щеки. — Теперь мы оба сознаем, что не стоит отрицать такую возможность, хотя сигара, что бы там ни утверждал Фрейд, иногда это просто сигара.

— О чем, черт возьми, ты говоришь?

— Может быть, это мумия, а может быть, первая стадия эдипова комплекса.

Он схватил ее за руку и потянул дальше.

— Не представляю, как это мне самому не пришло в голову...

— А я не представляю, почему ты не додумался поговорить с констеблем Трамбле.

— А ты долго еще собираешься воображать по этому поводу, не так ли?

Она улыбнулась ему.

— Можешь заложить свою задницу, что так и будет.


предыдущая глава | Проклятие крови | cледующая глава