home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 5. В пути

Солнечным осенним днем мы сели на «Гермес», судно, которое должно было отвезти нас на другой конец света. Я мгновенно поняла, что Джосс — важная персона, ибо капитан и команда оказывали ему всяческое почтение. Муж рассказал мне, что в Сиднее члены его компании часто развлекали старших офицеров, а посему можно рассчитывать на знаки внимания.

— Например, нам предоставили отдельные каюты, хотя мы молодожены, — сказал Джосс. — Вы должны быть благодарны за это.

— Конечно.

Каюта Мэддена находилась рядом, но нас разделяла спасительная перегородка.

Поначалу погода не баловала, но я, к счастью, оказалась стойкой к морской болезни, как и мой новоиспеченный супруг. Слава Богу, что он не видел меня в унизительном состоянии.

На борту оставалось только спать, есть, разговаривать и изучать попутчиков. Вполне естественно, что мы с Джоссом проводили много времени вместе. Должна признаться, что разговоры о компании и жизни в Австралии захватывали меня.

Мы завтракали в десять и обедали в двенадцать. Однажды во время качки я решила отправиться на палубу, но стоять на ней оказалось невозможно. Волны бились о борт, корабль нещадно раскачивало из стороны в сторону, и я боялась, что он перевернется. Ветром у меня сорвало шляпу, волосы рассыпались, намокли, прилипли к лицу, но я получала наслаждение от схватки.

Все попытки двигаться по палубе оказались неудачными. Ветер сбил меня с ног, но внезапно кто-то подхватил меня. Конечно, спасителем оказался Джосс, который не преминул посмеяться надо мной. На ресницах застыли капли, мокрые волосы прилипли к голове, и уши торчали сильнее, чем обычно.

— Что вы пытались сделать? Совершить самоубийство? — потребовал он ответа. — Неужели не понимаете, что в такую погоду небезопасно бродить по палубе.

— А почему вы оказались здесь?

— Я видел, как вы выходили, и был вынужден побежать за дурочкой, которую не пугают порывы ветра.

Он все еще держал меня, и я попыталась высвободиться.

— Теперь все будет в порядке, — сказала я.

— Должен не согласиться.

Судно подбросило, и мы повалились на поручни.

— Вот видите? — насмехался Джосс.

— Боюсь, что на этот раз вы правы.

— Вы еще много раз удостоверитесь в моей правоте.

— Все может быть.

— Кто знает. Иногда происходят чудеса. Видите, вон скамейка под спасательными лодками. Там можно посидеть на свежем воздухе.

Джосс крепко взял меня за руку, и мне показалось, что мое прикосновение возбуждает его. Волнение передалось и мне.

Мы присели, и он обнял меня за плечи.

— Так безопаснее, — с гримасой пояснил Джосс.

— Если бы из-за моей глупости меня смыло за борт, то вы унаследовали бы все, что я теперь имею.

— Безусловно.

— Неужели вы этого не желаете?

— Когда-нибудь вы повзрослеете, Джессика.

— Вы меня вечно унижаете. Какая вам польза от того, что я стану мудрой?

— Хотелось бы дождаться этого времени.

— Собираетесь обучать меня?

— Это входит в обязанности мужа.

— А когда это произойдет…

— Поживем — увидим.

— Расскажите мне о компании и о той жизни, которая ожидает в Австралии.

— Во всем разберетесь сами. Вы многое знаете от Бена. В Фэнси Тауне все занимаются добычей опалов. Кстати, город назвали так из-за фантазера Десмонда Дерехэма… Интересно, какие отношения вас связывали с Беном? Похоже, он вам нравился. Отец был настоящим мужчиной, но он повесил на вашего отца клеймо вора и лгал о Зеленом Огне. Вы думаете об этом? Бен не стыдился своего поступка. Десмонд собирался украсть опал и бросить вашу мать. Бен же любил ее, а он всегда оставался предан тем, к кому испытывал настоящие чувства. Все, кто отправляется в погоню за золотом, сапфирами, бриллиантами, опалами, — авантюристы. Получается, что мы играем в игру с природой. Неясно, какую она выбросит карту — пиковый или червовый туз. Смерть или любовь. Все зависит от удачи.

Джосс рассказал мне о добыче в Фэнси Тауне. Я слушала его с огромным вниманием, ибо Мэдден уже не старался поддеть меня и казался совсем иным человеком — директором компании, который знает все об опалах и любит эти камни.

Вокруг бушевал шторм, а я представляла будущую жизнь, и мое отношение к мужу постепенно менялось. Я открывала в его личности весьма привлекательные черты.

Первая остановка была в Тенериффе, и Джосс показал мне остров. Мы отправились на прогулку в красочной повозке, которую тащили два ослика. Муж оказался приятным собеседником. Погода стояла теплая. Мы проезжали мимо банановых плантаций, а потом обедали в крошечном ресторанчике, где подали уху из морской рыбы. Все казалось экзотичным. Из окна открывался вид на море. Джосс объяснил мне, что римляне обнаружили на этих островах огромное количество собак, а поэтому назвали их Канарскими. Аборигены потихоньку вымерли, и теперь здесь жили испанцы.

В ресторане молодежь танцевала народные танцы, которые мне очень понравились. Не хотелось возвращаться на корабль, и я еще долго стояла на палубе, когда судно уходило в море.

В Кейптауне у Джосса были дела, и он пригласил меня с собой, подчеркнув, что мне, как владелице акций компании, полезно разобраться в бизнесе.

Кейптаун расположен в великолепном месте, у подножия Столовой горы. Экипаж, запряженный лошадьми, отвез нас в дом, выстроенный в голландском колониальном стиле. Все комнаты в нем были похожи на картины. На террасу вели каменные ступени, там же стояли стол со стульями.

Курт Ван дер Штель и его жена обрадовались нашему приезду.

Грета, розовощекая толстушка, принялась угощать нас вином и домашними пирожными, которые испекла сама.

Известие о смерти Бена глубоко огорчило пару.

— Грустно, что мы его больше не увидим, — сказала Грета.

— Бен так и не поправился после несчастного случая, — ответил Джосс.

— Такое часто случается в шахтерском деле, — напомнил ему Курт.

— Именно поэтому приходится платить высокую цену за то, что мы добываем, — заметил Джосс.

Счастливое семейство долго говорило о Бене. Потом Грета пригласила меня осмотреть дом.

Особняк очаровал меня, везде чувствовалась рука прекрасной хозяйки. Грета объяснила мне, что их семья живет в Кейптауне уже двести пятьдесят лет.

— Здесь так красиво, — сказала она. — И полно возможностей. Двести пятьдесят лет назад двух голландцев выбросило после кораблекрушения на берег. Им понравились климат, фрукты, цветы и перспектива устроить здесь большую колонию. Эти люди вернулись домой и рассказали о своей находке. Так были посланы три корабля под командованием Яна Ван Рейбеха. Потом построили этот город.

Я смотрела в окно и видела сверкающее море, а потом Грета повела меня в сад, где росли экзотические цветы. По возвращении на террасу мы нашли наших мужей за особым занятием: они рассматривали опалы.

Грета объявила, что обед будет подан через несколько минут, и в этот момент раздался стук лошадиных копыт.

— А вот и он, — сказал Курт.

— Рад буду повидаться, — заговорил Джосс. — Возможно, есть какие-то новости из Фэнси Тауна.

По ступенькам поднялся мужчина, и Джосс тепло пожал ему руку.

— Рад встрече, Дэвид.

— Я тоже, Джосс.

— Познакомься с моей женой.

Мужчина не мог скрыть своего изумления.

— Джессика, это Дэвид Кроиссант, — представил незнакомца Джосс.

Я слышала имя этого купца, знавшего много об опалах. Высокий, с лысеющей головой, светлыми глазами, слишком близко посаженными, он производил странное впечатление.

— Ты, должно быть, не знаешь о Бене, — сказал Джосс.

Печальные новости ошарашили Дэвида.

— О Боже! Я ничего не знал… Старина Бен…

— Мы все горюем по нему, — вмешался Курт.

— Все несчастья сразу свалились на его голову, — пробормотал Кроиссант, — словно он и не терял Зеленого Огня… Интересно, что случилось с Десмондом Дерехэмом? Он словно исчез с лица земли. Должно быть, где-то спрятался. Будем надеяться, что ему удастся избежать проклятия.

— Почему вы так говорите? — спросила Грета.

— Этот камень означает злую судьбу для своих владельцев. Может, он пощадит вора.

— Странные мысли, — сказал Джосс. — Я тебе удивляюсь, Дэвид… Давайте не будем говорить о несчастьях, — и бросил на меня предупреждающий взгляд, прося не упоминать о том, что Зеленый Огонь на самом деле не украден.

Было неприятно, что моего отца подозревают в краже, которую он не совершал. Но я все же предпочла промолчать.

— Разве кто-нибудь будет покупать опалы, если их считают несчастливыми камнями? — возмутился Курт.

— Везучий, невезучий! Какая ерунда! — заговорил Джосс. — В древние времена опалы приносили только счастье. Потом обнаружили, что они очень хрупкие, и пошли всякие разговоры.

— Что ты привез нам, Дэвид? — спросил Курт.

— Такие камушки, что вы пальчики оближете… Например, вот этот.

— Покажи, — попросил Джосс.

— Должен предупредить, он стоит недешево.

— А разве может быть иначе? — огрызнулся Джосс.

Когда я увидела опал под названием Арлекин, то наконец-то поняла, как могут околдовывать камни. Он казался многоцветным, радостным и был настолько качественным, что даже такая дилетантка, как я, поняла это.

— Ты прав. Настоящий красавец, — сказал Джосс.

— Только один камень может сравниться с ним.

— Мы опять возвращаемся к Зеленому Огню, — злился Джосс. — С ним ничто не сравнится.

— Конечно. Но этот тоже хорош.

— Как ты не боишься возить его с собой?

— Я показываю его лишь тем, кого хорошо знаю, и храню отдельно. Но не расскажу, где. А вдруг ты окажешься разбойником?

— Мудро с твоей стороны, — заявил Джосс и протянул опал мне. — Посмотрите на него, Джессика.

Камень лежал на ладони, и мне не хотелось отдавать его.

— Чувствуете красоту? Ни единого изъяна. Оцените цвет и размер… — возбужденно говорил Джосс.

— Не стоит его так расхваливать, — умолял Курт. — Ты поднимешь цену. Хотя я прекрасно понимаю, что не могу себе позволить такую покупку.

— У меня есть и другие предложения для тебя, — сказал Дэвид. — Но лучше убрать Арлекин, иначе остальные сокровища померкнут.

Я все еще продолжала разглядывать камень.

— Твоя жена не хочет упускать его, — подметил Кроиссант.

— Она начинает понимать, что такое опалы. Так, Джессика?

— Я ничего о них не знаю.

Я протянула опал Дэвиду.

— Первый урок вы прекрасно усвоили, — не сдержался Джосс.

Дэвид показал свои находки, а муж объяснял мне качество каждого камня. Потом он посмотрел на часы.

— Пора, иначе мы опоздаем на корабль. Встретимся в Австралии, Дэвид. Думаю, ты скоро вернешься.

— У меня осталась парочка дел. Я приеду на следующем корабле.

Мы попрощались, и экипаж отвез нас в порт.

На море стоял штиль, и мне казалось, что корабль вообще не движется. Мы сидели на палубе с Джоссом, пили прохладительные напитки и много разговаривали. Казалось, что эти безмятежные дни никогда не кончатся. Иногда появлялись дельфины, и летающие рыбы разрезали поверхность океана. Потом альбатрос летел за кораблем три дня, и мы, лежа в шезлонгах, наблюдали за его грацией и силой.

Желание узнать правду об отце постепенно утихло. В душе царил покой, и Джосс его тоже чувствовал.

Все время до захода солнца мы проводили на палубе. Сумерки продолжались несколько минут, а потом наступала ночь. В Англии все по-другому. Здесь душный день кончался внезапно, и палящее солнце опускалось в воду, а потом наступала кромешная темнота.

Заходы солнца представляли великолепное зрелище. Однажды Джосс сказал:

— В этом месте можно увидеть зеленый огонь.

Каждый вечер мы дожидались, что он вот-вот вспыхнет.

— Никаких облаков, море абсолютно спокойно, все должно быть идеально для появления этого чуда.

И я постоянно спрашивала, когда. Но Джосс уверенно отвечал, что этого никто не знает. Можно моргнуть глазом, и никогда не увидеть зеленый огонь.

Он стал фетишем для нас.

— Я видел его только однажды, — признался Мэдден.

Каждый день мы ждали напрасно.

Подплывая к Бомбею, мы стояли на палубе и любовались островками, пальмами и огромными горными вершинами. Это были ворота в Индию.

Мы с Джоссом провели великолепное утро в экзотических окрестностях, любуясь множеством красавиц в ярких сари, негодуя при виде армии нищих, от прикосновения которых я испытывала ужас. Мы подали милостыню, но их собиралось все больше и больше, так что в конце концов пришлось бежать от молящих глаз и протянутых оливковых рук.

Мы наблюдали, как женщины стирают одежду в реке. Но пришлось уехать, так как бродяги окружили нас и здесь. Я не могла выбросить их из головы.

Потом нас отвезли на восточный базар, поразивший обилием товара: прекрасные ковры, изделия из слоновой кости, дерева, меди завораживали каждого.

Один торговец не спускал с меня глаз.

— Подарите даме подарок, чтобы доказать свою любовь.

— Он очень расстроится, если мы не выберем, — прошептал Джосс.

— Посмотрите, леди, этот талисман из слоновой кости приносит счастье и защитит вас от зла.

— Я куплю его мужу, поскольку Зеленый Огонь теперь принадлежит вам. Этот талисман может понадобиться.

— Он частично и ваш. Ладно, покупайте, а я подарю вам красный шелк на платье.

Мы сделали покупки, почти не торгуясь. После этого наши отношения начали меняться.

Когда мы обедали, я поинтересовалась у Джосса, почему он предпочитает держать Дэвида в неведении по поводу Зеленого Огня.

— Об этом камне слишком много говорят, а Кроиссант — болтун. Не хочу, чтобы люди узнали, что опал у нас, пока он не будет в безопасности.

Джосс был прав, и я не спорила с ним.

После трапезы мы посетили башню Раджаба, построенную в четырнадцатом столетии, а потом остановились у Башни Молчания.

— Женщинам сюда вход запрещен, — заявил гид.

— Почему? — спросила я.

Индиец не понял меня, а Джосс ответил:

— Слабый пол.

— Но это абсурд, — горячо возразила я.

И тут же поняла, что Джоссу приятно мое возмущение. Между нами опять возникла напряженность. Мы вернулись к тем отношениям, с которых начинали.

К концу нашего путешествия напряженность возросла еще больше. Джосс часто погружался в свои мысли, и пару раз я замечала на себе его внимательный взгляд.

Вечера мы проводили вместе на палубе, но большей частью молчали.

Все наши разговоры теперь сводились к Бену. Джосс часто цитировал его. Отец действительно оказал на него огромное влияние.

— Как вы думаете, мы когда-нибудь увидим зеленый огонь? — спросила я.

— Возможно. Хотя времени осталось мало. Некоторым людям просто кажется, что они его видели.

— И вам тоже?

— Я — человек практичный и совсем не мечтатель.

— А жаль.

— Зачем отдаваться пустым фантазиям, когда вокруг настоящая жизнь?

— А как насчет воображения?

Джосс опять смеялся надо мной, доказывая, что я молода, неопытна и часто поступаю глупо.

— Некоторые люди заблуждаются, думая, что видели это явление природы.

— Мне это не грозит.

— Посмотрите на солнце, — сказал Джосс. — Оно похоже на опал. Видите, желтый цвет смешан с голубым. Через полчаса солнце сядет. Может, сегодня нам повезет.

Мы продолжали смотреть на воду.

— Посмотрите, как светло! — сказал Джосс. — Можно ослепнуть. Будьте осторожны, мигать нельзя.

Огромный красный шар на горизонте спускался в воду, и когда остался только его ободок, Джосс прошептал:

— Сейчас.

Но вскоре мы оба разочарованно вздохнули. Солнце исчезло, так и не показав нам зеленый огонь.


Глава 4. Павлин | Роковой опал | Глава 6. Сожженная гостиница